||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 марта 2001 года

 

Дело N 26-Г01-3

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Манохиной Г.В.,

    судей                                          Пирожкова В.Н.,

                                                     Еременко Т.И.

 

рассмотрела в судебном заседании от 19 марта 2001 г. дело по кассационным протесту прокурора прокуратуры Республики Ингушетия и жалобе представителя Президента Республики Ингушетия на решение Верховного Суда Республики Ингушетия от 24 ноября 2000 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Пирожкова В.Н., заключение прокурора Прокуратуры РФ Гермашевой М.М., полагавшей решение отменить в части, Судебная коллегия

 

установила:

 

прокурор Республики Ингушетия обратился в суд с заявлением о признании недействующими и не подлежащими применению ч. 5 ст. 2, ч. ч. 2 и 5 ст. 10, ч. ч. 1 и 2 ст. 11 Закона Республики Ингушетия от 4 ноября 1999 г. "О системе органов государственной власти Республики Ингушетия".

Указанным выше решением заявление прокурора удовлетворено в части признания противоречащими федеральному законодательству ч. ч. 1 и 2 ст. 11 Закона Республики "О системе органов государственной власти Республики Ингушетия". В остальной части заявление оставлено без удовлетворения.

В кассационном протесте прокурора ставится вопрос об отмене решения в той части, в которой отказано в удовлетворении заявления, а в кассационной жалобе представителя Президента Республики Ингушетия - в той части, в которой признаны недействующими и не подлежащими применению положения оспариваемого Закона.

Судебная коллегия, проверив материалы дела и обсудив доводы протеста и жалобы, приходит к следующему выводу.

Обращаясь в суд, прокурор ссылался на то, что положения Закона Республики Ингушетия "О системе органов государственной власти Республики Ингушетия", предусматривающие в качестве исполнительных органов государственной власти административно-территориальные единицы, противоречат Федеральному закону "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации".

Суд обоснованно не согласился с заявлением прокурора о признании противоречащими указанному Федеральному закону ч. 5 ст. 2, ч. ч. 2 и 5 ст. 10 оспариваемого Закона Республики Ингушетия.

В соответствии с ч. 2 ст. 11 и ч. 1 ст. 77 Конституции Российской Федерации государственную власть в субъектах Российской Федерации осуществляют образуемые ими органы государственной власти. При этом система органов государственной власти устанавливается ими самостоятельно в соответствии с основами конституционного строя Российской Федерации и общими принципами организации представительных и исполнительных органов государственной власти, установленными федеральным законом. Суд пришел к правильному выводу, что вопрос об установлении общих принципов организации системы органов государственной власти не решен на федеральном уровне, поэтому субъект Российской Федерации вправе сам осуществить правовое регулирование по данному вопросу. Кроме того, Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении по делу по проверке конституционности Закона Удмуртской Республики "О системе органов государственной власти в Удмуртской Республике" от 24 января 1997 г. указал, что система органов государственной власти субъекта Российской Федерации может включать в себя как высшие органы власти, так и территориальные органы, в том числе органы соответствующих административно-территориальных единиц, которые должны входить непосредственно в состав республики. Как следует из дела, административно-территориальные единицы Республики Ингушетии имеют статус республиканского значения (л.д. 32, 33).

Таким образом, протест прокурора об отмене решения в той части, в которой суд отказал в удовлетворении заявленных требований, не подлежит удовлетворению.

В то же время, признавая право на создание в Республике органов соответствующих административно-территориальных единиц, суд без достаточных оснований удовлетворил заявление прокурора в части признания противоречащими федеральному законодательству ч. ч. 1 и 2 ст. 11 Закона Республики "О системе органов государственной власти Республики Ингушетия", предусматривающих наделение этих органов определенными полномочиями.

Принимая такое решение, суд исходил из того, что наделение органов административно-территориальных единиц полномочиями разработки программ социально-экономического развития района, города, разработки, утверждения и исполнения бюджета района, города противоречит ст. 6 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", устанавливающей, что указанные выше полномочия являются исключительной компетенцией местного самоуправления.

Между тем суд не учел, что органы административно-территориальных единиц не являются органами местного самоуправления, а сами территории - муниципальными образованиями.

Поэтому органы соответствующих административно-территориальных единиц могут наделяться полномочиями, необходимыми для осуществления их деятельности.

Территориальные единицы иного уровня Республики Ингушетия, не являющиеся административно-территориальными единицами, могут являться территориями муниципального образования и иметь соответствующие органы местного самоуправления с полномочиями, предусмотренными ст. 6 указанного выше Федерального закона.

При таких обстоятельствах, решение в этой части подлежит отмене.

Учитывая, что допущенная судом первой инстанции ошибка в применении и толковании норм материального права может быть устранена при рассмотрении дела в кассационном порядке, Судебная коллегия полагает возможным вынести новое решение об отказе в удовлетворении заявления в этой части, не передавая дело на новое рассмотрение.

Руководствуясь п. 4 ст. 305 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ

 

определила:

 

отменить решение Верховного Суда Республики Ингушетия от 24 ноября 2000 г. в части признания противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению ч. ч. 1 и 2 ст. 11 Закона Республики Ингушетия "О системе органов государственной власти Республики Ингушетия" и вынести новое решение, которым заявление прокурора Республики Ингушетия в этой части оставить без удовлетворения.

В остальной части решение оставить без изменения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"