||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 марта 2001 г. N 32-о01-1

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кочина В.В.

судей Микрюкова В.В., Шишлянникова В.Ф.

рассмотрела в судебном заседании от 14 марта 2001 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденного К., адвоката Аксенова Ю.Е. на приговор Саратовского областного суда от 25 октября 2000 года, которым:

К., <...>, судимый 20 июля 1995 года по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы, освобожден 20 ноября 1996 года

осужден по ст. 158 ч. 2 п. п. "б", "г" УК РФ к лишению свободы на 4 года 6 месяцев без штрафа; по ст. 161 ч. 2 п. п. "б", "в", "г", "д" УК РФ к лишению свободы на 5 лет без штрафа; по ст. 325 ч. 2 УК РФ к исправительным работам на 1 год с удержанием в доход государства 20% заработка ежемесячно; по ст. 150 ч. 4 УК РФ к лишению свободы на 6 лет; по ст. 167 ч. 2 УК РФ к лишению свободы на 4 года; по ст. 30 ч. 3 - ст. 167 ч. 2 УК РФ к лишению свободы на 3 года, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к лишению свободы на 14 лет с конфискацией имущества; по ст. 105 ч. 2 п. п. "б", "в", "з", "н" УК РФ в виде пожизненного лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно назначено наказание К. по совокупности преступлений в виде пожизненного лишения свободы с конфискацией имущества и отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Он же по ст. ст. 30 ч. 1 - 159 ч. 3 п. "в" и 30 ч. 3 - 105 ч. 2 п. п. "в", "з", "н" УК РФ оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

Постановлено взыскать с К. в пользу А. в счет возмещения ущерба 30 (тридцать) тысяч рублей.

На основании ст. ст. 97, 99 УК РФ назначено К. принудительное лечение от алкоголизма с амбулаторным принудительным наблюдением и лечением у психиатра.

По данному делу осуждена Л., приговор в отношении которой не обжалован и не опротестован.

Заслушав доклад судьи Микрюкова В.В., объяснения К., поддержавшего доводы жалобы, заключение прокурора Ерохина И.И., полагавшего необходимым приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда К. признан виновным в том, что он совершил убийство нескольких лиц, хищение чужого имущества, разбойные нападения, умышленное уничтожение чужого имущества, а также вовлек несовершеннолетнюю Л. в совершение преступления.

Преступления совершены при следующих обстоятельствах.

Осужденный К. в октябре 1999 года проживал вместе со своим отцом, К.Е. в <...>. В конце октября - начале ноября 1999 года между осужденным и К.Е. произошла ссора, во время которой К.Е. решил сообщить органам милиции о преступлениях, совершенных осужденным, после чего вышел из дома и сел в автомашину ВАЗ-21053 государственный номер <...>, которая принадлежала К.Е. и А.

Осужденный К., опасаясь, что отец действительно сообщит в правоохранительные органы о его действиях и желая воспрепятствовать выполнению отцом общественного долга, решил убить К.Е.

С этой целью, осужденный вытащил К.Е. из автомашины и реализуя свой преступный умысел на умышленное убийство, нанес удар ногой в область шеи, чем причинил перелом верхних рогов щитовидного хряща с кровоизлияниями в окружающие мягкие ткани.

От полученного повреждения, относящегося к тяжкому вреду здоровья, К.Е. скончался на месте. Затем К., желая скрыть совершенное убийство, спрятал труп отца в канализационном колодце, расположенном на территории свинофермы недалеко от села Красный Яр Балаковского района.

После совершенного убийства, К. решил тайно похитить автомашину ВАЗ-21053 стоимостью 30 тысяч рублей, так как А. проживала в г. Балаково.

С этой целью К., стоявшую во дворе дома 66 по ул. Победы села Красный Яр автомашину, разобрал на запасные части, которые продал жителям села. Вырученные от продажи деньги К. потратил на собственные нужды, причинив своими действиями А. значительный материальный ущерб.

В один из дней середины декабря 1999 года, находясь на остановке общественного транспорта, расположенной по ул. Титова, у кинотеатра "Космос" в г. Балаково и распивая спиртные напитки, К. познакомился с Г.

По предложению Г., К. согласился продолжить распитие спиртных напитков в кв. <...>, где проживал потерпевший.

Во время распития спиртного Г. лег спать. Оставшись один, К. решил, рассчитывая, что есть в квартире материальные ценности, похитить их.

Однако Г. проснулся и видя действия К., потребовал, чтобы осужденный покинул квартиру.

К., не желая подчиниться требованиям Г., решил потерпевшего убить, после чего совершить хищение материальных ценностей. Выполняя задуманное, К. взял находящуюся в квартире палку и используя ее в качестве оружия, нанес ею Г. несколько ударов в область головы, после чего, доводя свой умысел на умышленное убийство до конца, бельевой веревкой задушил Г.

От полученных тяжких телесных повреждений комбинированной травмы тела с тупой травмой головы и механической асфиксии, Г. скончался. Обыскав квартиру и не обнаружив материальных ценностей, К., похитив связку из двух ключей стоимостью 40 рублей, с места преступления скрылся.

27 января 2000 года К. приехал в с. <...>. В ночное время, находясь около дома <...>, где проживала К.А., К. решил совершить хищение имущества. Реализуя возникший умысел, К. проник через забор во двор дома, где стал искать материальные ценности.

В это время К.А. вышла во двор. К., зная о том, что у К.А. престарелый возраст и что она в силу его находится в беспомощном состоянии, решил напасть на потерпевшую и убив ее, похитить имущество.

Реализуя свой умысел на умышленное убийство, К. взял находившийся во дворе металлический лом и нанес им К.А. несколько ударов в область головы. В результате открытой черепно-мозговой травмы, сопровождавшейся грубым разрушением костей черепа, К.А. скончалась.

Проникнув в дом потерпевшей, К. стал искать материальные ценности. Обнаружив в доме деньги в сумме пяти тысяч и различные продукты питания на сумму 585 рублей, К. похитил их, причинив потерпевшей значительный материальный ущерб. Желая скрыть следы совершенных преступлений, К. решил поджечь дом К.А. стоимостью 16 тысяч рублей, находившуюся там мебель и предметы домашней обстановки стоимостью 1950 рублей, а также личное имущество потерпевшей стоимостью 2 тысячи рублей.

С этой целью К. накидал на пол в доме не представляющие ценности тряпки, и умышленно, желая уничтожить и повредить чужое существо, поджег их. После совершенных преступлений К. скрылся.

Принятыми мерами пожар удалось потушить, а потерпевшей К.А. повреждением имущества был причинен значительный ущерб на сумму 5950 рублей.

10 февраля 2000 года К., находясь в селе <...>, решил совершить хищение чужого имущества. В ночное время, находясь около дома <...> и зная, что там проживает одинокая престарелая женщина, К. решил обманным путем проникнуть в дом, отвлечь внимание хозяйки и тайно похитить деньги.

Реализуя свой умысел, К. приобрел у проживающей в этом доме П. самогон, после чего попросил потерпевшую распить спиртное в ее доме. Получив согласие, К. проник в дом П., где стал распивать спиртное. Затем К., желая отвлечь внимание П., попросил потерпевшую выйти во двор и посмотреть, на месте ли его вещи. Когда П. вышла, К. стал искать деньги.

Возвратившись, П. увидела действия К. и тогда осужденный, не желая прекращать противоправные действия, нанес потерпевшей несколько ударов бутылкой в область головы.

От полученных ударов П. упала и К. подумав, что она умерла, стал обыскивать дом.

Обнаружив деньги в сумме двух тысяч рублей, самогон в количестве 6 литров общей стоимостью 180 рублей и женские сапоги стоимостью 400 рублей, К. похитил их.

Затем К. с целью сокрытия следов преступления решил сжечь принадлежавший П. дом стоимостью 17 тысяч рублей, мебель и предметы домашней обстановки стоимостью 2 тысячи рублей, а также личное имущество стоимостью 2 тысячи рублей. Разлив самогон на пол дома, К. поджег его, после чего скрылся с места совершения преступлений.

Однако принятыми мерами пожар удалось потушить, но действиями К. потерпевшей был причинен материальный ущерб на сумму две тысячи рублей, причинивший потерпевшей значительный ущерб.

Находясь в селе <...>, К. решил совершить разбойное нападение и убийство потерпевшей Ш., которая проживала в доме <...>.

С этой целью К. в ночь на 25 февраля 2000 года пришел к указанному дому и разбив окно в пристройке дома, незаконно проник в жилое помещение. Реализуя преступный умысел, К. напал на престарелую Ш. Свалив потерпевшую на пол, К. накинул на шею Ш. взятый тут же капроновый чулок и удушил потерпевшую. При этом К., упираясь коленом в грудь Ш., причинил ей переломы ребер по среднеключичной и околопозвоночной линиям. От полученной механической асфиксии Ш. скончалась.

Обнаружив в доме деньги в сумме 450 рублей, два комплекта постельного белья общей стоимостью 100 рублей, два покрывала общей стоимостью 100 рублей, паспорт серии <...>, сберегательную книжку серии <...>, оба документа на имя Ш., К. с места совершения преступлений скрылся.

В феврале 2000 года К., находясь в квартире К.У. вместе с Л., установил, что потерпевшая проживает одна и у нее имеются значительные материальные ценности. После этого К. решил напасть на К.У. и причинив ей смерть, похитить имущество.

Зная, что К.У. не впускает посторонних лиц в квартиру, К. решил привлечь к совершению преступления свою сожительницу Л., используя в своих целях ее несовершеннолетний возраст и состояние беременности.

Достоверно зная, что Л. является несовершеннолетней, К. предложил ей совместно с ним совершить нападение на К.У. и, убив ее, завладеть принадлежащим той имуществом.

Л. с предложенным планом нападения на К.У. согласилась.

28 февраля 2000 года около 19 часов К. и Л. пришли к квартире <...>, где проживала К.У.

Л., выполняя отведенную ей роль, постучала в дверь и попросила их впустить в квартиру. К.У., введенная в заблуждение Л. относительно цели прихода, впустила К. и Л. в квартиру.

По предложению К., он и К.У. стали распивать спиртные напитки, а Л. смотрела телевизор.

Распив спиртное, К., выполняя задуманное, взял сковородку и используя ее в качестве оружия, нанес К.У. несколько ударов по голове. Затем К. связал потерпевшей чулком ноги и руки, подавляя таким образом возможное сопротивление. Попросив у Л. шарф и выпроводив Л. за автомашиной, К., желая лишить жизни К.У., набросил шарф на шею потерпевшей, затянул его. От полученной механической асфиксии К.У. скончалась.

Спрятав К.У. в санузел, К. похитил материальных ценностей на общую сумму 29 тысяч 220 рублей.

В кассационных жалобах:

осужденный К., выражая свое несогласие с приговором, указывает, что он убийства не совершал, в ходе предварительного следствия себя оговорил под физическим и моральным воздействием работников милиции. Все его явки с повинной написаны задним числом в августе 2000 года. В своей жалобе осужденный ставит под сомнение, что обнаруженный в люке труп, является его отцом. Считает, что в указанное в обвинении время, он вместе с отцом находился в другом месте.

Указанный в приговоре мотив убийства отца то, что отец собирался сообщить в милицию о совершенных им кражах, по мнению осужденного несостоятелен, так как он в тот период никаких краж не совершал, о чем подтвердил в суде участковый К.Л. Автомобиль не похищал, а разобрал и продал его с ведома отца. А. не считает владельцем автомобиля, так как она его не покупала.

В день совершения убийства Г. он находился в Красном Яре Балаковского района, данный факт подтвердили в суде К.Л. и Ш.И., и мог подтвердить оперативник Ч., однако его ходатайство о вызове в суд данного свидетеля, а также М.А. было отклонено.

К.А. не мог убить, так как в этот день совершил кражу в Вольске, К.А. убили братья М. Считает, что Л. дала ложные показания. В суд не были вызваны Б., А. и К.В.

Показания Л. о том, что сапоги принес в феврале 2000 года ложные, так как он данные сапоги подарил Л. в августе 1999 года на день рождения, и это могли подтвердить Г.О., К.М., Р.

Также в жалобе осужденный отмечает, что Ш. не убивал, покрывало, отрез материи дал ему П.А.

24 февраля 2000 года он вместе с Г.А. пили пиво. В показаниях Р.А. имеются противоречия.

Указывает в жалобе на то, что К.У. убила Л. Ознакомление с материалами дела проходило в отсутствие адвоката.

Защитник адвокат Аксенов Ю.Е. просит приговор суда отменить, дело направить на новое расследование, поскольку суд в основу приговора положил признательные показания К. данные им в ходе предварительного расследования, от которых он в суде отказался. В ходе судебного следствия проверка его доводов о невиновности проводилась чисто формально или не проводилась совсем. В частности, к показаниям оперативных работников, отрицавших какое-либо воздействие на К., следовало отнестись с большой осторожностью, сопоставив их с материалами дела.

Также формально и поверхностно проверено заявление К. о том, что явки с повинной написаны им не в марте, а в августе 2000 г., то есть после того, как указанные преступления были выявлены. Не исследован вопрос о том, насколько возможно доверять показаниям Л.

По мнению адвоката доводы К. о невиновности его в совершении убийства своего отца проверены недостаточно полно.

Адвокат, указывая на недоказанность мотива убийства, приводит в жалобе ссылку на то, что суд, указал в приговоре, что эти кражи совершены К. в селе Красный Яр. При этом адвокат отмечает, что краж, совершенных в селе Красный Яр, не установлено.

По эпизоду убийства Г. суд оставил без внимания утверждение К. о наличии у него алиби на то время, когда Г. был убит.

По эпизоду убийства К.А. С., по мнению адвоката, невиновность К. подтверждается показаниями Ш.Е.

По этому эпизоду убийства Ш. доводы К. о его непричастности к убийству проверены неполно. Согласно материалам дела Ш. была убита 24 февраля 2000 г. В судебном заседании К. пояснил, что вещи Ш., обнаруженные у него, он приобрел 22 февраля 2000 г. у П.А. По его мнению, это свидетельствует о совершении кражи у Ш. другими лицами в то время, когда она была еще жива.

По эпизоду убийства К.У. в основу приговора положены показания К., данные им предварительном следствии, а также пояснения Л. При этом пояснения К., данные им в судебном заседании, были необоснованно отвергнуты судом. По мнению адвоката судом не было принято во внимание, что события, описанные К., объективно подтверждаются протоколом осмотра места происшествия и другими доказательствами, собранными по этому эпизоду.

В возражениях потерпевшая Ш. просит жалобы оставить без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Проверив материалы дела, доводы кассационных жалоб, судебная коллегия считает приговор суда законным, а выводы суда о виновности осужденного К. основанными на доказательствах, всесторонне и полно исследованных и получивших соответствующую оценку в приговоре, а именно: показаниях потерпевших, свидетелей, осужденных К. и Л., протоколах осмотров мест происшествий, заключениях судебно-медицинских экспертиз, протоколов обысков и других доказательствах.

Все фактические обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела, органами следствия и судом были исследованы с надлежащей полнотой, они получили оценку в приговоре в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Доводы жалоб о том, что в ходе предварительного следствия нарушались права К. не состоятельны. Так в судебном заседании проверялся довод К. о том, что он себя оговорил под физическим и моральным воздействием работников милиции не нашел своего подтверждения. Из дела видно, что осужденный давал показания, в которых признавал свою вину по всем эпизодам убийств, в присутствии адвоката, который был допущен с момента задержания К., ему разъяснялось предусмотренное ст. 51 Конституции РФ право не свидетельствовать против самого себя. Каких-либо данных, свидетельствующих о применении к К. недозволенных методов ведения следствия, не имеется. При таких обстоятельствах суд обоснованно признал протоколы допросов и явки с повинной К. допустимыми доказательствами, что тем самым опровергает доводы кассационных жалоб осужденного о нарушении следствием уголовно-процессуального закона.

В судебном заседании проверялась законность получения явок и нарушений процессуального закона не установлена.

Не усматривается нарушений закона и при выполнении следствием требований ст. ст. 201 - 203 УПК РСФСР. Как видно из протокола предъявления обвиняемому материалов дела К. знакомился с делом совместно с адвокатом (т. 7 л.д. 15).

Доводы жалоб о том, что осужденный К. не совершал убийства своего отца, являются несостоятельными и опровергаются материалами дела.

Из показаний К., данных им в ходе предварительного следствия и оглашенных в судебном заседании в порядке ст. 281 УПК РСФСР следует, что он убил своего отца за то, что тот пообещал сообщить в милицию о том, что им совершаются кражи.

При проведении осмотра места происшествия, К. рассказал, как убил своего отца, как спрятал труп в канализационном колодце заброшенной свинофермы с. Красный Яр и что приезжал через некоторое время туда вновь, чтобы передвинуть труп дальше в люк. (т. 6 л.д. 12).

Факт совершения убийства К.Е., причину таких действий, место сокрытия трупа, К. описал в явке с повинной (т. 4 л.д. 1).

Объективно показания К. подтверждаются исследованными в суде доказательствами показаниями свидетеля К.Л., протоколом осмотра места происшествия, заключением эксперта.

Свидетель К.Л. пояснил, что в марте 2000 года по указанию прокуратуры осматривал заброшенную свиноферму в с. Красный Яр. Осмотр велся по территории, где были кучи различных отходов, но обнаружить ничего не удалось. Через некоторое время труп К.Е. был обнаружен в заброшенном канализационном колодце. Он видел труп мужчины, который как бы был отодвинут от центра. У него создалось впечатление, что это было сделано для того, чтобы труп сразу нельзя было обнаружить. Также ему стало известно, что своего отца убил К.

Нельзя согласится с доводом жалоб о том, что в суде не установлен способ убийства К.Е. и в показаниях К. в качестве обвиняемого и в ходе следственного эксперимента имеются противоречия о способе нанесения удара.

Как видно из протоколов допроса и следственного эксперимента с участием К., последний рассказывал, как и из какого положения наносил удар потерпевшему, а на следственном эксперименте "манекен был положен на пол в связи с тем, что по пояснению К., если он ударит его так, как ударил своего отца, тот разлетится вдребезги. На манекене обвиняемый К. показал область нанесения им удара" (т. 4 л.д. 39).

Судебно-медицинский эксперт по локализации и механизму образования телесных повреждений, имеющихся на теле трупа К.Е., и показаний осужденного К. указал на то, что они могли возникнуть при обстоятельствах, указанных К. (т. 4 л.д. 18).

Утверждения в кассационных жалобах о том, что обнаруженный в люке труп не является К.Е., опровергаются показаниями свидетеля А. опознавшей в трупе мужчины, обнаруженном в канализационном колодце свинофермы срасный Яр, К.Е., с которым до случившегося длительное время проживала.

У суда не было оснований сомневаться в правдивости показаний А.

Проанализировав доказательства, суд пришел к выводу, что К. лишил жизни своего отца К.Е.

Также суд дал оценку показаниям К. данных им ходе предварительного следствия и в судебном заседании и почему в основу приговора были положены показания, данные К. на следствии. Этот вывод суда основан именно на детальных показаниях К., которые нашли свое подтверждение не только в показаниях свидетелей, но и подтверждены и объективными доказательствами, исследованными в суде.

Также этот вывод суд обосновал еще и тем, что только после того как К. рассказал органам следствия об убийстве отца и куда его спрятал, был обнаружен труп К.Е., о местонахождении которого мог знать только человек, которым было совершено преступление.

Как видно из материалов дела явка с повинной о совершении убийства своего отца сделана осужденным 14 марта 2000 года (т. 4 л.д. 1).

15 марта 2000 года допрошенный в присутствии адвоката К. дал пояснения об обстоятельствах убийства отца и куда спрятал труп (т. 4 л.д. 2 - 3).

Согласно протоколу осмотра места происшествия труп обнаружен в канализационном колодце свинофермы 18 марта 2000 года (т. 4 л.д. 4 - 6).

При таких обстоятельствах довод жалобы осужденного о том, что он явку писал задним числом со слов работников милиции, следует признать несостоятельным.

Судебная коллегия считает, что в судебном заседании нашел свое подтверждение квалифицирующий признак - "убийство лица, в связи с выполнением данным лицом общественного долга". Обосновывая мотив убийства суд сослался в приговоре на приобщенную к настоящему делу копию обвинительного заключения, из которой следует, что К. в августе и октябре 1999 года было совершено несколько краж чужого имущества в с. Широкий Буерак Вольского района Саратовской области, то есть, в то же время, когда К. проживали в с. Красный Яр.

С учетом изложенного нельзя согласиться с доводом жалобы адвоката о том, что в приговоре указано на совершение К. краж в селе Красный Яр.

Как следует из протокола судебного заседания в судебном заседании К. не заявлял ходатайства о вызове в суд в качестве свидетеля Г.Л.

Довод жалоб о том, что А. не являлась владельцем автомобиля, не состоятелен, поскольку согласно представленным ГИБДД УВД г. Балаково и Балаковского района документам, автомашина ВАЗ-21053 государственный номер <...>, выпуска 1991 года принадлежит А. (т. 4 л.д. 70, 75).

Как пояснила А. в суде, она длительное время проживала с К.Е. На совместно нажитые деньги они в 1991 году купили автомашину ВАЗ-21053, государственный номер <...>.

Из показаний осужденной Л. следует, что К.Е. куда-то исчез, после чего ее сожитель, К., стал продавать машину по запчастям жителям срасный Яр.

Довод жалоб о том, что в день совершения убийства Г. он находился в Красном Яре Балаковского района и не мог совершить преступления в г. Балаково, опровергается материалами дела.

Согласно показаний К.Л., на которого ссылаются осужденный и его защитник, он задерживал К. около 12 часов 18 декабря 1999 года по подозрению в краже мяса в ночь с 17 на 18 декабря, отправил его в отдел и в этот же вечер К. был отпущен. От Красного Яра до г. Балаково ехать минут 15 (л.д. 87 - 88 т. 8).

Таким образом, показания К.Л. никак не подтверждают заявленное осужденным алиби.

О том, что К. задерживали по подозрению в краже коровы и в тот же вечер он был отпущен пояснял в суде свидетель К.В. (т. 8 л.д. 99).

Из показаний К., данных им на предварительном следствии в присутствии адвоката и оглашенных в судебном заседании, следует, что в середине декабря 1999 года, примерно 17 числа, около 14 часов, он находился на остановке общественного транспорта, расположенной у кинотеатра "Космос". Он стоял у ларька и пил пиво. К нему подошел пожилой мужчина лет 60, которого он раньше не знал. Они познакомились и он угостил его пивом. Они попили пиво и решили продолжить распитие спиртного в доме у мужчины. По дороге купили самогона. Дом, в котором живет мужчина, находится на ул. Титова, а квартира расположена на третьем этаже, на лестничной клетке направо. Квартира однокомнатная, с совмещенным санузлом. В квартире различная мебель и много различного бытового мусора. На кухне они выпили и мужчина пошел спать. Когда ему показалось, что мужчина заснул, он решил полазить по квартире. Однако мужчина проснулся и набросился на него. Он решил убить мужчину. Взяв деревянную палку, которая лежала в бытовом мусоре, и нанес ею несколько ударов мужчине по голове. После ударов мужчина упал на живот. Он взял из кучи мусора длинную бельевую веревку, набросил ее мужчине на шею, завязал ее и стал душить. Душил недолго и делал это для того, чтобы что-нибудь похитить. Так как мужчина признаков жизни не подавал, то он понял, что тот мертв. В квартире он ничего не нашел и решил зайти в квартиру еще раз, забрать телевизор. В этот раз он этого сделать не мог, так как на лестничной площадке кто-то ходил. Забрав палку, закрыв дверь на замок, вышел из квартиры. Палку выбросил около дома. Через несколько дней вновь вернулся в эту квартиру за телевизором, однако вновь его не взял, так как по подъезду ходили люди. Он включил газовые конфорки и ушел. Ключи выкинул в урну около кинотеатра "Космос". (т. 3 л.д. 165, т. 4. л.д. 196, 200, 202).

Изложенные показания К. полностью подтвердил при производстве осмотра места происшествия с его участием и при следственном эксперименте, где К. показал механизм нанесения телесных повреждений Г., а также при производстве осмотра места происшествия, совместно проведенного с К. и М.К. (т. 6 л.д. 12, т. 4 л.д. 230, 204).

Показания К. объективно подтверждаются показаниями свидетелей М.К., А.В. протоколом осмотра места преступления об обстановке места в квартире, заключением судебно-медицинской экспертизы о механизме причинения телесных повреждений, обнаруженных у потерпевшего Г.

Свидетель М.К. подтвердил в суде, что К. давал показания на месте совершения преступления добровольно, рассказывал и показывал, как он совершил убийство Г. Никто его действиями не руководил (т. 8 л.д. 39).

Потерпевшая М.К. в судебном заседании не давала показаний о том, что К. в ходе следственного эксперимента путался в обстановке, как об этом утверждается в жалобе К.

Довод осужденного о том, что К.А. не мог убить, так как в этот день совершил кражу в Вольске, К.А. убили братья М. в судебном заседании проверялся и он не нашел своего подтверждения.

Как установлено судом разбойное нападение на К.А., ее убийство и поджог дома были совершены в ночь с 27 на 28 января 2000 года, а как пояснил Б. в суде, у него кража была совершена до того, как была убита К.А. Кроме того, Б. пояснил, что где-то в 3 - 5 часу ночи, 28 января к нему пришел К. и предложил выпить, утверждал, что у него много денег. При этом К. вытащил из кармана пачку денег и показал ему. Он с К. спиртное пить отказался и тот ушел. В ту ночь прошел снег. Утром, когда вышел на улицу, то обнаружил следы обуви на месте, где стоял К. Когда ему стало известно об убийстве К.А., то он пошел посмотреть, что произошло. У дома К.А. он обнаружил следы обуви, которые были похожи на те, которые были оставлены К. около его дома.

О причастно К. к убийству К.А. поясняла в суде осужденная Л., из показаний которой следует, что в конце января 2000 года она и К. жили в г. Балаково у Ш.Е. 28 января 2000 года рано утром из с. Широкий Буерак приехал К. и у него она видела следы крови на рукавах одежды. На ее вопрос К. ответил, что в селе убил К.А. При этом он рассказал ей, что, когда обыскивал сарай, залаяла собака, на шум которой вышла К.А. Она его заметила и он металлическим прутком несколько раз ударил К.А. по голове.

Оснований для оговора К. со стороны Л. суд не установил.

Согласно показаниям свидетеля Ш.Е. в конце января 2000 года в его доме проживали К. и Л. Однажды К. дома не ночевал, а когда утром вернулся, то привез на санках с собой мешок, в котором был картофель, лук, мясо, консервы. Также Ш.Е. пояснял, что К. еще и совместно с Валерой приносил продукты.

Потерпевшая С. пояснила, что при осмотре дома К.А., она обнаружила пропажу девяти килограммов мяса говядины, пяти банок сгущенного молока, двух банок рыбных консервов, одного килограмма сала, килограмма сливочного масла, пяти килограммов макаронных изделий, трех килограмм сахара, десяти килограммов картофеля, килограмма лука. Из ящика комода пропало пять тысяч рублей.

В судебном заседании также проверялся довод К. о причастности к убийству К.А. других лиц и он не нашел своего подтверждения.

После допроса братьев М. К. заявил, что они убийство не совершали.

Доводы жалобы осужденного о том, что он у П. не похищал сапоги, а подарил их Л. в августе 1999 года, являются несостоятельными и опровергаются показаниями Л., пояснившей, что К. приносил сапоги коричневого цвета в феврале 2000 года, протоколом обыска и изъятия сапог коричневого цвета, протоколом опознания сапог потерпевшей С.Т.

В судебном заседании осужденный не заявлял о том, что Г.О., К.М., Р. могли подтвердить о совершенном им подарке сапог в августе 1999 года на день рождения Л. и не ходатайствовал о допросе этих лиц.

В ходе предварительного следствия при допросах в качестве обвиняемого, при осмотре места происшествия и проведения следственного эксперимента, К. рассказал и показал, каким образом он проник в дом потерпевшей, механизм причинения телесных повреждений П., как похитил деньги, а также, как был совершен поджог (т. 6 л.д. 12, т. 3 л.д. 163, 165, 173, 175, 178).

Объективно показания К. подтверждаются протоколом осмотра места преступления об обстановке места в квартире, заключением судебно-медицинской экспертизы о механизме причинения телесных повреждений, обнаруженных у потерпевшей П., заключением пожарно-технической экспертизы об очаге пожара.

Довод жалобы осужденного о том, что Ш. не убивал, покрывало, отрез материи дал ему П.А. опровергаются показаниями осужденной Л., пояснившей, что 25 февраля 2000 года К. пришел домой днем и рассказал, что в ночь с 24 на 25 февраля 2000 года в с. Широкий Буерак убил Ш., показаниями свидетеля П.А., пояснившего, что подобного преступления не совершал и с К. познакомился находясь под стражей за преступление, связанное с наркотиками, только после 26 апреля 2000 года, а потому никакого пакета не мог передать К.

При проведении обыска, по месту фактического проживания К. в кв. <...> были обнаружены и изъяты два покрывала, (т. 2 л.д. 119).

Потерпевший Ш.А. опознал два покрывала, которые были похищены из дома матери (т. 3 л.д. 116).

Свидетель Р.А. подтвердила, что К. приносил к ней вещи, видела у К. паспорт и сберкнижку. При производстве обыска в доме Р.А. были обнаружены и изъяты паспорт и сберегательная книжка на имя Ш. (т. 1 л.д. 166).

При производстве осмотра места происшествия был изъят резиновый сапог с отпечатком следа обуви, который был осмотрен и приобщен к материалам дела (т. 3 л.д. 28, 46).

Согласно протокола обыска в кв. <...> были обнаружены и изъяты зимние мужские ботинки из кожзаменителя с искусственным мехом (т. 2 л.д. 120).

Как следует из заключения экспертизы, след каблучной части обуви на левой стороне голенища резинового сапога, мог быть оставлен каблуком как левого, так и правого мужских зимних ботинок, принадлежащих К. (т. 3 л.д. 79).

В ходе предварительного следствия К. признавал убийство Ш. и похищение двух комплектов белья, двух покрывал, паспорта и сберегательной книжки (т. 3 л.д. 97, 99, т. 6 л.д. 12, т. 3 л.д. 101).

Как следует из заключения судебно-медицинской экспертизы, весь комплекс телесных повреждений, обнаруженных на трупе Ш., мог образоваться при обстоятельствах, указанных К. (т. 3 л.д. 33).

Как видно из протокола судебного заседания в показаниях Г.А. не имеется сведений, оправдывающих К.

В показаниях Р.А. не имеется существенных противоречий.

Нельзя также согласиться с доводом жалобы осужденного о том, что он не совершал убийства К.У.

Из оглашенных в судебном заседании показаний К., данных им в ходе следствия следует, что после нанесения ударов сковородой в область головы К.У., К. положил потерпевшую на кровать, а сам стал собирать интересующие его вещи. Когда он взял с серванта видеоплеер, К.А. пришла в себя и стала на него кричать и говорить, что вызовет милицию. Тогда он решил К.У. убить, так как она мешала ему совершить хищение. С этой целью он взял со шкафа в прихожей кусок материи, похожий на капроновый чулок и подойдя к К.У. накинул его на шею и стал душить. К.У. немного подергалась в конвульсиях, а затем потеряла сознание и скончалась (т. 1 л.д. 214 - 230).

В судебном заседании К. не отрицал факт нанесения им нескольких ударов сковородкой по голове К.У. и та, ударившись головой о кровать, умерла. Петлю на шею одел уже мертвой потерпевшей.

Суд не согласился с доводом К. о том, что смерть К.У. наступила по неосторожности, и расценил его как способ защиты, избранный с целью придать своим действиям характер менее тяжких и добиться смягчения наказания.

Исследованными в суде доказательствами и приведенными в приговоре, вина К. в совершении умышленного убийства К.У. доказана.

Заключением судебно-медицинской экспертизы установлено, что смерть К.У. наступила от механической асфиксии в результате удавления органов шеи петлей, на что указывает наличие одиночной, неравномерно выраженной горизонтальной, равномерно вдавленной странгуляционной борозды на шее, множественные кровоизлияния в мягкие ткани шеи, перелом правого рожка подъязычной кости, переломы рожков щитовидного хряща, острая эмфизема легких. Кроме того, были обнаружены множественные кровоизлияния в мягкие ткани головы с внутренней стороны в теменной левой височной и затылочной областях, не повлекших за собой причинения вреда здоровью. Данные телесные повреждения могли образоваться при ударах представленной сковородой по голове (т. 1 л.д. 91, 100).

Из показаний осужденной Л. следует, что К. предлагая ей совершить хищение у К.У., сказал, что задушит потерпевшую, а Л. ему нужна будет для того, чтобы потерпевшая впустила их в квартиру, а потом вызвать такси для перевозки похищенного. К. сначала бил сковородкой по голове потерпевшей, а потом ее задушил.

Оценив показания К. на предварительном следствии, показания Л., заключение экспертизы суд обоснованно признал, что смерть К.У. наступила от удушения, а не при тех обстоятельствах, о которых дал показания К. в судебной заседании.

Ссылки жалоб на неполноту судебного разбирательства несостоятельны, поскольку показания свидетелей, не явившихся в суд, не могли существенно повлиять на исход настоящего дела.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалобы адвоката об одностороннем разбирательстве дела и оценке доказательств судом.

Как видно из материалов дела все доказательства по делу судом были исследованы и им дана надлежащая оценка.

Выводы о доказанности вины К. в совершении преступлений, за которые он осужден, соответствуют материалам делам, исследованным в суде.

Судом также выяснены причины изменения осужденным в процессе суда своих показаний, все его показания должным образом оценены и приведены мотивы, по которым одни показания суд отверг, а другие признал достоверными.

Доказательства, положенные в основу осуждения К. собраны с соблюдением требований ст. 69 и ст. 70 УПК РСФСР и сомнений в их достоверности не вызывает.

В судебном заседании исследовалось и психическое состояние К.

Согласно заключению судебно-психиатрической экспертизы К., период инкриминируемых ему деяний осознавал фактический характер и социальную опасность своих действий и руководил ими. Не доверять данному заключению у суда не было оснований, К. обоснованно признан вменяемым.

Что касается доводов жалоб осужденного и его защитника о ненадлежащем исследовании психического состояния осужденной Л., то с ними согласиться нельзя. Как видно из материалов дела на предварительном следствии и в суде было исследовано психическое состояние Л., вопрос о ее отставании в психическом развитии не исследовался. В судебном заседании ходатайство защиты о направлении Л. на психологическую экспертизу по данным основаниям было отклонено.

Действиям осужденного дана правильная юридическая оценка.

Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, является справедливым и смягчению не подлежит.

При назначении К. наказания, суд учитывал характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности виновного, все обстоятельства дела, влияние наказания на исправление осужденного.

Назначенное К. наказание не является чрезмерно суровым, оно справедливое и не подлежит смягчению.

Суд принял в качестве смягчающего К. наказания обстоятельства явку с повинной.

Также учтены были судом и удовлетворительные характеристики К. по месту жительства и учебы.

Отягчающими обстоятельствами К. признаны неоднократность преступлений и рецидив преступлений.

Суд, принимая решение о необходимости назначения К. наказания в виде пожизненного лишения свободы, принял во внимание, что К. совершил преступления, которые в соответствии с ч. 5 ст. 15 УК РФ относятся к категории особо тяжких, убийство пяти лиц при отягчающих обстоятельствах, что свидетельствует об исключительной опасности осужденного для общества.

Оснований для смягчения наказания осужденному К. судебная коллегия не усматривает.

Судебная коллегия находит несостоятельными утверждения осужденного К. о неправильном назначении ему принудительных мер медицинского характера. Заключением судебно-психиатрической экспертизы установлено наличие у К. признаков хронического алкоголизма, он нуждается в принудительном лечении и противопоказаний не имеет.

Сам осужденный в суде пояснял, что после освобождения из мест лишения свободы жена его выгнала, он жил в красном уголке, стал пить.

Суд обоснованно назначил К. принудительное лечение от хронического алкоголизма.

Гражданский иск потерпевшей А. разрешен правильно, исходя из его требований и обстоятельств, установленных судом.

Нарушений процессуальных норм, влекущих отмену приговора, органами следствия и судом не допущено.

Таким образом, доводы жалоб являются несостоятельными.

Руководствуясь ст. ст. 332, 339, 351 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Саратовского областного суда от 25 октября 2000 года в отношении К. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"