||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 марта 2001 года

 

Дело N 46-Г01-4

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                            Кнышева В.П.,

    судей                                           Горохова Б.А.,

                                                         Кебы Ю.Г.

 

рассмотрела в судебном заседании от 13 марта 2001 г. по кассационной жалобе М. на решение Самарского областного суда от 7 декабря 2000 г. дело по жалобе М. на действия и на решение окружной избирательной комиссии по выборам депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по Промышленному одномандатному избирательному округу N 152 об утверждении итогов выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, состоявшихся 19 декабря 1999 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А., объяснения представителей заявителя М. Т. (доверенность от 06.03.2001 N 988) и Д. (доверенность от 06.03.2001 N 985), представителя Самарской областной и окружной избирательных комиссий адвоката Коробейникова В.Л., представителя Самарской областной избирательной комиссии С. (доверенность от 05.10.2000 N 831-01/26), представителя Л. П. (доверенность от 17.07.2000 N 2Д-132), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

28 октября 1999 г. окружной избирательной комиссией по выборам депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по Промышленному одномандатному избирательному округу N 152 М. был зарегистрирован кандидатом в депутаты.

Решением этой же избирательной комиссии от 15 декабря 1999 г. регистрация М. кандидатом в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации была отменена на основании п. 1 ст. 64 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и пп. "и" п. 3 ст. 91 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации".

М. обжаловал указанное решение окружной избирательной комиссии по выборам депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по Промышленному одномандатному избирательному округу N 152 от 15 декабря 1999 г. в суд.

Вступившим в законную силу решением Самарского областного суда от 12 апреля 2000 г. жалоба М. была удовлетворена, обжалуемое заявителем решение окружной избирательной комиссии было отменено.

Ссылаясь на то, что отмененным судом решением окружной избирательной комиссии он незаконно был лишен возможности участвовать в состоявшихся 19 декабря 1999 г. выборах в качестве кандидата в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, М. обратился в суд с жалобой на действия и на решение окружной избирательной комиссии по выборам депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по Промышленному одномандатному избирательному округу N 152 об утверждении итогов выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, состоявшихся 19 декабря 1999 г. Заявитель ссылался на то, что по проводившимся до выборов опросам общественного мнения он лидировал в предвыборной гонке, исключение его фамилии из бюллетеней для голосования не только было неожиданностью для избирателей в день голосования, но должно рассматриваться как достаточное основание для признания недействительными всех бюллетеней для голосования, выданных избирателям на выборах. Действия окружной избирательной комиссии грубо нарушили его субъективное право быть избранным в орган государственной власти и не позволяют с достоверностью определить волеизъявление избирателей на выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по Промышленному одномандатному избирательному округу N 152.

Решением Самарского областного суда от 5 июля 2000 г. жалоба М. была удовлетворена: суд принял решение о восстановлении нарушенного права заявителя путем отмены решения окружной избирательной комиссии об утверждении итогов голосования и подведения итогов выборов.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 28 августа 2000 г. решение Самарского областного суда от 5 июля 2000 г. было отменено по мотивам нарушения судом норм материального и процессуального права.

После нового рассмотрения дела решением Самарского областного суда от 7 декабря 2000 г. жалоба М. была оставлена без удовлетворения.

В кассационной жалобе М. поставлен вопрос об отмене решения как вынесенного с нарушением норм материального и процессуального права.

Проверив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации оснований для отмены решения суда по доводам кассационной жалобы не усматривает.

Судом установлено, что 19 декабря 1999 г. в голосовании по выборам депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по Промышленному одномандатному избирательному округу N 152 приняли участие около 60% избирателей, в связи с чем вопрос о признании выборов несостоявшимися участвующими по данному делу лицами не поднимался. Не оспаривались в рамках данного дела и результаты голосования на выборах 19 декабря 1999 г. Из 297150 избирателей, принявших участие в голосовании, 83707, или 28,7%, отдали свои голоса за Л., набравшую наибольшее количество голосов по данному избирательному округу; против всех кандидатов проголосовали 78463, или 26,41% избирателей; 9893 бюллетеня признаны недействительными.

В соответствии со ст. 58 Федерального закона от 19 сентября 1997 года N 124-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и ст. 79 Федерального закона от 24 июня 1999 года N 121-ФЗ "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" указанные данные о голосовании являлись достаточным основанием для принятия избирательной комиссией решения о признании выборов состоявшимися и для определения их итогов.

Отказывая в удовлетворении заявленных по данному делу требований, суд правильно признал необоснованным довод заявителя М. о том, что незаконное исключение его фамилии из избирательных бюллетеней само по себе является достаточным основанием для признания выборов недействительными.

В соответствии со ст. 64 Федерального закона от 19 сентября 1997 года N 124-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и ст. 92 Федерального закона от 24 июня 1999 года N 121-ФЗ "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" одно лишь установление факта нарушения законодательства о выборах на любой их стадии не является достаточным основанием для признания этих выборов недействительными. Необходимым условием для признания выборов недействительными в судебном порядке является установление невозможности с достоверностью определить волеизъявление избирателей на состоявшихся выборах в результате допущенных нарушений.

Из показаний допрошенных судом свидетелей усматривается, что существенных нарушений законодательства о выборах при голосовании и при подведении итогов голосования на избирательных участках допущено не было; голосование было организовано в соответствии с требованиями федерального законодательства о выборах, каждому было обеспечено право свободно определить свое волеизъявление.

Доводы заявителя о том, что исключение его фамилии из бюллетеней для голосования привело к нарушению прав избирателей, которые не смогли правильно определиться в том, как им следует поступить в этой ситуации, и в результате многие отказывались от голосования, другие ставили отметку напротив вычеркнутой фамилии заявителя или опускали бюллетени в урны незаполненными, что повлекло за собой признание таких бюллетеней недействительными, правильно оценены судом как не являющиеся достаточным основанием для признания выборов недействительными.

Суд исследовал большинство признанных недействительными бюллетеней. При этом бюллетеней с отметкой против фамилии М. было выявлено незначительное количество, что даже при признании таких бюллетеней действительными на итоги голосования избирателей за Л. повлиять не могло. Недостаточно их количества и для признания выборов несостоявшимися при присоединении этих бюллетеней к 78463 голосам "против всех кандидатов".

Ссылка М. на то, что многие избиратели хотели голосовать за него, но не смогли этого сделать, в результате чего от голосования отказались, свидетельствует не о недостоверности волеизъявления избирателей, принявших участие в голосовании, а о волеизъявлении избирателей, занявших на выборах пассивную позицию. Такая пассивность избирателей также является волеизъявлением и должна была быть учтена при признании выборов состоявшимися или несостоявшимися, но не при подведении итогов голосования.

Доводы М. о том, что не принявшие участие в выборах избиратели, а также избиратели, голосовавшие против всех кандидатов, имели намерение голосовать именно за него, достоверными доказательствами не подтверждены, являются предположительными и в основу решения суда о признании выборов недействительными положены быть не могли.

Ссылки заявителя на частные мнения допрошенных по данному делу свидетелей и на результаты опросов общественного мнения в ходе предвыборной агитации о рейтингах тех или иных кандидатов до проведения голосования убедительными быть признаны не могут, поскольку доказательственного значения по гражданскому делу такого рода сведения вне связи с конкретными результатами голосования избирателей на выборах иметь не могут.

В деле имеются данные о том, что по результатам опроса общественного мнения в то время, когда регистрация М. кандидатом в депутаты отменена не была, против всех кандидатов собирались голосовать более 20% избирателей (л.д. 96, 103). При таких условиях отнесение всех избирателей, голосовавших против всех кандидатов, к сторонникам заявителя правомерным быть признано не может.

Довод заявителя о том, что все выданные в день голосования бюллетени с вычеркнутой фамилией М. должны быть признаны недействительными, поскольку сама отмена его регистрации кандидатом в депутаты была незаконной, правильно был признан судом необоснованным. На день проведения голосования имелось решение избирательной комиссии об отмене регистрации М. кандидатом в депутаты. В соответствии с п. 20 ст. 56 Федерального закона от 19 сентября 1997 года N 124-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и п. 18 ст. 77 Федерального закона от 24 июня 1999 года N 121-ФЗ "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" недействительными считаются избирательные бюллетени, по которым невозможно установить волеизъявление избирателя, в частности, такие, в которых знак (знаки) проставлен (проставлены) более чем в одном квадрате либо не проставлен ни в одном из них. В случае возникновения сомнений при признании бюллетеня недействительным участковая избирательная комиссия решает вопрос голосованием, при этом на оборотной стороне бюллетеня указываются причины признания его недействительным. Эта запись подтверждается подписями не менее трех членов комиссии с правом решающего голоса и заверяется печатью комиссии.

Установленные Законом основания для признания бюллетеней недействительными при рассмотрении настоящего дела установлены не были, в связи с чем вывод суда о необоснованности указанного довода заявителя также является правильным.

Довод о том, что нарушение избирательной комиссией субъективного права М. быть избранным в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации повлекло за собой недостоверность результатов выборов, на которых победила Л., не может быть признан обоснованным потому, что основан на бездоказательном предположении о том, что при участии заявителя в выборах именно за него проголосовало бы большинство избирателей.

В соответствии с п. 1 ст. 55 Конституции Российской Федерации перечисление в Конституции Российской Федерации основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина.

Применительно к данному делу эта конституционная норма не может толковаться иначе, как не допускающая восстановление нарушенного пассивного избирательного права заявителя, если при этом нарушается активное избирательное право большого количества избирателей, принявших участие в голосовании на выборах.

На основании п. 1 ст. 305, ст. ст. 306, 311 ГПК РСФСР Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Самарского областного суда от 7 декабря 2000 г. оставить без изменения, кассационную жалобу М. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

В.П.КНЫШЕВ

 

Судьи

Б.А.ГОРОХОВ

Ю.Г.КЕБА

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"