||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 7 марта 2001 г. N 138п2001пр

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Радченко В.И.

членов Президиума - Петухова Н.А., Сергеевой Н.Ю., Верина В.П., Жуйкова В.М., Смакова Р.М., Кузнецова В.В., Каримова М.А., Попова Г.Н., Свиридова Ю.А., Вячеславова В.К.

рассмотрел дело по протесту Первого заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Бирюкова Ю.С. на приговор Краснодарского краевого суда от 5 мая 1981 года, по которому

П.А., <...>, ранее не судимый, -

осужден по ч. 1 ст. 170 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы, по ч. 2 ст. 173 УК РСФСР с применением ст. 29 УК РСФСР к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества, с лишением права заниматься деятельностью, связанной с работой в органах следствия, сроком на 5 лет. Окончательно на основании ст. 40 УК РСФСР определено наказание в виде 8 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительно-трудовой колонии усиленного режима, с лишением права заниматься деятельностью, связанной с работой в органах следствия, сроком на 5 лет;

П.С., <...>, ранее не судимый, -

осужден по ст. 17, ч. 2 ст. 173 УК РСФСР с применением ст. 43 УК РСФСР к 6 годам лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в исправительно-трудовой колонии усиленного режима.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР от 16 июля 1981 года приговор оставлен без изменения.

В протесте поставлен вопрос об отмене состоявшихся в отношении П.А. и П.С. судебных решений и прекращении уголовного дела на основании п. 2 ст. 208 УПК РСФСР.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Бондаренко О.М. и выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., поддержавшего протест,

Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

П.А. и П.С. признаны виновными в совершении преступлений в г. Краснодаре при следующих обстоятельствах.

25 января 1980 года М., П. и В. распивали спиртные напитки в доме М. Около 24 часов В. ушла домой, а П. остался. Утром 26 января П. обнаружил пропажу часов марки "Ориент", в связи с чем он и М. поехали домой к В.

В. заявила, что часов не брала, однако согласилась возместить их стоимость - 400 руб. или отдать такие же часы. В качестве залога она передала П. 90 рублей.

Желая избавиться от требований П., В. 30 января 1980 года обратилась за помощью к своему знакомому П.А., работавшему инспектором уголовного розыска Прикубанского РОВД г. Краснодара. В тот же день П.А. через своего знакомого П.С., который работал вместе с П. вызвал последнего в свой кабинет. Не имея заявления В., не возбуждая уголовного дела, П.А. стал допрашивать П. в качестве подозреваемого, отобрал у него подписку о невыезде, угрожая привлечением к уголовной ответственности, заставил вернуть В. 90 рублей. Затем П.А. заявил, что, несмотря на возврат денег, П. и М. будут привлечены к уголовной ответственности и арестованы, и предложил подумать как им выйти из создавшегося положения.

После этого П.С. по договоренности с П.А. передал П., что для избежания уголовной ответственности нужно до 1 февраля 1980 года привезти П.А. деньги.

П. и М. вынуждены были взять в долг 600 рублей и около 16 часов 1 февраля 1980 года приехали в райотдел милиции. В машине П.А. П. передал ему указанную сумму. 300 рублей, которые П.А. взял себе, были у него изъяты в тот же день, около 18 часов, а остальные деньги в сумме 300 руб. он передал П.С., который позже вернул их в райотдел милиции.

В протесте поставлен вопрос об отмене приговора и прекращении уголовного дела в отношении П.А. и П.С. в связи с недоказанностью предъявленного им обвинения. При этом в протесте указано, что ряд доказательств, имеющих особо важное значение для установления виновности осужденных, получены с грубым нарушением Уголовно-процессуального закона, что влечет за собой признание этих доказательств недопустимыми.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы протеста, Президиум находит, что протест является обоснованным и подлежит удовлетворению.

Согласно ч. 3 ст. 69 УПК РСФСР, доказательства, полученные с нарушением закона, признаются не имеющими юридической силы.

Постановив в отношении П.А. и П.С. обвинительный приговор, суд положил в основу обвинения показания свидетеля П. и сослался, как на подтверждение их правдивости, на протокол изъятия у П.А. помеченных купюр.

Между тем из материалов уголовного дела видно, что оно было возбуждено 10 марта 1980 года (т. 1 л.д. 1). Деньги изымались у П.А. 1 февраля 1980 года, то есть за рамками возбужденного уголовного дела. Это действие оформлено протоколом обнаружения и изъятия (т. 1 л.д. 8).

Однако в соответствии со ст. 129 УПК РСФСР предварительное следствие производится только после возбуждения уголовного дела. Исключение сделано для единственного действия - осмотра места происшествия. Любые другие следственные действия могут иметь место только после возбуждения уголовного дела. Таким образом, деньги у П.А. были изъяты с нарушением установленных законом требований.

Кроме того, в соответствии со ст. 171 УПК РСФСР все изымаемые предметы должны предъявляться понятым. Деньги же у П.А. изымались вообще без участия в этом действии понятых, лишь в присутствии сотрудников уголовного розыска.

Таким образом, это доказательство получено с грубыми нарушениями уголовно-процессуальных норм, поэтому должно быть признано недопустимым и исключено из доказательственной базы.

Суд не принял во внимание и не отразил в приговоре показания свидетелей В. и Е. Между тем из них видно, что деньги, которые П. передавал П.А., предназначались для возврата В.

Сотрудники милиции Н., О. и другие, допрошенные в суде, засвидетельствовали лишь факт изъятия у П.А. денег. Происхождение этих денег, обстоятельства их появления им были неизвестны.

Допрошенные в судебном заседании П.А. и П.С. категорически отрицали свою виновность: П.А. - в получении взятки, П.С. - в пособничестве в получении взятки.

Показания указанных выше свидетелей подтверждают версию П.А. и П.С. об их невиновности в получении взятки. Это обстоятельство, а также исключение из числа доказательств, перечисленных выше доказательств, полученных с нарушением норм уголовно-процессуального закона, влечет за собой признание недоказанным участие П.А. и П.С. (обвинение которого является производным от обвинения П.А.) в получении взятки.

Учитывая конкретные обстоятельства дела, Президиум считает, что возможности для собирания дополнительных доказательств исчерпаны.

Принимая во внимание вывод о недоказанности обвинения П.А. в получении взятки, Президиум приходит к выводу о недоказанности предъявленного ему обвинения по ст. 170 ч. 1 УК РСФСР, в злоупотреблении служебным положением, в связи с взаимосвязанностью обвинения по этим эпизодам, а также в связи с недоказанностью корыстного мотива в действиях П.А.

На основании изложенного, руководствуясь п. 2 ст. 378 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

приговор Краснодарского краевого суда от 5 мая 1981 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР от 16 июля 1981 года в отношении П.А. и П.С. отменить, дело прекратить на основании п. 2 ст. 208 УПК РСФСР.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"