||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 марта 2001 года

 

Дело N 24-Г01-4

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

 

    председательствующего                          Манохиной Г.В.,

    судей                                          Пирожкова В.Н.,

                                                    Соловьева В.Н.

 

рассмотрела в судебном заседании от 5 марта 2001 года дело по кассационной жалобе Р. на решение Верховного Суда Республики Адыгея от 18 января 2001 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пирожкова В.Н., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Гермашевой М.М., полагавшей отменить решение и производство по делу прекратить, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Р. обратился в Верховный Суд Республики Адыгея с заявлением о признании противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению п. 2 ст. 64, ст. 70, п. п. 2, 3, 4, 5, 8 ст. 72 Конституции Республики Адыгея (в редакции Конституционного закона Республики Адыгея N 205 от 12 ноября 2000 года), п. 3 ст. 9, п. 2 ст. 34 Закона Республики Адыгея "О выборах депутатов Государственного Совета - Хасэ Республики Адыгея" (в редакции п. 2 и п. 7 ст. 1 Закона Республики Адыгея N 206 от 15 ноября 2000 года).

В обоснование заявленных требований ссылался на то, что закрепленные в указанных нормах Конституции и избирательного Закона Республики Адыгея положения об избрании депутатов Совета Представителей Государственного Совета - Хасэ Республики Адыгея по трехмандатным избирательным округам, образуемым в границах, совпадающих с границами административно-территориальных единиц, противоречат п. 3 ст. 19 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", предусматривающему при образовании многомандатных избирательных округов соблюдение примерного равенства избирателей на депутатский мандат. Кроме того, положения ст. ст. 70 и 72 Конституции Республики Адыгея, устанавливающие совместную компетенцию Совета Представителей и Совета Республики Государственного Совета - Хасэ Республики Адыгея и касающиеся права блокирования Советом Представителей законов, принятых Советом Республики, противоречат ст. 3 Конституции Российской Федерации.

Указанным выше решением Верховного Суда Республики Адыгея в удовлетворении заявления Р. отказано.

В кассационной жалобе Р. просит отменить решение и вынести новое решение об удовлетворении заявления.

Судебная коллегия находит решение подлежащим отмене по следующим основаниями.

Отказывая в признании противоречащими федеральному законодательству п. 2 ст. 64 Конституции Республики Адыгея и п. 3 ст. 9, п. 2 ст. 34 Закона Республики Адыгея "О выборах депутатов Государственного Совета - Хасэ Республики Адыгея", суд указал, что с подобными требованиями в суд уже обращались и.о. прокурора Республики Адыгея и гр-н Б. и решением Верховного Суда Республики Адыгея от 28 декабря 2000 года в удовлетворении заявленных требований было отказано. При этом, рассматривая заявление Р. по существу, суд не учел, что сторонами по обоим делам являлись граждане и орган, принявший нормативные правовые акты, оспаривались одни и те же положения Конституции Республики Адыгея и Закона Республики "О выборах депутатов Государственного Совета -Хасэ Республики Адыгея" и по этому поводу постановлено решение.

В настоящее время оно вступило в законную силу. При таких обстоятельствах и в соответствии с п. 3 ст. 219 ГПК РСФСР в том случае, когда имеется вступившее в законную силу, вынесенное по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решение суда, производство по этому делу подлежит прекращению.

Из материалов дела также видно, что заявление Р. поступило в суд до принятия решения по делу по заявлению и.о. прокурора Республики Адыгея и гр-на Б. В связи с тем, что дела являются однородными, в целях более быстрого и правильного их рассмотрения и в соответствии со ст. 128 ГПК РСФСР судья вправе был объединить эти дела в одно производство.

В заявлении Р. просил также признать противоречащими федеральному законодательству ст. ст. 70 и 72 Конституции Республики Адыгея. Между тем в заявлении не указано, каким нормам и какому федеральному законодательству противоречат положения указанных нормативных правовых актов. Не уточнил свои требования заявитель и в судебном заседании.

Из смысла заявленных им требований можно сделать вывод о том, что положения ст. ст. 70 и 72 Конституции Республики Адыгея противоречат ст. 3 Конституции Российской Федерации. Согласно ст. 125 Конституции Российской Федерации дела о соответствии Конституции Российской Федерации конституций субъектов Российской Федерации относятся к компетенции Конституционного Суда РФ.

Следовательно, в этой части дело не подлежало рассмотрению и разрешению в порядке гражданского производства в суде общей юрисдикции (п. 1 ст. 219 ГПК РСФСР).

Учитывая указанные выше обстоятельства, решение Верховного Суда Республики Адыгея от 18 января 2001 года подлежит отмене, а производство по делу - прекращению по основаниям, предусмотренным п. п. 1 и 3 ст. 219 ГПК РСФСР.

Руководствуясь п. 3 ст. 305 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

определила:

 

решение Верховного Суда Республики Адыгея от 18 января 2001 года отменить и производство по делу прекратить.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"