Поиск на текущей странице "Ctr+F"
||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 февраля 2011 г. N 191-О-О

 

ПО ЗАПРОСУ АРБИТРАЖНОГО СУДА НИЖЕГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ

О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПУНКТА 2 СТАТЬИ 144,

ПУНКТА 2 СТАТЬИ 149, ПУНКТА 1 СТАТЬИ 320, ПУНКТА 4.1

СТАТЬИ 348 И ПУНКТА 2 СТАТЬИ 361 ТАМОЖЕННОГО КОДЕКСА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи В.Г. Ярославцева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение запроса Арбитражного суда Нижегородской области,

 

установил:

 

1. В своем запросе в Конституционный Суд Российской Федерации Арбитражный суд Нижегородской области оспаривает конституционность следующих положений Таможенного кодекса Российской Федерации:

пункта 2 статьи 144 "Обязанности и ответственность таможенного брокера (представителя)", согласно которому таможенный брокер (представитель) уплачивает таможенные пошлины, налоги, если содержание таможенного режима, определенного для декларирования товаров, предусматривает их уплату; за уплату таможенных платежей, подлежащих уплате в соответствии с данным Кодексом при декларировании товаров, таможенный брокер (представитель) несет солидарную с декларантом ответственность в полном размере суммы подлежащих уплате таможенных платежей;

пункта 2 статьи 149 "Основания для выпуска товаров", согласно которому выпуск для свободного обращения ввезенных на таможенную территорию Российской Федерации товаров допускается при условии поступления сумм таможенных пошлин, налогов на счет Федерального казначейства; в случае непоступления сумм таможенных пошлин, налогов на счет Федерального казначейства товары считаются условно выпущенными; таможенные органы не вправе требовать у плательщика таможенных пошлин, налогов подтверждения поступления денежных средств на счет Федерального казначейства; по заявлению плательщика таможенных пошлин, налогов (в письменной форме) таможенный орган обязан сам предоставить сведения о поступлении денежных средств на счет Федерального казначейства;

пункта 1 статьи 320 "Лица, ответственные за уплату таможенных пошлин, налогов", согласно которому лицом, ответственным за уплату таможенных пошлин, налогов, является декларант; если декларирование производится таможенным брокером (представителем), он несет солидарную с декларантом ответственность за уплату таможенных пошлин, налогов в соответствии с пунктом 2 статьи 144 данного Кодекса;

пункта 4.1 статьи 348 "Общие правила принудительного взыскания таможенных пошлин, налогов", согласно которому при солидарной ответственности лиц, ответственных за уплату таможенных пошлин, налогов, требования об уплате таможенных платежей выставляются декларанту и таможенному брокеру (представителю) с указанием об этом в данных требованиях; в случае, если возможность выставить требования об уплате таможенных платежей сразу двум лицам, указанным в абзаце первом данного пункта, отсутствует, таможенный орган выставляет требование об уплате таможенных платежей одному из этих двух лиц; при применении мер по принудительному взысканию таможенных пошлин, налогов при солидарной ответственности лиц, ответственных за уплату таможенных платежей, таможенные органы пользуются правами кредитора при солидарной обязанности по правилам, установленным Гражданским кодексом Российской Федерации;

пункта 2 статьи 361 "Проверка достоверности сведений после выпуска товаров и (или) транспортных средств", согласно которому проверка достоверности сведений после выпуска товаров и (или) транспортных средств может осуществляться таможенными органами в течение одного года со дня утраты товарами статуса находящихся под таможенным контролем.

Оспариваемые законоположения в соответствии с Федеральным законом от 27 ноября 2010 года N 311-ФЗ "О таможенном регулировании в Российской Федерации" утратили силу с 29 декабря 2010 года, однако в действующем в настоящее время таможенном законодательстве содержатся положения, аналогичные оспариваемым в запросе Арбитражного суда Нижегородской области.

Как следует из представленных материалов, между ООО "Управляющая компания "Достояние" и ЗАО "РОСТЭК-Нижний Новгород" - таможенным брокером был заключен договор оказания услуг по таможенному оформлению и правовому сопровождению товара. Во исполнение обязанностей, принятых на себя на основании данного договора, ЗАО "РОСТЭК-Нижний Новгород" в декабре 2008 года и январе 2009 года представило на Московский таможенный пост Нижегородской таможни грузовые таможенные декларации на ввозимый на таможенную территорию Российской Федерации товар, в которых в качестве декларанта было указано ООО "Управляющая компания "Достояние" и заявлен таможенный режим - выпуск для внутреннего потребления. После завершения таможенного оформления товара и его выпуска в свободное обращение на таможенной территории Российской Федерации таможенным органом установлено неправильное исчисление таможенным брокером и декларантом ставки акциза. Изменение налоговой ставки акциза повлекло увеличение суммы таможенных платежей, подлежащих уплате, что послужило основанием для направления Нижегородской таможней требований об их уплате в адрес декларанта и в адрес таможенного брокера.

ЗАО "РОСТЭК-Нижний Новгород" обратилось с заявлениями о признании указанных требований недействительными в Арбитражный суд Нижегородской области, который, придя к выводу о несоответствии пункта 2 статьи 144, пункта 2 статьи 149, пункта 1 статьи 320, пункта 4.1 статьи 348 и пункта 2 статьи 361 Таможенного кодекса Российской Федерации статьям 34, 35 и 57 Конституции Российской Федерации, приостановил производство по этим делам и направил в Конституционный Суд Российской Федерации запрос о проверке их конституционности.

По мнению заявителя, оспариваемые законоположения требуют от таможенного брокера уплаты таможенных платежей при отсутствии экономического основания; данное требование предъявляется к таможенному брокеру необоснованно, поскольку его профессиональные обязанности должны считаться исполненными по завершении избранного декларантом таможенного режима; такое регулирование влечет неопределенность его правового положения; право таможенных органов в течение года после выпуска товаров в свободное обращение осуществлять проверку достоверности сведений, заявленных в грузовой таможенной декларации, и на основании результатов этой проверки доначислять таможенные платежи влечет необоснованное ограничение свободы предпринимательской деятельности таможенных брокеров и не отвечает критериям разумности и экономической обоснованности.

2. Согласно Конституции Российской Федерации в Российской Федерации гарантируются единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, свобода экономической деятельности, а также признание и защита всех форм собственности; каждому гарантируется свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (статьи 8, 34 и 35 Конституции Российской Федерации). При этом реализация прав и свобод человека и гражданина не должна нарушать права и свободы других лиц, а в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом (статья 17, часть 3; статья 55, часть 3, Конституции Российской Федерации), и, кроме того, если это необходимо для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей, в соответствии с федеральным законом могут вводиться ограничения перемещения товаров и услуг (статья 74, часть 2, Конституции Российской Федерации).

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, в случаях, когда конституционные нормы позволяют законодателю установить ограничения закрепляемых ими прав, он не может осуществлять такое регулирование, которое посягало бы на само существо того или иного права и приводило бы к утрате его реального содержания. При допустимости ограничения того или иного права в соответствии с конституционно одобряемыми целями государство должно использовать не чрезмерные, а только необходимые и строго обусловленные этими целями меры; публичные интересы, перечисленные в статье 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, могут оправдать правовые ограничения прав и свобод, только если такие ограничения отвечают требованиям справедливости, являются адекватными, пропорциональными, соразмерными и необходимыми для защиты конституционно значимых ценностей, в том числе прав и законных интересов других лиц, не имеют обратной силы и не затрагивают само существо конституционного права, т.е. не ограничивают пределы и применение соответствующих конституционных норм (постановления от 30 октября 2003 года N 15-П и от 21 апреля 2010 года N 10-П).

2.1. Деятельность таможенного брокера (таможенного представителя), как она определена в таможенном законодательстве, состоит в совершении таможенных операций от имени декларанта или других заинтересованных лиц по их поручению, причем осуществляется такая деятельность на постоянной, профессиональной (о чем свидетельствуют предъявляемые к таможенному брокеру требования и необходимость их включения в соответствующий реестр), а также договорной основе.

Понятие таможенных операций дано законодателем в статье 11 Таможенного кодекса Российской Федерации, согласно которой таможенные операции представляют собой отдельные действия в отношении товаров и транспортных средств, совершаемые лицами и таможенными органами в соответствии с данным Кодексом при таможенном оформлении товаров и транспортных средств (подпункт 20 пункта 1). При этом, как следует из положений раздела III "Таможенные платежи" Таможенного кодекса Российской Федерации, размер соответствующих таможенных платежей исчисляется исходя из таможенной стоимости товара, которая, в свою очередь, определяется, по общему правилу, самим декларантом на основании заявленной им в ходе таможенного оформления товара информации о товаре (статьи 322 и 323).

Таким образом, лицо, совершающее таможенные операции и заявляющее в ходе их совершения сведения о товаре, подлежащем таможенному оформлению, в том числе его таможенную стоимость, самостоятельно определяет полноту и достоверность таких сведений и тем самым непосредственно влияет на обоснованность и достоверность исчисления размера таможенных платежей, подлежащих перечислению в бюджет. К числу таких лиц относятся как декларант, так и таможенный брокер (представитель), совершающий таможенные операции от имени декларанта.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 27 ноября 2001 года N 202-О, из статьи 131 Таможенного кодекса Российской Федерации во взаимосвязи с его статьями 18, 30, 31, 110, 111, 117, 118, 144 и 154 следует, что уплата таможенных платежей - необходимое условие таможенного оформления товаров и транспортных средств, оно представляет собой, по существу, не гражданско-правовое обязательство, а публично-правовую обязанность, лежащую на лицах, участвующих в таможенных операциях, прежде всего непосредственно на декларантах - лицах, перемещающих товары, и таможенном брокере (посреднике), декларирующих, представляющих и предъявляющих товары и транспортные средства от собственного имени. Кроме того, в Определении от 12 июля 2006 года N 260-О Конституционный Суд Российской Федерации, не отождествляя обязанность по уплате таможенных платежей с юридической ответственностью, указал, что сама по себе обязанность по уплате таможенной пошлины и пени за отсутствующее транспортное средство, выбывшее из владения декларанта помимо его воли, приобретает вид имущественной ответственности.

В основу установленной оспариваемыми законоположениями имущественной ответственности таможенного брокера, связанной с внесением таможенных платежей, положен сложный юридический состав, который образуют договор, заключенный таможенным брокером с декларантом (заинтересованным лицом), и императивное предписание Таможенного кодекса Российской Федерации. При этом федеральный законодатель не возлагает ответственность за уплату таможенных платежей на таможенного брокера единолично и в полном объеме, а использует конструкцию солидарной ответственности, которая не только гарантирует удовлетворение фискального интереса государства, но и учитывает специфику договорных отношений между таможенным брокером и его контрагентом. По общему правилу, плательщиком и лицом, ответственным за уплату таможенных пошлин, налогов, является именно декларант, и только в случае, если декларирование производится таможенным брокером (представителем), декларант и таможенный брокер несут солидарную ответственность (пункт 1 статьи 320, статья 328 Таможенного кодекса Российской Федерации).

Таким образом, правовое регулирование, при котором на таможенного брокера (представителя) возлагается ответственность за результат проведения таможенных операций, в том числе за уплату таможенных платежей, обусловлено специальным статусом данного лица как осуществляющего таможенные операции на профессиональной основе. Кроме того, деятельность, осуществляемая таможенным брокером, является предпринимательской, направлена на систематическое получение прибыли и по своей природе носит рисковый характер. В этом смысле оспариваемые законоположения дают основания для учета имущественной ответственности таможенного брокера в составе его предпринимательских рисков, что также свидетельствует о соразмерности ограничений, установленных таможенным законодательством.

2.2. В силу статьи 71 (пункты "ж", "з") Конституции Российской Федерации таможенное законодательство и федеральные налоги являются самостоятельными сферами правового регулирования.

В соответствии со статьей 3 Таможенного кодекса Российской Федерации таможенное законодательство Российской Федерации регулирует отношения в области таможенного дела, в том числе отношения по установлению, введению и взиманию таможенных платежей, причем при регулировании этих отношений таможенное законодательство Российской Федерации применяется в части, не урегулированной законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.

В определениях от 8 июня 2000 года N 118-О и N 165-О Конституционный Суд Российской Федерации подчеркивал, что, в отличие от уплаты налогов, которая осуществляется налогоплательщиками, уплата таможенных платежей осуществляется декларантами либо иными лицами в соответствии с Таможенным кодексом Российской Федерации (статья 118). При этом таможенным законодательством предусмотрены особые, отличные от законодательства о налогах и сборах, основания ответственности за нарушение таможенных правил.

Учитывая специфику взимания таможенных платежей, федеральный законодатель в Налоговом кодексе Российской Федерации предусмотрел, что плательщиками налога на добавленную стоимость и акциза выступают не только организации и индивидуальные предприниматели, но и лица, признаваемые плательщиками этих налогов в связи с перемещением товаров через таможенную границу Российской Федерации, определяемые в соответствии с Таможенным кодексом Российской Федерации (пункт 1 статьи 143 и пункт 1 статьи 179).

Конкретизируя применительно к сборам неналогового характера критерии правомерности фискальных платежей, Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 28 февраля 2006 года N 2-П указал, что если предусмотренные законом обязательные платежи в бюджет не обладают признаками, присущими налоговому обязательству в его конституционно-правовом смысле, а относятся к неналоговым фискальным сборам, то в этом случае - по смыслу статей 57, 71 (пункт "з"), 75 (часть 3) Конституции Российской Федерации и конкретизирующих их положений пункта 1 статьи 17 Налогового кодекса Российской Федерации во взаимосвязи с его статьей 8 - вопрос о том, какие именно элементы обложения сбором должны быть закреплены в законе об этом сборе, решает сам законодатель с учетом природы данного сбора. В полном соответствии с приведенными конституционными требованиями законно установленного фискального платежа Таможенный кодекс Российской Федерации устанавливает в общем виде основные элементы таможенных платежей: объект, плательщиков, порядок исчисления, сроки, порядок и формы уплаты (статьи 322, 328, 329, 333, 357.3, 357.5, 357.6 и 357.7).

Не расходится подобное регулирование и с положениями международного законодательства. В частности, возможность определения в национальном законодательстве лиц, ответственных за уплату таможенных пошлин, налогов, предусмотрена стандартом 4.7 Генерального приложения к Международной конвенции об упрощении и гармонизации таможенных процедур (Киото, 18 мая 1973 года).

Таким образом, само по себе возложение на таможенного брокера (представителя) и декларанта солидарной обязанности по уплате таможенных платежей не противоречит конституционным требованиям законного установления фискального платежа.

2.3. Применительно к требованиям таможенного законодательства, касающимся таможенного контроля в отношении перемещаемых через таможенную границу Российской Федерации товаров и транспортных средств, таможенное оформление которых не завершено (в частности, до их выпуска в свободное обращение), Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 14 мая 1999 года N 8-П сформулирована следующая правовая позиция.

Из статьи 131 Таможенного кодекса Российской Федерации во взаимосвязи с его статьями 23, 25, 26, 28 и 31 вытекает, что все товары и транспортные средства, перемещаемые через таможенную границу Российской Федерации, подлежат таможенному контролю и таможенному оформлению. Пользование и распоряжение такими товарами и транспортными средствами осуществляются перемещающим их лицом в соответствии с тем или иным таможенным режимом, который оно вправе в любое время выбрать или изменить на другой. Свободный оборот товаров, ввезенных на таможенную территорию Российской Федерации, возможен только после завершения таможенного оформления в режиме выпуска для свободного обращения, который предусматривает уплату таможенных пошлин и налогов, соблюдение мер экономической политики и других ограничений нетарифного характера (лицензирование, квотирование, сертификация и т.д.). Осуществление прав пользования и распоряжения перемещаемым имуществом вопреки требованиям части первой статьи 131 Таможенного кодекса Российской Федерации, т.е. без выполнения всех необходимых обязанностей, связанных с перемещением товаров и транспортных средств через таможенную границу и выбором таможенного режима, фактически означало бы их выпуск в свободное обращение без таможенного оформления и контроля, что в конечном счете разрушило бы таможенный режим, сделало бы невозможным само таможенное регулирование и достижение тех конституционно защищаемых ценностей и целей, для которых оно предназначено.

Федеральный законодатель в статье 11 Таможенного кодекса Российской Федерации определил таможенный контроль как совокупность мер, осуществляемых таможенными органами в целях обеспечения соблюдения таможенного законодательства Российской Федерации (подпункт 19 пункта 1). Приоритетной целью таких мероприятий являются проверка достоверности и полноты сведений, представляемых налогоплательщиками, налоговыми агентами и (или) декларантами, и обеспечение надлежащего исполнения обязанности по уплате в бюджет налогов и (или) таможенных платежей.

По итогам таможенного контроля может осуществляться не только установление фактического размера обязанности по уплате таможенных платежей, но и понуждение к исполнению уже существовавшей на момент нахождения товара под таможенным контролем обязанности по уплате таможенных платежей.

Пунктом 2 статьи 361 Таможенного кодекса Российской Федерации таможенным органам предоставлено право после выпуска товаров и (или) транспортных средств для свободного обращения осуществлять проверку достоверности заявленных при таможенном оформлении сведений в течение одного года со дня утраты товарами (транспортными средствами) статуса находящихся под таможенным контролем. Данное правомочие таможенных органов является одним из видов осуществления таможенного контроля - наряду с мероприятиями таможенного контроля, осуществляемыми до завершения таможенного оформления.

Нарушение своих конституционных прав заявитель связывает с возможностью взыскания таможенным органом по результатам проверки таможенных платежей за товары, уже выпущенные в свободное обращение. Между тем с учетом сохраняющей свою силу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации о правовой природе и значении таможенного контроля такое регулирование, закрепленное в пункте 2 статьи 361 Таможенного кодекса Российской Федерации, не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя в указанном им аспекте.

2.4. Из изложенного вытекает, что оспариваемые заявителем законоположения во взаимосвязи с иными положениями Таможенного кодекса Российской Федерации образуют правовую основу системы мер таможенного контроля, призванных гарантировать уплату обязанными лицами таможенных платежей, которая, как и институт таможенного контроля в целом, направлена на защиту не только фискального интереса государства, но и таких конституционных ценностей, как суверенитет и экономическая безопасность Российской Федерации, права и законные интересы граждан, законные интересы отечественных производителей и потребителей.

Таким образом, оспариваемые законоположения не могут рассматриваться, как устанавливающие недопустимые ограничения конституционных прав и свобод граждан и их объединений, а следовательно, неопределенность в вопросе об их соответствии Конституции Российской Федерации в аспекте, указанном заявителем, отсутствует (часть вторая статьи 36 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации"). В силу этого запрос Арбитражного суда Нижегородской области, как не отвечающий требованиям допустимости обращений в Конституционный Суд Российской Федерации, не может быть принят им к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

 

определил:

 

1. Отказать в принятии к рассмотрению запроса Арбитражного суда Нижегородской области, поскольку он не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми такого рода обращения в Конституционный Суд Российской Федерации признаются допустимыми.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данному запросу окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"