Поиск на текущей странице "Ctr+F"
||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 июля 2010 г. N 937-О-О

 

ПО ЗАПРОСУ МАГНИТОГОРСКОГО ГАРНИЗОННОГО ВОЕННОГО СУДА

О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПУНКТА 25 СТАТЬИ 34 ПОЛОЖЕНИЯ

О ПОРЯДКЕ ПРОХОЖДЕНИЯ ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ (УТВЕРЖДЕНО УКАЗОМ

ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 16 СЕНТЯБРЯ

1999 ГОДА N 1237)

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи О.С. Хохряковой, проводившей на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение запроса Магнитогорского гарнизонного военного суда,

 

установил:

 

1. Магнитогорский гарнизонный военный суд в своем запросе в Конституционный Суд Российской Федерации просит проверить конституционность пункта 25 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы (утверждено Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года N 1237), согласно которому увольнение с военной службы беременных женщин-военнослужащих, женщин-военнослужащих, имеющих детей в возрасте до трех лет, а также имеющих детей-инвалидов или инвалидов с детства до достижения ими возраста 18 лет (одиноких матерей, имеющих детей в возрасте до 14 лет), не допускается, кроме случаев, когда они подлежат увольнению с военной службы по основаниям, предусмотренным подпунктами "а", "в" - "ж" пункта 1 статьи 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе", или когда увольнение осуществляется по их желанию. Заявитель полагает, что данная норма в той части, в какой она, устанавливая запрет увольнения с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями только отдельных категорий женщин-военнослужащих, в том числе одиноких матерей, не предусматривает для военнослужащих - отцов, воспитывающих ребенка в возрасте до 14 лет без матери, возможность пользоваться такой же гарантией, нарушает их конституционные права и не соответствует статьям 19 (части 2 и 3), 38 (часть 2) и 39 (часть 1) Конституции Российской Федерации.

В запросе указывается, что пункт 25 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы подлежит применению при разрешении находящегося в производстве Магнитогорского гарнизонного военного суда дела по заявлению гражданина В.А. Нарузберга об оспаривании решения командующего войсками Приволжско-Уральского военного округа об увольнении его с военной службы. В ходе рассмотрения дела судом установлено, что в связи с реорганизацией военных комиссариатов и ликвидацией в их структуре воинских должностей В.А. Нарузберг, являвшийся начальником 1 отделения - заместителем военного комиссара Ленинского и Правобережного района города Магнитогорска, 27 мая 2009 года был освобожден от занимаемой должности и зачислен в распоряжение командующего войсками Приволжско-Уральского военного округа, а 15 октября 2009 года досрочно уволен с военной службы в запас на основании подпункта "а" пункта 2 статьи 51 Федерального закона от 28 марта 1998 года N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе" (в связи с организационно-штатными мероприятиями), хотя имеет малолетнего ребенка 2001 года рождения, которого с мая 2008 года после гибели жены воспитывает один, в браке не состоит и, возражая против увольнения, заявлял о своем желании продолжить военную службу до приобретения права на пенсию за выслугу лет.

Из поступивших в Конституционный Суд Российской Федерации от Главного управления кадров Министерства обороны Российской Федерации материалов следует, что В.А. Нарузбергу после увольнения с военной службы предлагалась гражданская должность начальника 2 отделения отдела военного комиссариата Челябинской области по Ленинскому и Правобережному районам города Магнитогорска, от которой он отказался в связи с переездом к новому месту жительства в город Челябинск. Впоследствии В.А. Нарузбергу была предложена аналогичная должность в отделе военного комиссариата Челябинской области по Металлургическому району города Челябинска, и он дал согласие на назначение на указанную должность.

2. Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях неоднократно указывал, что военная служба, по смыслу статей 37 (часть 1) и 59 Конституции Российской Федерации, представляет собой особый вид государственной службы, непосредственно связанной с обеспечением обороны страны и безопасности государства и, следовательно, осуществляемой в публичных интересах; лица, несущие такого рода службу, выполняют конституционно значимые функции, чем предопределяется их специальный правовой статус, регулируя который, федеральный законодатель вправе устанавливать в рамках своей дискреции - исходя из задач, принципов организации и функционирования военной службы - ограничения в части реализации военнослужащими гражданских прав и свобод и возлагать на них особые обязанности, обусловленные специфическим характером их деятельности.

Это право федерального законодателя нашло непосредственное выражение в пункте 2 статьи 1 Федерального закона от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих", предусматривающем, что военнослужащие обладают правами и свободами человека и гражданина с некоторыми ограничениями, установленными данным Федеральным законом, федеральными конституционными законами и иными федеральными законами; на военнослужащих возлагаются обязанности по подготовке к вооруженной защите и вооруженная защита Российской Федерации, которые связаны с необходимостью беспрекословного выполнения поставленных задач в любых условиях, в том числе с риском для жизни.

Как следует из статьи 37 (часть 1) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с конкретизирующим ее положения пунктом 1 статьи 10 Федерального закона "О статусе военнослужащих", согласно которому право на труд реализуется военнослужащими посредством прохождения ими военной службы, гражданин, поступая на военную службу по контракту, реализует право на свободное распоряжение своими способностями к труду и тем самым добровольно избирает профессиональную деятельность, занятие которой предполагает, во-первых, наличие определенных ограничений его прав и свобод, свойственных данному виду государственной службы, а во-вторых, исполнение обязанностей по обеспечению обороны страны и безопасности государства; соответственно, военнослужащий обязуется подчиняться требованиям закона, ограничивающим его права и свободы, а также возлагающим на него особые публично-правовые обязанности (Определение Конституционного Суда от 15 января 2009 года N 187-О-О).

В силу правовой позиции, сформулированной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 6 июня 1995 года N 7-П и развитой в ряде определений (от 1 декабря 1999 года N 219-О, от 7 декабря 2001 года N 256-О, от 22 октября 2008 года N 538-О-О и др.) применительно к различным видам деятельности, связанной с осуществлением публичных функций, граждане, добровольно приступая к ее осуществлению, соглашаются с условиями и ограничениями, с которыми связан приобретаемый ими правовой статус. Исходя из этого установление тех или иных ограничений прав и свобод в отношении указанных граждан само по себе не противоречит статьям 19 (часть 1), 37 (часть 1) и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации и согласуется с Конвенцией МОТ N 111 относительно дискриминации в области труда и занятий от 25 июня 1958 года, закрепляющей, что не считаются дискриминацией различия, исключения или предпочтения в области труда и занятий, основанные на специфических (квалификационных) требованиях, связанных с определенной работой (пункт 2 статьи 1).

3. Правоотношения, возникающие в связи с прохождением военной службы, включая поступление на военную службу и увольнение с нее, назначение на воинские должности и освобождение от воинских должностей, а также иные правоотношения, имеющие специфический характер в условиях военной службы, регулируются федеральными законами и иными нормативными правовыми актами, определяющими порядок прохождения военной службы и статус военнослужащих и устанавливающими для военнослужащих - с учетом особой значимости выполняемых ими функций и в целях компенсации обусловленных спецификой военной службы ограничений - гарантии и преимущества, обеспечивающие им льготный порядок реализации права на жилище, права на охрану здоровья и медицинскую помощь, права на образование и доступ к культурным ценностям, права пользования транспортными услугами (статьи 15, 16, 19 и 20 Федерального закона "О статусе военнослужащих"), а также иные гарантии и льготы.

Специальные гарантии и меры социальной защиты и адаптации предусмотрены и при увольнении военнослужащих с военной службы, в том числе в случае досрочного увольнения военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, в связи с организационно-штатными мероприятиями (подпункт "а" пункта 2 статьи 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе"). Так, согласно статье 34 Положения о порядке прохождения военной службы, устанавливающей порядок увольнения с военной службы, военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, может быть досрочно уволен по данному основанию при сокращении занимаемой им воинской должности (должности) лишь при невозможности назначения на равную воинскую должность (должность) и отсутствии его согласия с назначением на высшую или низшую воинскую должность (должность) (абзац второй подпункта "а" пункта 4). По смыслу нормативных положений, регулирующих военную службу и порядок ее прохождения, в случае сокращения воинской должности, занимаемой военнослужащим, и отсутствии вакантных воинских должностей в военном округе, в котором он проходит военную службу, другая воинская должность может предлагаться военнослужащему, изъявившему желание на назначение на низшие или высшие воинские должности, и в других военных округах в масштабе Вооруженных Сил Российской Федерации.

В качестве дополнительной гарантии для военнослужащих, проходящих военную службу по контракту и назначенных с их согласия в связи с реформированием Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск и воинских формирований и проводимыми вследствие этого организационно-штатными мероприятиями на воинские должности с меньшими месячными окладами, предусмотрена возможность сохранения им министром обороны Российской Федерации месячных окладов и размеров ежемесячного денежного поощрения по ранее занимаемым воинским должностям на время их военной службы в новых воинских должностях (Постановление Правительства Российской Федерации от 17 марта 1999 года N 305 в редакции от 5 февраля 2008 года).

Кроме того, в соответствии со статьей 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих", закрепляющей гарантии для граждан при увольнении с военной службы, военнослужащие, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 лет и более, нуждающиеся в улучшении жилищных условий по нормам, установленным федеральным законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, без их согласия не могут быть уволены с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями без предоставления им жилых помещений, а по желанию военнослужащего ему выдается государственный жилищный сертификат для приобретения жилого помещения на семью в избранном после увольнения со службы месте жительства; при увольнении с военной службы по указанному основанию военнослужащий имеет право на единовременное пособие, размер которого составляет от пяти до двадцати окладов денежного содержания и определяется в зависимости от общей продолжительности военной службы; в течение пяти лет с момента увольнения военнослужащего с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями ему выплачивается ежемесячное социальное пособие в размере 40 процентов суммы оклада денежного содержания при общей продолжительности военной службы 15 лет плюс 3 процента оклада за каждый год свыше 15 лет; при поступлении после увольнения с военной службы на работу время военной службы засчитывается в непрерывный стаж работы, учитываемый при выплате единовременного вознаграждения за выслугу лет, процентной надбавки к оплате труда, предоставлении социальных гарантий, связанных со стажем работы, если перерыв между днем увольнения с военной службы и днем приема на работу (поступления в образовательное учреждение) не превысил одного года, а ветеранам боевых действий на территории других государств, ветеранам, исполнявшим обязанности военной службы в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах, - независимо от продолжительности перерыва; в случае поступления на государственную гражданскую службу время военной службы засчитывается в стаж государственной гражданской службы, учитываемый при выплате единовременного вознаграждения за выслугу лет, процентной надбавки к оплате труда, предоставлении иных социальных гарантий (абзацы 2 и 3 пункта 1, пункты 3 и 4, абзацы 4 и 9 пункта 5).

Кроме того, федеральным законодательством, иными нормативными правовыми актами предусмотрены дополнительные права по трудоустройству и профессиональной переподготовке военнослужащих по гражданским специальностям.

Таким образом, действующим правовым регулированием установлена система гарантий для увольняемых с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями, основным назначением которых является обеспечение - с учетом особого правового статуса военнослужащих и выполняемых ими публично-правовых обязанностей - повышенной социальной защиты указанной категории граждан и объем которых превышает объем гарантий, предусмотренный законом для граждан, работающих по трудовому договору или проходящих государственную гражданскую службу.

Соблюдение правовых предписаний при увольнении военнослужащего в связи с организационно-штатными мероприятиями, равно как и обоснованность увольнения могут быть предметом судебной проверки. Оценка законности увольнения с военной службы зависит в том числе и от того, в полной ли мере были выполнены обязанности по предоставлению военнослужащему установленных гарантий. Исследование этих обстоятельств возложено на военные суды, которые при рассмотрении заявлений об оспаривании правомерности увольнения проверяют, был ли соблюден порядок увольнения с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями, в частности имелась ли возможность оставления военнослужащего на военной службе на равной должности, заявлял ли он о своем согласии продолжить военную службу на низшей или высшей воинской должности и имелась ли возможность назначения его на такую должность, а также были ли ему предоставлены гарантии в соответствии с продолжительностью военной службы и другими обстоятельствами.

4. Согласно Конституции Российской Федерации в Российской Федерации обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов, пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты (статья 7); материнство и детство, семья находятся под защитой государства; забота о детях, их воспитание - равное право и обязанность родителей (статья 38, части 1 и 2); каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом (статья 39, часть 1).

Осуществляя правовое регулирование в целях обеспечения реализации указанных конституционных положений, федеральный законодатель основывается на конституционных принципах справедливости и равенства, в том числе равенства прав мужчины и женщины, а также требованиях Конвенции о правах ребенка, в частности ее статьи 27 о праве каждого ребенка на уровень жизни, необходимый для его физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития.

Устанавливая систему гарантий и льгот для лиц, осуществляющих воспитание детей, основным целевым назначением которой выступает создание условий для нормального развития ребенка, федеральный законодатель учитывает также специфику профессиональной деятельности этих лиц как в сфере трудовых, так и в сфере служебных отношений. В частности, согласно пункту 9 статьи 10 Федерального закона "О статусе военнослужащих" военнослужащие, воспитывающие детей без отца (матери), пользуются социальными гарантиями и компенсациями в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами об охране семьи, материнства и детства. Данное законоположение, являющееся по своему характеру отсылочной нормой (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 15 января 2009 года N 187-О-О), касается гарантий и компенсаций, непосредственно связанных с осуществлением воспитательных функций и уходом за детьми.

4.1. В соответствии с пунктом 25 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы увольнение с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями беременных женщин-военнослужащих, женщин-военнослужащих, имеющих детей в возрасте до трех лет, а также имеющих детей-инвалидов или инвалидов с детства до достижения ими возраста 18 лет (одиноких матерей, имеющих детей в возрасте до 14 лет), возможно только по их желанию, в противном случае оно не допускается.

Предоставление данной гарантии только военнослужащим женского пола обусловлено как особенностями военной службы, представляющей собой профессиональную деятельность особого рода, предполагающую весьма ограниченное участие женщин в ее осуществлении (в соответствии со статьей 42 Закона "О воинской обязанности и военной службе" в перечнях воинских должностей определяются воинские должности, которые могут замещаться военнослужащими женского пола), так и особой, связанной с материнством, социальной ролью женщины в обществе, что согласуется с положением статьи 38 (часть 1) Конституции Российской Федерации. Такое регулирование не может расцениваться как нарушающее права военнослужащих мужского пола, воспитывающих детей без матери, при том что они пользуются системой гарантий при увольнении в связи с организационно-штатными мероприятиями, включая меры по трудоустройству на воинские должности в масштабах Вооруженных Сил Российской Федерации и по гражданским специальностям, а также дополнительные выплаты и льготы.

Кроме того, установление особых, обеспечивающих повышенный уровень защиты правил увольнения с военной службы военнослужащих - одиноких матерей, воспитывающих ребенка в возрасте до 14 лет, обусловлено тем, что они - в отличие от лиц, воспитывающих ребенка без матери (в том числе отца ребенка), - изначально находятся в социально уязвимом положении и, заведомо не имея юридической возможности получать какую-либо помощь от отца ребенка, несут всю полноту ответственности за благополучие и развитие ребенка, который к тому же в силу отсутствия правовой связи с отцом лишен возможности в случае его смерти получать пенсию по случаю потери кормильца.

Следовательно, с этой точки зрения военнослужащие - отцы, воспитывающие ребенка, мать которого умерла (и которому назначена пенсия по случаю потери кормильца), и военнослужащие - одинокие матери не могут быть отнесены к одной категории граждан, нуждающихся в социальной защите, и, соответственно, нет оснований полагать, что предоставление военнослужащим - одиноким матерям более высокого уровня гарантий в случае досрочного увольнения с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями не имеет объективного и разумного оправдания и нарушает тем самым требования Конституции Российской Федерации.

4.2. Таким образом, норма пункта 25 статьи 34 Положения о порядке прохождения военной службы не может рассматриваться как не согласующаяся с предписаниями Конституции Российской Федерации, закрепляющими равенство прав и свобод человека и гражданина, равноправие мужчин и женщин (статья 19, части 2 и 3), а также равное право и обязанность родителей заботиться о детях, их воспитании (статья 38, часть 2). Не может она расцениваться и как затрагивающая конституционное право военнослужащих - отцов, воспитывающих ребенка без матери, на социальное обеспечение (статья 39, часть 1, Конституции Российской Федерации), поскольку в случае увольнения с военной службы они не лишаются права на получение установленных законом выплат, предоставляемых в рамках системы социального обеспечения лицам, имеющим детей.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

 

определил:

 

1. Отказать в принятии к рассмотрению запроса Магнитогорского гарнизонного военного суда, поскольку он не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми обращение в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимым.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данному запросу окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"