Поиск на текущей странице "Ctr+F"
||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 октября 2009 г. N 1053-О-О

 

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ

ГРАЖДАНИНА БАЙКОВА АЛЕКСЕЯ АЛЕКСЕЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО

КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЕЙ 395 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО

КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, СТАТЬЕЙ 18 ФЕДЕРАЛЬНОГО

ЗАКОНА "О СОДЕРЖАНИИ ПОД СТРАЖЕЙ ПОДОЗРЕВАЕМЫХ И ОБВИНЯЕМЫХ

В СОВЕРШЕНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ", СТАТЬЕЙ 4 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА

"ОБ ОСНОВНЫХ ГАРАНТИЯХ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ ПРАВ И ПРАВА

НА УЧАСТИЕ В РЕФЕРЕНДУМЕ ГРАЖДАН РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ",

СТАТЬЕЙ 5 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О ВЫБОРАХ ДЕПУТАТОВ

ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ ФЕДЕРАЛЬНОГО СОБРАНИЯ РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ" И ПУНКТОМ 4 СТАТЬИ 3 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ "О ВЫБОРАХ ПРЕЗИДЕНТА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Ю.Д. Рудкина, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи С.Д. Князева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданина А.А. Байкова,

 

установил:

 

1. Гражданин А.А. Байков, отбывающий по приговору Свердловского районного суда города Перми от 25 декабря 2003 года наказание в виде лишения свободы сроком на 10 лет в исправительной колонии строгого режима за совершение преступлений, предусмотренных пунктом "в" части третьей статьи 132 (в редакции Федерального закона от 8 августа 2003 года N 162) и статьей 135 УК Российской Федерации, в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации оспаривает конституционность статьи 395 УПК Российской Федерации, статьи 18 Федерального закона от 15 июля 1995 года N 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений", статьи 4 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", статьи 5 Федерального закона от 18 мая 2005 года N 51-ФЗ "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" и пункта 4 статьи 3 Федерального закона от 10 января 2003 года N 19-ФЗ "О выборах Президента Российской Федерации".

Как следует из представленных материалов, А.А. Байкову, которому в период производства по уголовному делу была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, с момента постановления обвинительного приговора и до его вступления в законную силу после кассационного обжалования было отказано в предоставлении свиданий с гражданином А.Н. Тихоновым - профессором МГУ имени М.В. Ломоносова и гражданкой Е.В. Орловой - директором ГОУ СОШ N 326 города Москвы. Отказ был мотивирован тем, что согласно статье 395 УПК Российской Федерации после постановления приговора и до его обращения к исполнению свидания с осужденным могут предоставляться только близким родственникам и родственникам, каковыми А.Н. Тихонов и Е.В. Орлова по отношению к А.А. Байкову не являются, а статья 18 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений", предусматривающая возможность свиданий как с родственниками, так и с иными лицами, регулирует порядок предоставления свиданий подозреваемым и обвиняемым и, соответственно, на осужденных не распространяется.

По мнению заявителя, статья 395 УПК Российской Федерации в нормативном единстве со статьей 18 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" в части, не предусматривающей после постановления обвинительного приговора и до его обращения к исполнению предоставления осужденному свиданий с иными, помимо близких родственников и родственников, лицами, нарушает гарантированное статьей 19 Конституции Российской Федерации равноправие и ограничивает закрепленные статьями 43 (часть 3) и 44 (часть 1) Конституции Российской Федерации право на получение образования и свободу научного творчества вопреки указанным в статье 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации целям.

Кроме того, А.А. Байков утверждает, что в период отбывания им назначенного по приговору суда уголовного наказания было нарушено его конституционное право избирать и быть избранным в органы государственной власти и органы местного самоуправления, так как в силу статьи 4 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", статьи 5 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" и пункта 4 статьи 3 Федерального закона "О выборах Президента Российской Федерации" он не был включен в списки избирателей и допущен к голосованию на выборах депутатов Государственной Думы 2 декабря 2007 года и выборах Президента Российской Федерации 2 марта 2008 года. По его мнению, оспариваемые им положения избирательных законов не согласуются со статьями 15 (часть 4), 32 (часть 3) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, а также статьей 3 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод в истолковании, данном Европейским Судом по правам человека в деле "Хирст (Hirst) против Соединенного Королевства" (постановление от 6 октября 2005 года), согласно которому имеющаяся у государства возможность ограничить право осужденных заключенных участвовать в голосовании на выборах не предполагает общего, автоматически налагаемого и неразборчивого ограничения этого жизненно важного права для всех осужденных - вне зависимости от сроков наказаний, характера и тяжести совершенных ими преступлений и их личных обстоятельств.

В соответствии с частью второй статьи 96 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" к жалобе помимо перечисленных в статье 38 данного Федерального конституционного закона документов должна прилагаться копия официального документа, подтверждающего применение либо возможность применения оспариваемого закона при разрешении конкретного дела.

Между тем А.А. Байковым не представлены копии документов, которыми подтверждалось бы применение либо возможность применения в его деле статьи 4 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и статьи 5 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации". Следовательно, в силу пункта 2 статьи 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" жалоба А.А. Байкова в этой части не является допустимой.

2. Принадлежащее каждому от рождения право на свободу и личную неприкосновенность относится к числу основных прав человека (статья 1 Всеобщей декларации прав человека). По смыслу Конституции Российской Федерации, ее статей 18, 19, 21 и 22, оно воплощает наиболее значимое социальное благо, которое, исходя из признания государством достоинства личности, предопределяет недопустимость вмешательства в сферу ее автономии (статья 23), создает условия для всестороннего развития человека, служит предпосылкой для реализации на основе равенства граждан перед законом и судом иных конституционных прав и свобод, включая право на образование (статья 43) и свободу литературного, художественного, научного, технического и иных видов творчества (статья 44). В связи с этим, предусматривая повышенный уровень гарантий каждого на свободу и личную неприкосновенность, Конституция Российской Федерации допускает возможность ограничения данного права лишь федеральным законом и лишь в той мере, в какой это необходимо в определенных ею целях (статья 55, часть 3).

Право на неприкосновенность частной жизни, закрепленное статьей 23 (часть 1) Конституции Российской Федерации, означает предоставленную человеку и гарантированную государством возможность распоряжаться информацией о самом себе, препятствовать разглашению сведений личного, семейного характера. При этом в понятие "частная жизнь" включается та область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если она носит непротивоправный характер (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 9 июня 2005 года N 248-О).

Право на сохранение неприкосновенности частной и семейной жизни, в том числе на неформальное общение, защищается законом в отношении каждого. Оно распространяется и на лиц, которые лишены свободы в установленном законом порядке. Соблюдение законных интересов задержанных, заключенных под стражу или осужденных к лишению свободы по приговору суда предполагает, в частности, что они не могут быть полностью исключены из сферы общения людей, находящихся с ними в тесных личных, прежде всего родственных, отношениях.

Исходя из Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, утвержденного Генеральной Ассамблеей ООН 9 декабря 1998 года, задержанному или находящемуся в заключении лицу предоставляется право на посещение его членами семьи и переписку с ними, а также соответствующая возможность сноситься с внешним миром согласно разумным условиям и ограничениям, содержащимся в законе и установленных в соответствии с законом правилах (принцип 19). Наличие таких условий и ограничений вызвано спецификой уголовного судопроизводства, а также теми целями, которые стоят перед заключением под стражу как мерой принуждения. При этом ограниченность предоставляемых свиданий по их количеству, продолжительности и условиям проведения является неизбежным следствием применения этих мер, состоящих в изоляции лица в специальном месте под охраной (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 16 октября 2003 года N 351-О).

2.1. В соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации в отношении подозреваемого или обвиняемого по судебному решению может быть применено в качестве меры пресечения заключение под стражу (статья 108). Порядок и условия содержания под стражей, в том числе гарантии прав и законных интересов лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, в отношении которых в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, регулируются Федеральным законом "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" (статья 1). Согласно статье 4 данного Федерального закона содержание таких лиц под стражей осуществляется в соответствии с принципами законности, справедливости, презумпции невиновности, равенства всех граждан перед законом, гуманизма, уважения человеческого достоинства. При этом им в течение всего периода содержания под стражей на основании письменного разрешения лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело, может быть предоставлено не более двух свиданий в месяц с родственниками и иными лицами продолжительностью до трех часов каждое (часть третья статьи 18).

В Определении от 21 февраля 2008 года N 137-О-О Конституционный Суд Российской Федерации высказал правовую позицию, в соответствии с которой уголовно-процессуальный закон относит к категории обвиняемых не только лиц, в отношении которых вынесены постановление о привлечении в качестве обвиняемого или обвинительный акт, но и подсудимых-обвиняемых, по уголовному делу которых назначено судебное разбирательство, а также осужденных-обвиняемых, в отношении которых вынесен обвинительный приговор, и оправданных-обвиняемых, в отношении которых вынесен оправдательный приговор.

То обстоятельство, что после вынесения обвинительного приговора обвиняемый согласно части второй статьи 47 УПК Российской Федерации именуется осужденным, призвано только обозначить место этого участника в системе стадий уголовного судопроизводства и не может расцениваться как основание для ограничения его процессуальных прав (Определение от 20 марта 2007 года N 210-О-О). Это в полной мере относится и к иным правам, сопряженным со статусом обвиняемого. Соответственно, положения пункта 5 части первой статьи 17 и части третьей статьи 18 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" о праве обвиняемого на свидания с родственниками и иными лицами распространяются и на содержащихся под стражей осужденных, в отношении которых приговор не вступил в законную силу, так как их нахождение под стражей в указанный период осуществляется на основании решения о применении к ним соответствующей меры пресечения, указанного в обвинительном приговоре (пункт 10 части первой статьи 308 УПК Российской Федерации).

2.2. В соответствии со статьей 390 УПК Российской Федерации приговор суда первой инстанции вступает в законную силу по истечении срока его обжалования в кассационном порядке, если он не был обжалован сторонами (часть первая); в случае подачи жалобы или представления в кассационном порядке приговор, если он не отменяется судом кассационной инстанции, вступает в законную силу в день вынесения кассационного определения (часть третья); приговор обращается к исполнению судом первой инстанции в течение 3 суток со дня его вступления в законную силу или возвращения уголовного дела из суда кассационной инстанции (часть четвертая).

Обращение к исполнению приговора возлагается на суд, рассматривающий уголовное дело в первой инстанции; судья или председатель суда направляет копию обвинительного приговора в то учреждение или в тот орган, на которое возложено исполнение наказания (части первая и вторая статьи 393 УПК Российской Федерации). Не позднее 10 дней со дня получения администрацией следственного изолятора извещения о вступлении приговора суда в законную силу осужденные к лишению свободы направляются для отбывания наказания в соответствии с требованиями части первой статьи 75 УИК Российской Федерации, предусматривающей также, что в течение этого срока осужденный имеет право на краткосрочное свидание с родственниками и иными лицами. В дополнение к этому статья 395 УПК Российской Федерации устанавливает, что до обращения приговора к исполнению председательствующий в судебном заседании по уголовному делу или председатель суда предоставляет по просьбе близких родственников, родственников осужденного, содержащегося под стражей, возможность свидания с ним.

Таким образом, статья 395 УПК Российской Федерации - в нормативном единстве со статьей 18 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" в системе действующего правового регулирования - не только не ограничивает право обвиняемого, в отношении которого в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, на свидания с иными, помимо родственников, лицами в период после постановления приговора и до его обращения к исполнению, но и закрепляет дополнительно возможность свидания с осужденным его близких родственников и родственников, а потому не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявителя.

Формально оспаривая конституционность данной статьи, А.А. Байков, по сути, выражает свое несогласие с решениями, вынесенными правоприменительными органами по его делу. Между тем осуществление контроля за действиями судов общей юрисдикции и иных правоприменителей, проверка законности и обоснованности принимаемых ими решений, правильности применения законов при разрешении конкретных дел не относятся к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации, как они определены в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

3. Конституция Российской Федерации, признавая Российскую Федерацию демократическим правовым государством, носителем суверенитета и единственным источником власти в котором является ее многонациональный народ, провозглашает высшим непосредственным выражением власти народа свободные выборы (статья 1, часть 1; статья 3, части 1 и 3), участие в которых на основе всеобщего равного и прямого избирательного права составляет существо права граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления (статья 19, части 1 и 2, статья 32, часть 2).

Данные конституционные установления корреспондируют положениям международных договоров, являющихся в соответствии со статьей 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации составной частью ее правовой системы и имеющих приоритет над принимаемыми в Российской Федерации законами. Так, Конвенция о защите прав человека и основных свобод обязывает государства проводить с разумной периодичностью свободные выборы путем тайного голосования в таких условиях, которые обеспечивали бы свободное волеизъявление народа при выборе законодательной власти (статья 3 Протокола N 1). Международным пактом о гражданских и политических правах установлено, что каждый гражданин должен иметь без какой бы то ни было дискриминации и без необоснованных ограничений право и возможность принимать участие в ведении государственных дел как непосредственно, так и через посредство свободно выбранных представителей, голосовать и быть избранным на подлинных периодических выборах, обеспечивающих свободное волеизъявление избирателей на основе всеобщего равного избирательного права при тайном голосовании (статья 25). Согласно Конвенции о стандартах демократических выборов, избирательных прав и свобод в государствах - участниках Содружества Независимых Государств к числу стандартов демократических выборов относятся принципы периодичности и обязательности, справедливости, подлинности и свободы выборов на основе всеобщего равного избирательного права при тайном голосовании, обеспечивающие свободу волеизъявления избирателей (пункт 2 статьи 1).

Вместе с тем в соответствии со статьей 32 (часть 3) Конституции Российской Федерации не имеют права избирать и быть избранными граждане, признанные судом недееспособными, а также содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда, что согласуется с Конвенцией о стандартах демократических выборов, избирательных прав и свобод в государствах - участниках Содружества Независимых Государств, допускающей возможность подобных ограничений избирательных прав и свобод граждан и признающей их недискриминационными (статья 18).

3.1. Положение пункта 4 статьи 3 Федерального закона "О выборах Президента Российской Федерации", устанавливающее, что не имеет права избирать Президента Российской Федерации и быть избранным Президентом Российской Федерации, участвовать в иных избирательных действиях гражданин Российской Федерации, признанный судом недееспособным или содержащийся в местах лишения свободы по приговору суда, по существу, дословно воспроизводит положение статьи 32 (часть 3) Конституции Российской Федерации и потому не может рассматриваться как нарушающее конституционные права граждан.

Оспаривая его конституционность, заявитель фактически ставит вопрос об истолковании и оценке конституционных норм. Между тем в соответствии со статьей 125 (часть 5) Конституции Российской Федерации и статьями 3 и 105 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" правом обращения с запросом о толковании Конституции Российской Федерации граждане не наделены, а проверка конституционности конституционных положений в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, на что неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях, не входит (определения от 28 декабря 1995 года N 137-О, от 19 марта 1997 года N 56-О, от 1 апреля 1996 года N 13-О, от 22 января 2004 года N 38-О).

3.2. Кроме того, в решении от 25 января 2000 года по вопросу приемлемости жалобы N 51501/99, поданной В. Черепковым против Российской Федерации, Европейский Суд по правам человека указал, что статья 3 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод гарантирует проведение выборов законодательной власти, которая в Российской Федерации осуществляется парламентом Российской Федерации (статья 94 Конституции Российской Федерации), а также парламентами субъектов Российской Федерации (статьи 11, 72, 73 и 76 Конституции Российской Федерации).

В силу же статьи 80 Конституции Российской Федерации на Президента Российской Федерации, являющегося главой государства и гарантом Конституции Российской Федерации, прав и свобод человека и гражданина, Конституцией Российской Федерации возлагается принятие мер по охране суверенитета Российской Федерации, ее независимости и государственной целостности; обеспечение согласованного функционирования и взаимодействия органов государственной власти; определение основных направлений внутренней и внешней политики государства; представление Российской Федерации внутри страны и в международных отношениях. Реализация предоставленных ему полномочий по смыслу Конституции Российской Федерации, ее статей 83, 84, 86, 87, 89 и 90, не относится к осуществлению законодательной власти, вследствие чего, вопреки утверждению заявителя, оспариваемый им пункт 4 статьи 3 Федерального закона "О выборах Президента Российской Федерации" не нарушает его права, гарантированные статьей 3 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

 

определил:

 

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Байкова Алексея Алексеевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"