Поиск на текущей странице "Ctr+F"
||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 ноября 1998 г. N 147-О

 

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ

ЗАПРОСА ИРКУТСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА О ПРОВЕРКЕ

КОНСТИТУЦИОННОСТИ РЯДА ПОЛОЖЕНИЙ ЗАКОНА ИРКУТСКОЙ

ОБЛАСТИ "О СТАТУСЕ ДЕПУТАТА ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО

СОБРАНИЯ ИРКУТСКОЙ ОБЛАСТИ"

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя М.В. Баглая, судей Н.Т. Ведерникова, Н.В. Витрука, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, В.Д. Зорькина, А.Л. Кононова, В.О. Лучина, Т.Г. Морщаковой, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи Т.Г. Морщаковой, проводившей на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение запроса Иркутского областного суда,

 

установил:

 

1. В Конституционный Суд Российской Федерации поступил запрос Иркутского областного суда о проверке конституционности положений частей 1 и 2 статьи 19, статей 20 и 21 Закона Иркутской области от 11 октября 1995 года "О статусе депутата Законодательного собрания Иркутской области", устанавливающих неприкосновенность депутата в сфере уголовного, уголовно - процессуального, административного и административно - процессуального права, особые условия их привлечения к уголовной и административной ответственности, а также иные исключения из общих правил уголовного, уголовно - процессуального, административного и административно - процессуального законодательства, в том числе касающиеся порядка задержания, ареста, обыска, личного досмотра и допроса. Согласно оспариваемым положениям все такого рода меры не могут быть применены без согласия Законодательного собрания, а вопрос о лишении депутата неприкосновенности решается Законодательным собранием по представлению прокурора области. Кроме того, в запросе оспаривается конституционность статьи 24 названного Закона, согласно которой депутат на срок его полномочий имеет право на получение отсрочки от призыва на военную службу, освобождается от участия в военных сборах, а также статьи 40, в силу которой все указанные положения Закона вступают в действие после издания Закона Российской Федерации "О статусе депутата законодательного органа субъектов Российской Федерации".

Как следует из запроса, в производстве Иркутского областного суда находится дело по заявлению прокурора Иркутской области о признании недействительными указанных положений Закона Иркутской области "О статусе депутата Законодательного собрания Иркутской области" как противоречащих Конституции Российской Федерации. Иркутский областной суд, придя к выводу о несоответствии Конституции Российской Федерации этих положений, приостановил производство по делу и обратился в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке их конституционности.

2. Нормативные положения о депутатской неприкосновенности, аналогичные тем, конституционность которых оспаривается Иркутским областным судом, ранее уже были предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации. Правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации по этому вопросу изложена в Постановлении от 30 ноября 1995 года по делу о проверке конституционности статей 23 и 24 Временного положения об обеспечении деятельности депутатов Калининградской областной Думы, утвержденного Постановлением Калининградской областной Думы от 8 июля 1994 года, и в Постановлении от 10 декабря 1997 года по делу о проверке конституционности ряда положений Устава (Основного закона) Тамбовской области. Она заключается в следующем.

Депутатская неприкосновенность может устанавливаться законодателем субъекта Российской Федерации. Законодательный (представительный) орган субъекта Российской Федерации в пределах своей компетенции вправе предусмотреть, что его депутаты не могут быть привлечены к ответственности, в том числе по истечении срока своих полномочий, за высказанное мнение, позицию при голосовании и другие действия, соответствующие депутатскому статусу, если при этом со стороны депутата не были допущены нарушения, ответственность за которые предусмотрена федеральным законодательством. Положение о том, что депутат законодательного (представительного) органа субъекта Российской Федерации обладает на территории субъекта Российской Федерации депутатской неприкосновенностью в течение всего срока своих полномочий, нельзя интерпретировать как установление общего принципа, исключающего ответственность депутатов. Данное положение, если оно не связано с какими-либо изъятиями для депутатов при привлечении их к уголовной и административной ответственности, установленной федеральным законом, не вторгается в сферу ведения и полномочий Российской Федерации и, следовательно, не может оцениваться как противоречащее Конституции Российской Федерации.

Для депутатов и кандидатов в депутаты в органы власти субъектов Российской Федерации и местного самоуправления общий принцип гарантий их деятельности, в том числе в связи с привлечением к уголовной ответственности и к административной ответственности, налагаемой в судебном порядке, в определенной степени уже урегулирован федеральными законами. Так, статьей 35 (пункт 4) Федерального закона от 19 сентября 1997 года "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" предусмотрено, что зарегистрированный кандидат не может быть привлечен без согласия прокурора (соответственно уровню выборов) к уголовной ответственности, арестован или подвергнут мерам административного взыскания, налагаемым в судебном порядке; при даче согласия на привлечение к уголовной ответственности, арест прокурор обязан известить избирательную комиссию, осуществившую регистрацию кандидата. До вступления в силу данного законодательного акта действовало аналогичное положение Федерального закона от 6 декабря 1994 года "Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации" (часть пятая статьи 22). Федеральный закон от 28 августа 1995 года "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" устанавливает, что депутаты, члены выборных органов местного самоуправления, выборные должностные лица местного самоуправления на территории муниципального образования не могут быть задержаны (за исключением случаев задержания на месте преступления), подвергнуты обыску по месту жительства или работы, арестованы, привлечены к уголовной ответственности без согласия прокурора субъекта Российской Федерации (часть седьмая статьи 18).

Таким образом, в данном вопросе федеральный законодатель связывает гарантии деятельности депутата с обязательным подключением полномочий прокурора вышестоящего уровня. Этот порядок не нарушает процессуальных механизмов в сфере уголовной и административной ответственности, установленных федеральным законодательством в соответствии с Конституцией Российской Федерации.

Согласно Конституции Российской Федерации вопросы неприкосновенности депутатов, затрагивающие аспекты уголовного и уголовно - процессуального законодательства, находятся в ведении Российской Федерации и по ним принимаются федеральные законы (статья 71, пункт "о"; статья 76, часть 1); административное и административно - процессуальное законодательство относится к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов (статья 72, пункт "к" части 1); по предметам совместного ведения издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации (статья 76, часть 2). Из приведенных конституционных положений вытекает, что законодательство субъекта Российской Федерации не может исключать возможность привлечения депутата своего законодательного (представительного) органа к уголовной либо административной ответственности, установленной федеральным законодательством, и тем самым определять не предусмотренный Конституцией Российской Федерации и федеральным законом порядок судопроизводства, а также особые полномочия и порядок деятельности прокурора субъекта Российской Федерации.

Исходя из этого, положения об особых условиях привлечения депутатов Калининградской областной Думы к уголовной и административной ответственности, а также об иных исключениях из общих привил уголовного, уголовно - процессуального, административного и административно - процессуального законодательства Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 30 ноября 1995 года по делу о проверке конституционности статей 23 и 24 Временного положения об обеспечении деятельности депутатов Калининградской областной Думы признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 71 (пункты "г", "о"), 72 (пункты "к", "н" части 1), 76 (части 1, 2 и 5), 77 (часть 1), 118, 120 (часть 1), 129 (часть 5).

3. Согласно пункту 3 части первой статьи 43 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" Конституционный Суд Российской Федерации принимает решение об отказе в принятии обращения к рассмотрению в случае, если по предмету обращения ранее им было вынесено постановление, сохраняющее свою силу.

Следовательно, запрос Иркутского областного суда в части, касающейся проверки конституционности статей Закона Иркутской области "О статусе депутата Законодательного собрания Иркутской области", содержащих такие же положения, какие уже были предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации и по которым ранее им были вынесены постановления, сохраняющие свою силу, не может быть принят Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

4. Согласно статье 125 (часть 6) Конституции Российской Федерации, части третьей статьи 79 и части второй статьи 87 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" признание нормативного акта или отдельных его положений неконституционными влечет утрату ими юридической силы и является основанием отмены в установленном порядке положений других нормативных актов, содержащих такие же положения, какие были предметом рассмотрения; положения этих нормативных актов не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами.

Следовательно, и положения об особых условиях привлечения депутатов законодательного (представительного) органа субъекта Российской Федерации к уголовной и административной ответственности, а также об иных исключениях из общих правил уголовного, уголовно - процессуального, административного и административно - процессуального законодательства, содержащиеся в Законе Иркутской области "О статусе депутата Законодательного собрания Иркутской области" и аналогичные положениям, ранее признанным Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации, подлежат отмене Законодательным собранием Иркутской области в установленном порядке и не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами.

5. Нормативные положения об освобождении депутата законодательного органа субъекта Российской Федерации от обязательного призыва на военную службу и от военных сборов не были предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации. Однако на содержащую такие положения статью 24 Закона Иркутской области "О статусе депутата Законодательного собрания Иркутской области" распространяется правовая позиция, изложенная Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 30 ноября 1995 года, согласно которой субъекты Российской Федерации не вправе осуществлять собственное правовое регулирование по предметам, отнесенным статьей 71 Конституции Российской Федерации к ведению Российской Федерации. Это касается и тех случаев, когда законодатель субъекта Российской Федерации откладывает введение в действие акта, принятого им по вопросу, относящемуся к исключительной компетенции Российской Федерации, до издания соответствующего федерального закона, как это предусмотрено статьей 40 Закона Иркутской области "О статусе депутата Законодательного собрания Иркутской области".

6. В Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 16 июня 1998 года по делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации изложена правовая позиция, согласно которой суды общей юрисдикции и арбитражные суды не могут признавать названные в статье 125 (пункты "а" и "б" части 2 и часть 4) Конституции Российской Федерации акты, в том числе законы субъектов Российской Федерации, неконституционными и потому утрачивающими юридическую силу, - это относится только к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации.

Однако такое истолкование разграничения компетенции в области нормоконтроля между Конституционным Судом Российской Федерации и другими судами не отрицает правомочия судов общей юрисдикции и арбитражных судов подтверждать недействительность законов и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации, содержащих такие же положения, какие уже были признаны неконституционными на основании постановления Конституционного Суда Российской Федерации, сохраняющего свою силу. То, что оспариваемые положения Закона Иркутской области, согласно его статье 40, не введены в действие, не может повлиять на их оценку и препятствовать подтверждению их недействительности судом.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктами 2 и 3 части первой статьи 43, частями первой и третьей статьи 79, частью второй статьи 87 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

 

определил:

 

1. Отказать в принятии к рассмотрению запроса Иркутского областного суда как не отвечающего критерию допустимости обращений в соответствии с требованиями Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" и поскольку по предмету запроса Конституционным Судом Российской Федерации ранее было вынесено постановление, сохраняющее свою силу.

2. Положения статей 19 (части 1 и 2), 20, 21, 24, 39 и 40 Закона Иркутской области "О статусе депутата Законодательного собрания Иркутской области", устанавливающие неприкосновенность депутатов в сфере уголовного, уголовно - процессуального, административного и административно - процессуального права, особые условия их привлечения к уголовной и административной ответственности, иные исключения из общих правил уголовного, уголовно - процессуального, административного и административно - процессуального законодательства, в том числе касающиеся порядка задержания, ареста, обыска, личного досмотра, досмотра жилища, имущества и используемого транспортного средства, а также положения о том, что все такого рода меры не могут быть применены без согласия самого Законодательного собрания, а вопрос о лишении депутата неприкосновенности решается Законодательным собранием по представлению прокурора области, подлежат отмене в установленном порядке и не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами. В данном случае указанные нормы должны быть отменены Законом Иркутской области или признаны судом недействующими как повторяющие аналогичные положения других актов, ранее признанных Конституционным Судом не соответствующими Конституции Российской Федерации.

3. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данному запросу окончательно и обжалованию не подлежит.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"