Поиск на текущей странице "Ctr+F"
||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 мая 2009 г. N 574-О-О

 

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ

ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА КНАУБА КОНСТАНТИНА АЛЕКСАНДРОВИЧА

НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПУНКТОМ 2 ЧАСТИ

ВТОРОЙ СТАТЬИ 30 И ПУНКТОМ 3 ЧАСТИ ТРЕТЬЕЙ СТАТЬИ 31

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи Л.О. Красавчиковой, проводившей на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданина К.А. Кнауба,

 

установил:

 

1. Гражданин К.А. Кнауб - подполковник МЧС России, обвинявшийся в совершении преступлений, предусмотренных пунктом "б" части третьей, частью четвертой статьи 159 и частью третьей статьи 30 УК Российской Федерации, приговором Московского окружного военного суда от 11 января 2008 года, вынесенным с участием присяжных заседателей, был оправдан. Основанием для рассмотрения уголовного дела в отношении К.А. Кнауба Московским окружным военным судом с участием присяжных заседателей явилось наличие в материалах дела сведений, составляющих государственную тайну (пункт 3 части третьей статьи 31 УПК Российской Федерации). Однако в ходе дальнейшего судебного разбирательства, имевшего место после вынесения приговора и его отмены в кассационном порядке, было установлено, что содержащиеся в материалах дела сведения утратили категорию секретности и перестали являться государственной тайной. В результате кассационным определением Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 18 ноября 2008 года подсудность уголовного дела была изменена, а дело передано из окружного в гарнизонный военный суд для рассмотрения судьей единолично. Постановлением Верховного Суда Российской Федерации от 18 марта 2009 года К.А. Кнаубу было отказано в удовлетворении надзорной жалобы на указанное определение.

Новое судебное разбирательство по данному уголовному делу, начатое Московским гарнизонным военным судом 11 января 2009 года, в настоящее время продолжается. В подготовительной части судебного заседания 28 января 2009 года Московским гарнизонным военным судом было отказано в удовлетворении ходатайства стороны защиты о направлении в Конституционный Суд Российской Федерации запроса суда о толковании части 1 статьи 47 Конституции Российской Федерации.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации К.А. Кнауб просит признать не соответствующими статье 47 (часть 1) Конституции Российской Федерации пункт 2 части второй статьи 30 и пункт 3 части третьей статьи 31 УПК Российской Федерации, как ограничивающие реализацию его права на рассмотрение уголовного дела судом с участием присяжных заседателей лишь тем промежутком времени, в течение которого в материалах этого дела сохраняются сведения, составляющие государственную тайну.

2. Право каждого на судебную защиту посредством законного, независимого и беспристрастного суда означает, в частности, что рассмотрение дел должно осуществляться законно установленным, а не произвольно выбранным составом суда и что никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом (статья 47, часть 1, Конституции Российской Федерации). В соответствии со статьями 47 (часть 2) и 123 (часть 4) Конституции Российской Федерации обвиняемому в совершении преступления гарантируется право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей, которое, согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной им в Постановлении от 2 февраля 1999 года N 3-П, закреплено непосредственно Конституцией Российской Федерации только в отношении случаев, предусмотренных ее статьей 20 (часть 2), в отличие от случаев, когда данное право в соответствии со статьями 47 (часть 2) и 123 (часть 4) Конституции Российской Федерации устанавливается законодателем.

Законом, закрепляющим подсудность уголовных дел, является Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, предусматривающий в пункте 3 части третьей статьи 31, что верховному суду республики, краевому или областному суду, суду города федерального значения, суду автономной области и суду автономного округа подсудны уголовные дела, в материалах которых содержатся сведения, составляющие государственную тайну. Законодатель, в исключение из общего правила определения в части третьей статьи 31 УПК Российской Федерации подсудности среднего звена федеральных судов общей юрисдикции (т.е. областных и равных им судов) по предметному принципу (путем перечисления статей Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающих ответственность за совершение преступлений, уголовные дела о которых отнесены к ведению указанных судов), выделил критерий наличия в материалах уголовного дела сведений, составляющих государственную тайну, в отдельный пункт статьи 31 УПК Российской Федерации и определил, что судами данного уровня для рассмотрения указанных дел может быть образован (по ходатайству обвиняемого) коллегиальный состав суда, состоящий из судьи соответствующего федерального суда общей юрисдикции и коллегии из двенадцати присяжных заседателей (подпункт 2 части второй статьи 30 УПК Российской Федерации). При этом подсудность военных судов определена по тому же предметному признаку, что и подсудность общих судов (часть шестая статьи 31 УПК Российской Федерации).

Такой подход свидетельствует о том, что реализация права обвиняемого на рассмотрение уголовного дела, в материалах которого имеются сведения, составляющие государственную тайну, федеральным судом общей юрисдикции соответствующего уровня с участием присяжных заседателей обусловлена наличием в данном уголовном деле таких сведений и возможна исключительно в силу факта соблюдения данного условия, установленного законодателем в рамках предоставленных ему полномочий, а потому для решения вопроса о возможности рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей (если об этом ходатайствует обвиняемый) предусмотрено проведение предварительного судебного слушания (пункт 5 части второй статьи 229, статья 325 УПК Российской Федерации), в ходе которого должны быть выявлены основания для его удовлетворения, в частности наличие в материалах уголовного дела сведений, составляющих государственную тайну.

3. Конституция Российской Федерации, гарантируя каждому право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, в то же время предусматривает, что федеральным законом определяется перечень сведений, составляющих государственную тайну (статья 29, часть 4). Такое решение вызвано необходимостью защиты суверенитета России, обеспечения ее обороны и безопасности и соотносится с предписаниями статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, допускающей в указанных в ней целях ограничение федеральным законом прав и свобод человека и гражданина, а следовательно, и права на информацию. Исходя из этого законодатель вправе устанавливать перечень сведений, которые могут быть отнесены к государственной тайне, регулировать отношения, связанные с их рассекречиванием и защитой, определять порядок допуска и доступа граждан к таким сведениям (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27 марта 1996 года N 8-П).

Законом Российской Федерации от 21 июля 1993 года N 5485-1 "О государственной тайне" устанавливается правовой режим государственной тайны, суть которого состоит в ограничении доступа к защищаемым государством сведениям в области его военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб безопасности Российской Федерации (статья 2). В соответствии с принципами законности, обоснованности и своевременности отнесение сведений к государственной тайне, их засекречивание осуществляется в соответствии с их отраслевой, ведомственной или программно-целевой принадлежностью согласно действующим в соответствующих органах, учреждениях и организациях перечням сведений, подлежащих засекречиванию (статьи 6, 9 и 11).

Снятие ранее введенных в предусмотренном законом порядке ограничений на распространение сведений, составляющих государственную тайну, и на доступ к их носителям предусмотрено в установленном названным Законом порядке, в частности при наличии изменения объективных обстоятельств, вследствие которого дальнейшая защита сведений, составляющих государственную тайну, является нецелесообразной (статья 13). Руководители органов государственной власти обязаны периодически, но не реже чем через каждые 5 лет пересматривать содержание действующих в органах государственной власти, на предприятиях, в учреждениях и организациях перечней сведений, подлежащих засекречиванию, в части обоснованности засекречивания сведений и их соответствия установленной ранее степени секретности. Носители сведений, составляющих государственную тайну, рассекречиваются не позднее сроков, установленных при их засекречивании. До истечения этих сроков носители подлежат рассекречиванию, если изменены положения действующего в данном органе государственной власти, на предприятии, в учреждении и организации перечня, на основании которых они были засекречены (статья 14).

Таким образом, отнесение сведений к государственной тайне обусловлено соблюдением сроков, установленных при их засекречивании.

4. Согласно статье 4 УПК Российской Федерации при производстве по уголовному делу применяется уголовно-процессуальный закон, действующий во время производства соответствующего процессуального действия или принятия процессуального решения, если иное не установлено данным Кодексом. По этому правилу также оцениваются факты и обстоятельства, имеющие место в период совершения соответствующего процессуального действия или принятия процессуального решения, поскольку конкретное правоотношение также возникает, протекает, прекращается в определенный конкретный промежуток времени. Изменение фактов и обстоятельств, имеющих юридическое значение для совершения процессуального действия или принятия процессуального решения, с которыми связывается возникновение какого-либо права, изменяет их юридическую оценку. Иное противоречило бы принципу законности, поскольку означало бы игнорирование новых обстоятельств и распространение ранее имевших место фактических данных, утративших юридическую силу, на новые процессуальные действия и решения, принимаемые или реализуемые при иных фактических обстоятельствах, на которых должна базироваться оценка оснований для принятия процессуальных решений и совершения процессуальных действий.

Поскольку подсудность уголовного дела суду присяжных связывается пунктом 2 части второй статьи 30 и пунктом 3 части третьей статьи 31 УПК Российской Федерации не с конкретными составами преступлений, а с наличием в материалах уголовного дела сведений, составляющих государственную тайну, правовой режим действия которой, в том числе во времени, определен не указанными законоположениями Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, а Законом Российской Федерации "О государственной тайне", разрешение вопроса о реализации права обвиняемого на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей в случае отмены приговора, постановленного судом с участием присяжных заседателей, с направлением дела на новое судебное рассмотрение также зависит от наличия в материалах уголовного дела сведений, составляющих государственную тайну. Утрата сведениями, содержащимися в материалах уголовного дела, категории секретности свидетельствует о невозможности распространения действия оспариваемых законоположений на соответствующие отношения.

Таким образом, сами по себе положения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которым уголовные дела, в материалах которых содержатся сведения, составляющие государственную тайну, отнесенные к подсудности верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области и суда автономного округа, по ходатайству обвиняемого рассматриваются судьей соответствующего федерального суда общей юрисдикции и коллегией из двенадцати присяжных заседателей, не могут рассматриваться как ограничивающие конституционные права и свободы заявителя. Напротив, они представляют собой дополнительные гарантии для реализации обвиняемым закрепленных Конституцией Российской Федерации прав на судебную защиту и справедливое рассмотрение его уголовного дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Оценка того, насколько правильно указанные нормы были применены в деле заявителя и позволяли ли они в конкретной ситуации (в частности, в случае утраты сведениями, содержащимися в материалах уголовного дела, категории секретности, в связи с чем они перестали являться государственной тайной) передавать дело из окружного военного суда в гарнизонный военный суд, в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации не входит и относится к ведению соответствующих судов общей юрисдикции. Проверка законности и обоснованности судебных решений, принятых по уголовному делу заявителя, в том числе с точки зрения законности разрешения вопроса о форме судопроизводства в случае отмены приговора, постановленного с участием присяжных заседателей, с направлением дела на новое судебное разбирательство, является прерогативой соответствующих инстанций системы судов общей юрисдикции и в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации также не входит.

Настаивая на признании указанных статей уголовно-процессуального закона неконституционными, заявитель фактически оспаривает не сами по себе содержащиеся в них положения, а принятые по его делу судебные решения. Однако, поскольку суд общей юрисдикции до настоящего времени не завершил производство по возбужденному в отношении К.А. Кнауба уголовному делу, конституционное судопроизводство при таких обстоятельствах, по сути, использовалось бы как средство судебной защиты, подменяющее судопроизводство по уголовным делам, что недопустимо в силу статей 118, 125 и 126 Конституции Российской Федерации.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

 

определил:

 

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кнауба Константина Александровича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

 

Судья-секретарь

Конституционного Суда

Российской Федерации

Ю.М.ДАНИЛОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"