Поиск на текущей странице "Ctr+F"
||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 апреля 2009 г. N 564-О-О

 

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ

ГРАЖДАНИНА КУЗЬМИЦКОГО САЯНА БОРИСОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ

ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОЛОЖЕНИЯМИ СТАТЕЙ 30, 35, 56,

58, 66, 72, 159 И 161 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ, А ТАКЖЕ ФЕДЕРАЛЬНЫМ КОНСТИТУЦИОННЫМ ЗАКОНОМ

"О КОНСТИТУЦИОННОМ СУДЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе заместителя Председателя О.С. Хохряковой, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданина С.Б. Кузьмицкого вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

 

установил:

 

1. Гражданин С.Б. Кузьмицкий приговором судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Хакасия был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных пунктом "а" части третьей статьи 159, частью третьей статьи 30 и пунктом "а" части третьей статьи 159, пунктом "а" части третьей статьи 161, пунктом "а" части третьей статьи 162, частью первой статьи 209, частью четвертой статьи 222 и частью первой статьи 327 УК Российской Федерации, и осужден к 13 годам лишения свободы с конфискацией имущества. Этим же приговором С.Б. Кузьмицкий был оправдан по пункту "а" части третьей статьи 162 и части первой статьи 222 УК Российской Федерации за отсутствием в его действиях состава преступления. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев дело в качестве суда кассационной инстанции, освободила С.Б. Кузьмицкого от отбывания наказания по статьям 222 и 327 УК Российской Федерации, отменила приговор в части его осуждения по статье 209 того же Кодекса, а также изменила приговор, переквалифицировав действия виновного с пункта "а" части третьей статьи 162 на пункт "а" части третьей статьи 159 УК Российской Федерации.

С.Б. Кузьмицкий обратился в Верховный суд Республики Хакасия с заявлением о признании права на частичную реабилитацию в связи с тем, что он был оправдан по ряду статей Уголовного кодекса Российской Федерации. Данное заявление удовлетворено не было; суд указал, что право на реабилитацию имеют лишь лица, полностью оправданные по предъявленному им обвинению и не осужденные по другому обвинению. Посчитав, что такая позиция Верховного суда Республики Хакасия не соответствует позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Определении от 16 февраля 2006 года N 19-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина И.А. Мухина, С.Б. Кузьмицкий направил жалобы на неисполнение решений Конституционного Суда Российской Федерации Председателю Верховного Суда Российской Федерации и Генеральному директору Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации. В своем обращении в Конституционный Суд Российской Федерации заявитель просит признать неконституционным отсутствие в Федеральном конституционном законе от 21 июля 1994 года N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" раздела об исполнении решений Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку наличие такого пробела, по его мнению, не согласуется с предписаниями статей 1 (часть 1), 15 (части 1, 2 и 4), 18, 45 (часть 1), 46 (часть 1), 52, 53, 118, 125 (части 4 и 6) и 128 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

Кроме того, заявитель просит признать неконституционными части вторую и четвертую статьи 56 УК Российской Федерации и утверждает, что данные нормы, устанавливая максимальный срок лишения свободы - 20 лет (по совокупности преступлений - 25 лет, а по совокупности приговоров - 30 лет), позволяют правоприменителю назначать чрезмерно суровое и несоразмерное совершенному деянию наказание. Тем самым, полагает заявитель, нарушаются его права, предусмотренные статьями 1 (часть 1), 15 (часть 4), 17 (часть 1), 21 (часть 2), 22 (часть 1) и 55 (часть 2) Конституции Российской Федерации.

С.Б. Кузьмицкий считает также, что пункт "в" части первой статьи 58 УК Российской Федерации противоречит Конституции Российской Федерации, ее статьям 1 (часть 1) и 15 (часть 4), поскольку предполагает возможность содержания в одном исправительном учреждении лиц, которые ранее не отбывали наказание в виде лишения свободы, совместно с рецидивистами.

Заявитель просит Конституционный Суд Российской Федерации признать неконституционной часть третью статьи 30 УК Российской Федерации, поскольку, по его мнению, ее положения создают правовую неопределенность в разграничении видов покушения на оконченное и неоконченное. В связи с этим С.Б. Кузьмицкий указывает, что статья 66 данного Кодекса, регламентирующая правила назначения наказания за неоконченное преступление, также является неконституционной. Применение названных законоположений в его деле, утверждает заявитель, привело к назначению чрезмерно сурового наказания, чем были нарушены его права, гарантируемые статьями 1 (часть 1), 10, 15 (часть 4) и 22 (часть 1) Конституции Российской Федерации.

По мнению С.Б. Кузьмицкого, нормы части седьмой статьи 35 УК Российской Федерации, с одной стороны, и пункта "а" части третьей статьи 159 (в первоначальной редакции), пункта "а" части третьей статьи 161 этого Кодекса, с другой стороны, не согласуются между собой, поскольку статья 35 предусматривает необходимость установления наиболее строгого наказания за преступления, совершенные преступным сообществом (преступной организацией), а составы таких преступлений, как мошенничество (статья 159) и грабеж (статья 161), не включают квалифицирующий признак "совершение преступления преступным сообществом (преступной организацией)". Как считает заявитель, невозможность привлечения к ответственности лиц, совершивших преступления, предусмотренные статьями 159 и 161 УК Российской Федерации, в составе преступного сообщества, лишает уголовный закон правовой определенности, не позволяет правоприменителю осуществлять задачи по охране прав и свобод человека и гражданина, что свидетельствует о нарушении положений статей 1 (часть 1) и 2 Конституции Российской Федерации.

Заявитель просит признать неконституционным положение части третьей статьи 72 УК Российской Федерации, согласно которому время содержания лица под стражей до судебного разбирательства засчитывается в срок лишения свободы из расчета один день за один день. Как утверждает С.Б. Кузьмицкий, в связи с неудовлетворительными условиями содержания в следственных изоляторах зачет времени содержания под стражей из расчета один день за один день противоречит положениям статей 1 (часть 1), 2, 15 (часть 4), 17 (часть 1), 21 (часть 2) и 55 (часть 2) Конституции Российской Федерации, умаляет его право не подвергаться жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению в период содержания под стражей, вытекающее из статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

2.1. Утверждая о неконституционности положений статей 30, 35, 56, 58, 66, 72, 159 и 161 УК Российской Федерации, заявитель не приводит доводов, свидетельствующих о том, что его права были нарушены в результате применения этих положений, и не подтверждает факт этих нарушений документально. Тем самым С.Б. Кузьмицкий ставит вопрос об абстрактном противоречии Конституции Российской Федерации ряда норм уголовного закона и просит Конституционный Суд Российской Федерации оценить обоснованность действий законодателя в сфере уголовно-правового регулирования. Вместе с тем Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 19 марта 2003 года N 3-П, определениях от 24 июня 2008 года N 376-О-О и от 16 февраля 2006 года N 62-О отметил, что федеральный законодатель, реализуя принадлежащие ему в силу статей 71 (пункты "в", "о") и 76 (часть 1) Конституции Российской Федерации полномочия в сфере регулирования и защиты прав и свобод человека и гражданина, а также уголовного законодательства, вправе в предусмотренных Конституцией Российской Федерации пределах самостоятельно определять содержание положений уголовного закона, в том числе устанавливать наказуемость конкретных общественно опасных деяний и иные уголовно-правовые последствия совершения лицом преступления.

2.2. Что касается затронутого в жалобе С.Б. Кузьмицкого вопроса об отсутствии в Федеральном конституционном законе "О Конституционном Суде Российской Федерации" раздела об исполнении решений Конституционного Суда Российской Федерации, то в ряде своих определений Конституционный Суд Российской Федерации указал, что решения Конституционного Суда Российской Федерации, равно как и содержащиеся в них правовые позиции общеобязательны и не требуют подтверждения другими органами и должностными лицами, а решения судов и иных органов, основанные на акте, признанном неконституционным, либо на акте, которому суд общей юрисдикции придал истолкование, расходящееся с его конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом Российской Федерации, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях. Решения Конституционного Суда Российской Федерации не могут игнорироваться судами, к компетенции которых отнесен пересмотр соответствующего решения и которые по заявлению гражданина или уполномоченного должностного лица обязаны установить - при соблюдении общих правил судопроизводства - наличие материальных и процессуальных предпосылок, а также возможных препятствий для пересмотра решений, основанных на нормах, которым придан смысл, расходящийся с их конституционно-правовым смыслом.

Суды не вправе не исполнять решения Конституционного Суда Российской Федерации и содержащиеся в них предписания, - иное означало бы неисполнение требований Конституции Российской Федерации и Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 14 января 1999 года N 4-О, от 5 февраля 2004 года N 78-О, от 27 мая 2004 года N 211-О, от 1 ноября 2007 года N 827-О-П и от 24 января 2008 года N 191-О-П).

Проверка же правоприменительных решений, состоявшихся по делу заявителя, не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации"; не входит в его полномочия и разъяснение содержащихся в законодательстве терминов и понятий.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

 

определил:

 

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кузьмицкого Саяна Борисовича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Заместитель Председателя

Конституционного Суда

Российской Федерации

О.С.ХОХРЯКОВА

 

Судья-секретарь

Конституционного Суда

Российской Федерации

Ю.М.ДАНИЛОВ

 

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"