Поиск на текущей странице "Ctr+F"
||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПИСЬМО

от 11 июля 1997 г. No. 4994

 

1. В своем Постановлении от 17 декабря 1996 года Конституционный Суд Российской Федерации установил, что пункты 2 и 3 части первой статьи 11 Закона Российской Федерации от 24 июня 1993 года "О федеральных органах налоговой полиции" в части, касающейся санкций, применяемых органами налоговой полиции, носят отсылочный характер и поэтому должны рассматриваться в системной связи со статьей 13 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 года "Об основах налоговой системы в Российской Федерации" и со статьями 7 (пункты 8 и 9) и 8 Закона РСФСР от 21 марта 1991 года "О Государственной налоговой службе РСФСР". Из буквального смысла названных актов, из смысла, придаваемого им официальным толкованием (в том числе толкованием, данным Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации) и сложившейся правоприменительной практикой, а также из их места в системе правовых актов, определяющих полномочия должностных лиц налоговых органов, следует, что органы налоговой полиции производят взыскание недоимки по налогам, а также сумм штрафов и иных предусмотренных законодательством санкций с юридических лиц в бесспорном порядке (Постановление, стр. 3).

Конституционный Суд Российской Федерации постановил признать положения пунктов 2 и 3 части первой статьи 11 Закона Российской Федерации от 24 июня 1993 года "О федеральных органах налоговой полиции", предоставляющие федеральным органам налоговой полиции на основании статьи 7 (пункты 8 и 9) и статьи 8 Закона РСФСР от 21 марта 1991 года "О Государственной налоговой службе РСФСР" и статьи 13 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 года "Об основах налоговой системы в Российской Федерации" право производить взыскание с юридических лиц недоимки по налогам, а также пени в случае задержки уплаты налога в бесспорном порядке, не противоречащими Конституции Российской Федерации, а право производить взыскание с юридических лиц сумм штрафов, а также всей суммы сокрытого или заниженного дохода (прибыли) в бесспорном порядке без их согласия, не соответствующим Конституции Российской Федерации (Постановление, стр. 10 - 11).

Поскольку пункты 2 и 3 части первой статьи 11 Закона Российской Федерации "О федеральных органах налоговой полиции" непосредственно не содержат конкретных полномочий органов налоговой полиции, а носят отсылочный характер, то есть указывают на те законодательные положения (статьи других законов), в которых эти полномочия непосредственно сформулированы, причем именно как полномочия органов налоговой службы, и которые как таковые были в данном деле проверены на предмет их соответствия Конституции Российской Федерации, постольку содержащиеся в Постановлении оценки пунктов 2 и 3 части первой статьи 11 указанного Закона относятся и к тем положениям, в которых эти полномочия непосредственно предусмотрены.

В Постановлении - в силу специфики проверявшихся положений, предусмотренных пунктами 2 и 3 части первой статьи 11 Закона Российской Федерации от 24 июня 1993 года "О федеральных органах налоговой полиции", и поскольку заявитель оспаривал саму возможность производить налоговое взыскание в бесспорном порядке как таковую, - дана оценка конституционности полномочий, предусмотренных статьей 13 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 года "Об основах налоговой системы в Российской Федерации", статьей 7 (пункты 8 и 9) и статьей 8 Закона РСФСР от 21 марта 1991 года "О государственной налоговой службе РСФСР" именно в качестве полномочий государственных налоговых инспекций и в то же время распространенных законодателем также и на органы налоговой полиции. Поэтому содержащиеся в Постановлении оценки полномочий налоговых органов в равной мере распространяются и на государственные налоговые инспекции.

В связи с этим ограничительное толкование Постановления от 17 декабря 1996 года органами Государственной налоговой службы Российской Федерации, в частности разъяснение заместителя руководителя Государственной налоговой службы, данное в письме от 6 февраля 1997 г. No. ВК-4-11/5н "О взыскании государственными налоговыми инспекциями штрафов с организаций", о том, что данное Постановление Конституционного Суда касается только органов налоговой полиции и не ограничивает право государственных налоговых инспекций производить взыскание с организаций всей суммы сокрытого или заниженного дохода (прибыли) и штрафов, установленных подпунктами "а" и "б" пункта 1 статьи 13 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 года "Об основах налоговой системы в Российской Федерации" в бесспорном порядке, не соответствует смыслу и содержанию названного Постановления.

2. В данном деле Конституционный Суд вынес решение по жалобе, в которой оспаривалась правомерность взыскания в бесспорном порядке налога лишь в виде денежных сумм, списанных со счетов налогоплательщика - юридического лица. Вопрос об обращении взыскания на иного рода имущество налогоплательщика заявителями не ставился и поэтому в данном деле не был предметом специального рассмотрения.

В Постановлении (стр. 5) речь идет о налоге как той части имущества налогоплательщика, которая в виде денежной суммы подлежит взносу в казну (стр. 5), и соответствующих налоговых платежах (то есть денежных суммах), которые могут быть налоговыми органами взысканы в бесспорном порядке (стр. 8, 9, 10). При этом наделение налогового органа полномочием действовать властно - обязывающим образом при бесспорном взыскании налоговых платежей правомерно в той степени, в какой такие действия, во-первых, остаются в рамках именно налоговых имущественных отношений, а не приобретают характер гражданско - правовых, административно - правовых или уголовно - правовых санкций, и, во-вторых, не отменяют и не умаляют права и свободы человека и гражданина (стр. 6). Поэтому обращение взыскания на иного рода имущество и иные вещные права, помимо денежных средств (в том числе денежных требований), поскольку оно связано с возникновением, изменением и прекращением не только собственно налоговых правоотношений, но также и правоотношений гражданских, административных и уголовных, должно осуществляться с соблюдением требований действующего законодательства, в том числе Гражданского кодекса.

Поэтому в Постановлении не ставился вопрос об обращении взыскания денежных сумм на все имущество.

3. В Постановлении Конституционного Суда (стр. 9, 10, 11) признано, что взыскание с юридических лиц сумм штрафов, а также всей суммы сокрытого или заниженного дохода (прибыли) в бесспорном порядке без их согласия не соответствует Конституции Российской Федерации.

При этом различного рода штрафы и взыскание всей суммы сокрытого или заниженного дохода (прибыли) означают те меры (финансовые санкции), которые предусмотрены статьей 13 Закона Российской Федерации "Об основах налоговой системы в Российской Федерации" и статьями 7 (пункты 8 и 9) и 8 Закона РСФСР "О Государственной налоговой службе РСФСР" и которые согласно Постановлению Конституционного Суда выходят по своему существу за рамки налогового обязательства как такового. Эти меры, в отличие от суммы не внесенного в срок налога (недоимки) и пени как компенсации потерь государственной казны в результате недополучения налоговых сумм в срок в случае задержки уплаты налога, носят не восстановительный, а карательный характер и являются наказанием за налоговое правонарушение, то есть за предусмотренное законом противоправное виновное деяние, совершенное умышленно либо по неосторожности (Постановление, стр. 9). Поэтому при производстве по делу о налоговом правонарушении подлежит доказыванию как сам факт совершения такого правонарушения, так и степень вины налогоплательщика (Постановление, стр. 9).

Данная в Постановлении Конституционного Суда оценка положений о взимании штрафов (с точки зрения их соответствия Конституции) относится только к тем штрафам, которые предусмотрены лишь в вышеназванных статьях, и не может быть распространена на иного рода положения о взыскании штрафа, хотя и связанные с деятельностью налоговых органов, однако не являвшиеся предметом рассмотрения Конституционного Суда по данному делу.

4. Из Постановления (стр. 9) следует, что налогоплательщику должен быть в установленном законом порядке предоставлен срок, в течение которого можно обжаловать решение о взыскании штрафа. Если такое решение не обжаловано в вышестоящий налоговый орган (то есть в вышестоящий федеральный орган налоговой полиции, когда решение о взыскании штрафа было принято органом налоговой полиции, и соответственно - в вышестоящий орган налоговой службы, когда решение было принято органом налоговой службы) и (или) в суд, то решение о взыскании штрафа приводится в исполнение.

Вопросы о порядке взыскания штрафа, которые подлежат урегулированию в связи с рассматриваемым Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации, относятся к компетенции законодателя. В случае приостановления взыскания до вынесения судом решения по жалобе налогоплательщика вопрос о возможности возврата денежных средств, уже списанных со счета должника в бесспорном порядке, подлежит решению в обычном порядке, в том числе посредством судебного разбирательства, поскольку в случае возникновения спора по этому поводу у налогоплательщика сохраняется вытекающая из статьи 46 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации общая гарантия судебной защиты его прав.

5. В ходатайстве содержится также просьба уточнить механизм согласия налогоплательщика на взыскание с него штрафов с учетом Постановления Конституционного Суда Российской Федерации по делу о проверке конституционности пунктов 4 и 6 статьи 242 и статьи 280 Таможенного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Новгородского областного суда. Конституционный Суд, однако, не может делать каких-либо уточнений, поскольку это фактически означало бы пересмотр решения. Он может лишь разъяснить свое решение в порядке статьи 83 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации". Но в данном случае и это недопустимо, поскольку Постановление о проверке конституционности пунктов 4 и 6 статьи 242 и статьи 280 Таможенного кодекса Российской Федерации, содержащиеся в нем выводы и оценки сделаны в связи с другим предметом, применительно к иному кругу юридических норм и возникающих на основе их правоотношений, и, следовательно, к поставленному в ходатайстве вопросу не имеют отношения.

 

Председатель

М.В. БАГЛАЙ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"