Поиск на текущей странице "Ctr+F"
||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Именем Российской Федерации

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 23 июня 1992 г. No. 8-П

 

ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ

ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ ПРАКТИКИ ВОССТАНОВЛЕНИЯ НА РАБОТЕ,

СЛОЖИВШЕЙСЯ ПРИ ПРИМЕНЕНИИ ЧАСТИ ЧЕТВЕРТОЙ СТАТЬИ 90

ОСНОВ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА СОЮЗА ССР И СОЮЗНЫХ РЕСПУБЛИК О ТРУДЕ,

ЧАСТИ ПЯТОЙ СТАТЬИ 211 КЗОТ РСФСР И ПУНКТА 27(1)

ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА СССР

ОТ 26 АПРЕЛЯ 1984 ГОДА

"О ПРИМЕНЕНИИ СУДАМИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА,

РЕГУЛИРУЮЩЕГО ЗАКЛЮЧЕНИЕ, ИЗМЕНЕНИЕ И ПРЕКРАЩЕНИЕ

ТРУДОВОГО ДОГОВОРА"

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, заместителя Председателя Н.В. Витрука, судей Э.М. Аметистова, Н.Т. Ведерникова, Г.А. Гаджиева, А.Л. Кононова, В.О. Лучина, В.И. Олейника, Н.В. Селезнева, О.И. Тиунова, Б.С. Эбзеева,

с участием гражданина Российской Федерации В.А. Юдакова, подавшего индивидуальную жалобу в Конституционный Суд Российской Федерации,

руководствуясь частью первой статьи 165 и статьей 165(1) Конституции Российской Федерации, пунктом 2 части второй статьи 1, частью четвертой статьи 41, статьей 66 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации,

рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности правоприменительной практики восстановления на работе, сложившейся после 4 февраля 1988 года в связи с изданием Указа Президиума Верховного Совета СССР от 4 февраля 1988 года No. 8430-XI "О внесении в законодательство Союза ССР о труде изменений и дополнений, связанных с перестройкой управления экономикой", Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 5 февраля 1988 года "О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РСФСР" на основании применения части четвертой статьи 90 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о труде в редакции Закона СССР от 12 мая 1991 года "О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Союза ССР о труде", части пятой статьи 211 КЗоТ РСФСР и пункта 27(1) постановления Пленума Верховного Суда СССР от 26 апреля 1984 года No. 3 "О применении судами законодательства, регулирующего заключение, изменение и прекращение трудового договора" с изменениями, внесенными постановлениями Пленума от 5 сентября 1986 года No. 12, 6 апреля 1988 года No. 3, 30 ноября 1990 года No. 14 и 8 октября 1991 года No. 10.

Поводом к рассмотрению дела, согласно части первой статьи 67 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации, явились индивидуальные жалобы Н.М. Ланкиной, В.И. Галушко, Е.М. Иванова, А.А. Краснова, В.В. Ноженко, М.Ф. Никулина, В.Н. Смирнова, В.А. Юдакова, в которых содержится требование признать обыкновение правоприменительной практики, сложившееся после 4 февраля 1988 года при рассмотрении жалоб на вступившие в законную силу решения суда или решения вышестоящего в порядке подчиненности органа об отказе в восстановлении на работе на основании части четвертой статьи 90 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о труде, части пятой статьи 211 КЗоТ РСФСР и пункта 27(1) постановления Пленума Верховного Суда СССР от 26 апреля 1984 года No. 3, не соответствующим Конституции Российской Федерации.

Руководствуясь частью четвертой статьи 1 и статьей 32 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации установил:

Заявители Н.М. Ланкина, В.И. Галушко, Е.М. Иванов, А.А. Краснов, В.В. Ноженко, М.Ф. Никулин, В.Н. Смирнов, В.А. Юдаков обжалуют в Конституционный Суд ограничение их права на судебную защиту при пересмотре в порядке судебного надзора вступивших в законную силу решений суда или решений вышестоящего в порядке подчиненности органа об отказе в восстановлении на работе, вызванное тем, что в части пятой статьи 211 КЗоТ РСФСР установлен срок в один год, а в части четвертой статьи 90 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о труде (в редакции от 12 мая 1991 года) - срок в два года, по истечении которых жалобы граждан на такие решения не рассматриваются. Заявители считают, что, отказывая в рассмотрении жалоб по существу, суды надзорной инстанции ограничили не только их право на судебную защиту, но и право на справедливые условия увольнения, и фактически лишили их возможности защитить конституционное право на труд в порядке надзорного судопроизводства.

Граждане, обратившиеся с индивидуальными жалобами в Конституционный Суд Российской Федерации, в разное время были уволены с работы по различным основаниям: Н.М. Ланкина - 21 марта 1989 года по пункту 5 статьи 29 КЗоТ РСФСР, В.И. Галушко - 3 марта 1988 года по пункту 4 статьи 33 КЗоТ РСФСР, Е.М. Иванов - 10 февраля 1988 года по пункту 3 статьи 33 КЗоТ РСФСР, А.А. Краснов - 25 февраля 1989 года по пункту 3 статьи 33 КЗоТ РСФСР, В.В. Ноженко - 17 ноября 1986 года по пункту 4 статьи 33 КЗоТ РСФСР, М.Ф. Никулин - в январе 1986 года по пункту 3 статьи 33 КЗоТ РСФСР, В.Н. Смирнов - 6 сентября 1985 года по пункту 4 статьи 33 КЗоТ РСФСР, В.А. Юдаков - 29 ноября 1982 года по пункту 4 статьи 33 КЗоТ РСФСР.

Народные суды, рассматривавшие исковые заявления, отказали в восстановлении на работе: Н.М. Ланкиной - 18 апреля 1989 года решением Прикубанского районного народного суда, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам суда Карачаево-Черкесской автономной области от 16 мая 1989 года; В.И. Галушко - 11 апреля 1988 года решением Орловского районного народного суда, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от 26 апреля 1988 года; Е.М. Иванову - 13 апреля 1988 года решением Василеостровского районного народного суда, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского городского суда; А.А. Краснову - 16 марта 1989 года решением Шурышкарского районного народного суда, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 17 апреля 1989 года; В.В. Ноженко - 4 марта 1988 года решением Центрального районного народного суда г. Сочи, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 18 октября 1988 года; В.Н. Смирнову - 13 января 1986 года решением Пушкинского районного народного суда, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского городского суда от 18 февраля 1986 года; В.А. Юдакову - 24 декабря 1982 года решением Орджоникидзевского районного народного суда г. Уфы, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Башкирской АССР от 25 января 1983 года; судебные решения об отказе в восстановлении на работе были вынесены судами Оренбургской области и по делу М.Ф. Никулина.

Жалобы, поданные Н.М. Ланкиной в надзорном порядке на решение Прикубанского районного народного суда от 18 апреля 1989 года об отказе в восстановлении на работе, оставлены без удовлетворения областным судом Карачаево-Черкесской автономной области и Верховным Судом РСФСР. В связи с повторной жалобой Верховный Суд письмом от 7 февраля 1992 года за No. 30ф92-5 уведомил Н.М. Ланкину о том, что ее жалоба не подлежит рассмотрению в связи с истечением срока для обжалования дел данной категории.

Ответы с отказами в рассмотрении жалоб на вступившие в законную силу решения судов об отказе в восстановлении на работе были получены из Верховного Суда РСФСР Е.М. Ивановым - 8 сентября 1989 года за No. 78ф88-610, А.А. Красновым - 16 декабря 1991 года и 24 апреля 1992 года за No. 70ф91-64, В.Н. Смирновым - 29 января 1991 года за No. 78В89-43, В.А. Юдаковым - 19 сентября 1989 года за No. 49ф88-334.

По делу В.В. Ноженко президиумом Краснодарского краевого суда был оставлен без удовлетворения протест заместителя Председателя Верховного Суда РСФСР на основании части пятой статьи 211 КЗоТ РСФСР в связи с истечением годичного срока, предусмотренного для обжалования вступившего в законную силу решения суда об отказе в восстановлении на работе.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РСФСР, рассмотрев 29 апреля 1991 года дело по протесту заместителя Председателя Верховного Суда РСФСР, вынесла определение об отмене судебных решений по делу В.В. Ноженко и направлении дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Заместитель Генерального прокурора РСФСР 19 ноября 1991 года принес на это определение протест в Президиум Верховного Суда РСФСР, приведя в качестве обоснования для отмены определения часть пятую статьи 211 КЗоТ РСФСР, согласно которой жалоба на решение суда об отказе в восстановлении на работе в связи с истечением годичного срока рассмотрению не подлежит. Этот протест Президиумом Верховного Суда Российской Федерации удовлетворен: постановлением от 15 января 1992 года определение судебной коллегии по гражданским делам того же суда от 29 апреля 1991 года отменено и оставлено в силе решение Центрального районного народного суда г. Сочи от 4 марта 1988 года об отказе В.В. Ноженко в иске о восстановлении на работе.

Суды, рассматривавшие в порядке надзора дела Н.М. Ланкиной, В.И. Галушко, Е.М. Иванова, А.А. Краснова, В.В. Ноженко, В.Н. Смирнова, В.А. Юдакова, не проверяли достоверность фактов, повлекших увольнение этих лиц с работы, доводы заявителей и обоснованность вступивших в законную силу решений судов, а в качестве правового основания для отказа в рассмотрении надзорной жалобы применяли либо часть четвертую статьи 90 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о труде, либо часть пятую статьи 211 КЗоТ РСФСР. При этом суды руководствовались также пунктом 27(1) постановления Пленума Верховного Суда СССР от 26 апреля 1984 года No. 3, в котором часть четвертая статьи 90 Основ законодательства о труде не только воспроизводится, но и дополняется положением о том, что эта норма действует независимо от того, что решения об отказе в восстановлении на работе вынесены до вступления в действие Указа Президиума Верховного Совета СССР от 4 февраля 1988 года "О внесении в законодательство Союза ССР о труде изменений и дополнений, связанных с перестройкой управления экономикой". Тем самым части четвертой статьи 90 Основ законодательства о труде была придана обратная сила, что не соответствует статье 66 Конституции Российской Федерации, из смысла которой вытекает, что закон, направленный на ограничение прав граждан, обратной силы не имеет.

По смыслу Конституции Российской Федерации указанные нормы законодательных актов Союза ССР и Российской Федерации, а также пункт 27(1) постановления Пленума Верховного Суда СССР от 26 апреля 1984 года No. 3 применению не подлежат.

Сроки, предусмотренные для обжалования вступивших в законную силу решений суда или вышестоящего в порядке подчиненности органа об отказе в восстановлении на работе, установленные частью пятой статьи 211 КЗоТ РСФСР и частью четвертой статьи 90 Основ законодательства о труде, не носят характера сроков давности, а являются пресекательными.

Гражданским процессуальным законодательством Российской Федерации не установлено сроков, в течение которых граждане вправе обжаловать вступившие в законную силу решения судов по всем категориям гражданских дел, включая и дела по трудовым спорам (часть первая статьи 1 Гражданского процессуального кодекса РСФСР).

Гражданский процесс предусматривает пересмотр судебных решений в порядке надзора как средство исправления возможных судебных ошибок. Закон устанавливает при этом исключительный порядок надзорного производства: вступившее в законную силу судебное решение может быть пересмотрено только в случаях принесения протеста должностным лицом, имеющим на то право. При этом надзорная проверка судебного решения не ограничена каким-либо процессуальным сроком.

Установленная гражданским процессуальным законодательством процедура рассмотрения жалоб в порядке надзора в соответствии со статьей 319 Гражданского процессуального кодекса РСФСР применяется ко всем решениям, определениям и постановлениям по гражданским делам всех судов Российской Федерации. Наличие пресекательных сроков в трудовом законодательстве - это не только игнорирование возможности судебных ошибок, но и, по сути, лишение судов права на их исправление. Допущенным отступлением от норм гражданского процесса были ухудшены возможности рабочих и служащих по защите их трудовых прав в порядке надзорного судопроизводства.

Сказанное дает основание для вывода о том, что при возникшей коллизии норм Гражданского процессуального кодекса РСФСР и Кодекса законов о труде РСФСР применению в данном случае подлежали нормы Гражданского процессуального кодекса. Однако судебная и иная правоприменительная практика по этому пути не пошла.

В соответствии с пунктом 6 части первой статьи 109 Конституции Российской Федерации на Верховный Совет Российской Федерации возлагается обязанность обеспечивать единство законодательного регулирования на всей территории Российской Федерации. Данное конституционное положение требует от законодательного органа Российской Федерации обеспечивать не только единство законодательства Российской Федерации, но и согласованность норм материальных и процессуальных отраслей права. Однако указанное противоречие между нормами гражданского процессуального законодательства и законодательства о труде до настоящего времени не устранено.

Таким образом, часть четвертая статьи 90 Основ законодательства о труде, часть пятая статьи 211 КЗоТ РСФСР и пункт 27(1) упомянутого постановления Пленума Верховного Суда СССР прямо противоречат гражданскому процессуальному законодательству Российской Федерации, нарушают право граждан на судебную защиту своих прав и свобод, гарантированное статьей 63 Конституции Российской Федерации без каких-либо изъятий, и не согласуются со статьей 32 Декларации прав и свобод человека и гражданина, принятой Верховным Советом РСФСР 22 ноября 1991 года, и с частью второй статьи 2 Декларации прав и свобод человека, принятой Съездом народных депутатов СССР 5 сентября 1991 года, содержащими аналогичные положения.

Сложившееся после 4 февраля 1988 года на основании указанных норм обыкновение правоприменительной практики противоречит статье 34 Конституции Российской Федерации: конституционный принцип равенства всех перед законом и судом нарушается здесь тем, что вследствие применения норм о пресекательных сроках у граждан, обжалующих эти решения, ограничены возможности использования надзорного судопроизводства для защиты своих прав.

При такой практике сужается также объем возможностей по реальному использованию гражданами конституционного права, установленного статьей 61 Конституции Российской Федерации, на защиту своих прав, свобод и законных интересов всеми способами, не противоречащими закону.

В соответствии со статьей 319 Гражданского процессуального кодекса РСФСР реализация права граждан на обжалование вступившего в законную силу решения суда об отказе в восстановлении на работе может быть осуществлена лишь при условии принесения протеста должностными лицами, перечисленными в статье 320 Гражданского процессуального кодекса РСФСР.

При рассмотрении жалоб при принесении протеста должностные лица дают заявителям ответы со ссылкой на отсутствие оснований для принесения протеста на состоявшиеся судебные решения. В коллегиальном составе суда такие жалобы не рассматриваются и по ним не принимается какого-либо процессуального решения суда. Такой упрощенный порядок рассмотрения жалоб без принесения протеста на вступившие в законную силу решения судов об отказе в восстановлении на работе, введение срока, ограничивающего право граждан на обжалование в порядке надзора этих решений, не соответствуют положениям статьи 31 Конституции Российской Федерации, провозглашающей, что права и свободы человека, его честь и достоинство утверждаются обществом и государством как высшая ценность.

Ограничение возможности граждан защитить конституционное право на труд в суде с использованием всех стадий гражданского судопроизводства противоречит и статье 166 Конституции Российской Федерации, гарантирующей им право на коллегиальное рассмотрение дел в суде, за исключением случаев, установленных законом. Законодательство о труде не содержит изъятий из принципа коллегиальности при разрешении судом трудовых споров о восстановлении на работе. Этот порядок также противоречит статьям 16 и 22 Декларации прав и свобод человека от 5 сентября 1991 года, закрепившим для каждого человека право на справедливое и открытое разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом и право на судебное обжалование незаконных действий должностных лиц, государственных органов и общественных организаций.

Рассматриваемая правоприменительная практика не соответствует положениям статьи 51 Конституции Российской Федерации, установившей право граждан обращаться с жалобами (без ограничения каким-либо сроком) в государственные органы и к должностным лицам, которые обязаны рассмотреть эти обращения, принять по ним решения и дать мотивированный ответ.

Обыкновение правоприменительной практики, сложившееся после 4 февраля 1988 года на основе части четвертой статьи 90 Основ законодательства о труде, части пятой статьи 211 КЗоТ РСФСР и пункта 27(1) постановления Пленума Верховного Суда СССР от 26 апреля 1984 года No. 3, противоречит статье 14 Конституции Российской Федерации, гарантирующей справедливые условия найма и увольнения, так как фактически работник лишается права использовать надзорную форму судебной защиты при несправедливом, по его мнению, увольнении. Тем самым ущемляет и право на труд, закрепленное в статье 53 Конституции Российской Федерации.

Рассматриваемое обыкновение правоприменительной практики противоречит также статье 33 Конституции Российской Федерации, согласно которой права и свободы гражданина могут быть ограничены законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты конституционного строя, нравственности, здоровья, законных прав и интересов других людей в демократическом обществе.

Эта практика находится в противоречии и с общепризнанными международными стандартами и нормами, относящимися к правам человека, соблюдение которых гарантируется Российской Федерацией (в соответствии со статьей 12 Соглашения о создании Содружества Независимых Государств, ратифицированного постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 12 декабря 1991 года No. 2014-I) и которые, согласно статье 32 Конституции Российской Федерации, имеют преимущество перед законами Российской Федерации и непосредственно порождают права и обязанности граждан Российской Федерации.

Так, статья 8 Всеобщей Декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года, провозглашает, что каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случаях нарушения его основных прав, предоставленных ему Конституцией или законом: пункт "b" части третьей статьи 2 Международного пакта о гражданских и политических правах, принятого Генеральной Ассамблеей ООН 16 декабря 1966 года, возлагает на государство обязанность обеспечить, чтобы право на правовую защиту для любого лица, требующего такой защиты, устанавливалось компетентными судебными, административными или законодательными властями или любым другим компетентным органом, предусмотренным правовой системой государства, и развивать возможности судебной защиты; часть первая статьи 14 указанного Международного пакта требует, чтобы каждый при определении его прав и обязанностей в гражданском процессе имел право на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона; часть вторая статьи 29 Всеобщей Декларации прав человека провозглашает, что при осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе; статья 4 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, принятого Генеральной Ассамблеей ООН 16 декабря 1966 года, закрепляет положение о том, что ограничение прав определяется законом и только постольку, поскольку это совместимо с природой указанных прав, и исключительно с целью способствовать общему благосостоянию в демократическом обществе.

Пунктом 27(1) постановления Пленума Верховного Суда СССР от 26 апреля 1984 года No. 3 было дано такое толкование части четвертой статьи 90 Основ законодательства о труде, которым этой норме придана обратная сила. Приняв рассматриваемое постановление, Пленум Верховного Суда СССР превысил свои полномочия, поскольку в нем содержится толкование закона, а в Российской Федерации такое право на основании пункта 8 части первой статьи 109 Конституции принадлежит Верховному Совету Российской Федерации.

Не были устранены нарушения конституционных прав граждан на судебную защиту и с принятием Закона СССР от 12 мая 1991 года "О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Союза ССР о труде". В нем часть четвертая статьи 90 Основ законодательства о труде изложена в новой редакции, согласно которой срок обжалования судебных решений об отказе в восстановлении на работе увеличен до двух лет.

Указанные нормы трудового законодательства и пункт 27(1) постановления Пленума Верховного Суда СССР от 26 апреля 1984 года No. 3 противоречат положению статьи 4 Конституции Российской Федерации о том, что государство и все его органы обеспечивают охрану прав и свобод граждан и что все государственные и общественные организации, должностные лица обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации. Они не соответствуют также статье 184 Конституции Российской Федерации, в которой содержится требование о том, чтобы все законы и иные акты государственных органов Российской Федерации издавались на основе и в соответствии с Конституцией Российской Федерации.

Между тем, рассматривая в надзорном порядке жалобы граждан на вступившие в законную силу судебные решения и решения вышестоящего в порядке подчиненности органа об отказе в восстановлении на работе, суды и должностные лица игнорировали данные конституционные положения и применяли не нормы Конституции Российской Федерации, а нормы трудового законодательства о пресекательном сроке.

Таким образом, при рассмотрении надзорных жалоб Н.М. Ланкиной, В.И. Галушко, Е.М. Иванова, А.А. Краснова, В.В. Ноженко, М.Ф. Никулина, В.Н. Смирнова, В.А. Юдакова на судебные решения об отказе в восстановлении на работе были допущены отступления от положений, содержащихся в статьях 4, 14, 31, 32, 33, 34, 51, 53, 61, 63, 66, 109, 166, 184 Конституции Российской Федерации.

На основании изложенного, руководствуясь пунктами 2 и 3 части первой статьи 66, пунктом 2 части первой статьи 71 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации

 

постановил:

 

1. Признать обыкновение правоприменительной практики, сложившееся после 4 февраля 1988 года на основании применения части четвертой статьи 90 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о труде, части пятой статьи 211 КЗоТ РСФСР и пункта 27(1) постановления Пленума Верховного Суда СССР от 26 апреля 1984 года No. 3 "О применении судами законодательства, регулирующего заключение, изменение и прекращение трудового договора" с изменениями, внесенными постановлениями Пленума от 5 сентября 1986 года No. 12, 6 апреля 1988 года No. 3, 30 ноября 1990 года No. 14 и 8 октября 1991 года No. 10, ограничивающее право граждан на судебную защиту по делам о восстановлении на работе, не соответствующим Конституции Российской Федерации.

2. Согласно частям второй и третьей статьи 73 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации настоящее Постановление является основанием для рассмотрения Верховным Судом Российской Федерации в качестве надзорной инстанции судебных решений, оспариваемых Н.М. Ланкиной, В.И. Галушко, Е.М. Ивановым, А.А. Красновым, В.В. Ноженко, М.Ф. Никулиным, В.Н. Смирновым, В.А. Юдаковым; нарушение конституционного права на судебную защиту по делам о восстановлении на работе должно быть устранено Верховным Судом Российской Федерации, если для этого не имеется иных препятствий, кроме устраненных настоящим Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации.

3. Согласно части четвертой статьи 73 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации Верховному Совету Российской Федерации надлежит изучить вопрос о необходимости отмены части пятой статьи 211 КЗоТ РСФСР как не соответствующей Конституции Российской Федерации.

4. На территории Российской Федерации на основании статьи 2 постановления Верховного Совета РСФСР от 12 декабря 1991 года No. 2014-I "О ратификации Соглашения о создании Содружества Независимых Государств" не применяются часть четвертая статьи 90 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о труде и пункт 27(1) постановления Пленума Верховного Суда СССР от 26 апреля 1984 года No. 3 как противоречащие Конституции Российской Федерации.

5. Согласно статьям 49 и 50 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации настоящее Постановление вступает в силу немедленно после его провозглашения, является окончательным и обжалованию не подлежит.

6. Согласно части первой статьи 84 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации настоящее Постановление подлежит опубликованию в "Ведомостях Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации" не позднее чем в семидневный срок после его изложения, а также в "Российской газете".

 

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

 

За Секретаря

Конституционного Суда

Российской Федерации

Н.В.ВИТРУК

 

Постановление принято единогласно.

Законом Российской Федерации от 25 сентября 1992 года "О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РСФСР" редакция статьи 211 КЗоТ изменена. Положение об установлении пресекательного срока обжалования решения суда или решения вышестоящего в порядке подчиненности органа в новой редакции этой статьи отсутствует.

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"