Поиск на текущей странице "Ctr+F"
||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 июля 2007 г. N 574-О-О

 

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНКИ

ШВАРЦ ДАРЬИ ГЕРМАНОВНЫ НА НАРУШЕНИЕ ЕЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ

ПОЛОЖЕНИЕМ СТАТЬИ 16.1 ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ "О

РЕАБИЛИТАЦИИ ЖЕРТВ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕПРЕССИЙ" И

СТАТЬЕЙ 9 ЗАКОНА РСФСР "О РЕАБИЛИТАЦИИ

РЕПРЕССИРОВАННЫХ НАРОДОВ"

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданки Д.Г. Шварц вопрос о возможности принятия ее жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

 

установил:

 

1. 18 октября 1991 года гражданка Д.Г. Шварц была реабилитирована как жертва политических репрессий. На основании постановления главы администрации Матвеево-Курганского района Ростовской области от 25 декабря 2003 года ей выплачена компенсация за конфискованное имущество в размере 10000 рублей. Решением Матвеево-Курганского суда Ростовской области от 18 февраля 2004 года, в который Д.Г. Шварц обратилась с иском к администрации Матвеево-Курганского района о возмещении ущерба, вреда здоровью и морального вреда, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, в удовлетворении иска было отказано.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации Д.Г. Шварц оспаривает конституционность положения статьи 16.1 Закона Российской Федерации от 18 октября 1991 года "О реабилитации жертв политических репрессий" (в редакции Федерального закона от 7 августа 2000 года N 122-ФЗ), согласно которому при невозможности возврата реабилитированным лицам сохранившегося имущества возмещается его стоимость в соответствии с произведенной в установленном порядке оценкой, но в размере не более 4000 рублей за имущество без жилых домов или 10000 рублей за все имущество, включая жилые дома; в таких же размерах возмещается стоимость несохранившегося имущества. Заявительница также оспаривает конституционность статьи 9 Закона РСФСР от 26 апреля 1991 года "О реабилитации репрессированных народов", согласно которой порядок возмещения ущерба реабилитированным народам и отдельным гражданам устанавливается законодательными актами Союза ССР, РСФСР и республик, входящих в состав РСФСР; возмещение ущерба реабилитированным народам и отдельным гражданам осуществляется поэтапно за вычетом в денежном выражении компенсаций и льгот, полученных гражданами на основании Закона РСФСР "О реабилитации жертв политических репрессий".

По мнению заявительницы, оспариваемые нормы, как не обеспечивающие компенсацию ей причиненного политическими репрессиями ущерба в полном объеме, нарушают ее права, гарантированные статьями 15 (части 1 и 4), 18, 19, 35 (часть 3), 52 и 53 Конституции Российской Федерации, а также пунктами 8, 12 и 19 Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью.

2. Согласно Конституции Российской Федерации права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом; государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (статья 52); каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (статья 53).

Закон Российской Федерации "О реабилитации жертв политических репрессий", действующий в настоящее время в редакции Федерального закона от 22 августа 2004 года N 122-ФЗ, целью которого как следует из его преамбулы, является реабилитация всех жертв политических репрессий, подвергнутых таковым на территории Российской Федерации с 25 октября (7 ноября) 1917 года, восстановление их в гражданских правах, устранение иных последствий произвола и обеспечение посильной в настоящее время компенсации материального ущерба, направлен на реализацию приведенных конституционных положений в отношении лиц, пострадавших от необоснованных репрессий. Принимая данный Закон, федеральный законодатель исходил из признания того, что за годы Советской власти миллионы людей стали жертвами произвола тоталитарного государства, подверглись репрессиям за политические и религиозные убеждения, по социальным, национальным и иным признакам и что Россия как демократическое правовое государство осуждает многолетний террор и массовые преследования своего народа как несовместимые с идеей права и справедливости.

Таким образом, Закон Российской Федерации "О реабилитации жертв политических репрессий", которым Российская Федерация как демократическое и правовое государство признает действия тоталитарного режима антизаконными, представляет собой, по существу, публично-правовое обязательство, направленное на компенсацию в имущественной сфере ущерба, причиненного пострадавшей категории граждан, и, следовательно, на защиту права, гарантированного им статьей 53 Конституции Российской Федерации, а потому предполагает также использование механизмов, сходных с гражданско-правовыми обязательствами вследствие причинения вреда (глава 59 ГК Российской Федерации). Вместе с тем как специальный нормативный правовой акт данный Закон по своему действию во времени, пространстве и по кругу лиц существенно отличается от общего гражданско-правового регулирования и предполагает ряд упрощенных процедур восстановления прав реабилитированных лиц, получения ими определенных льгот и компенсаций, возврата им необоснованно изъятого имущества или возмещения его стоимости, а также получения компенсации за имущество в тех случаях, когда его стоимость не может быть установлена и не могут быть применены общие нормы гражданского законодательства.

3. Принимая на себя публично-правовое обязательство обеспечить жертвам политических репрессий посильную компенсацию материального ущерба, федеральный законодатель исходил из социально-экономического положения государства на момент вступления Закона Российской Федерации "О реабилитации жертв политических репрессий" в силу. Между тем размер этой компенсации, установленный частью шестой статьи 16.1 названного Закона, не пересматривался с 1 января 2001 года, когда вступил в силу Федеральный закон от 7 августа 2000 года "О порядке установления размеров стипендий и социальных выплат в Российской Федерации", которым в данную норму были внесены изменения и определено, что при невозможности возврата реабилитированным лицам сохранившегося имущества возмещается его стоимость в соответствии с произведенной в установленном порядке оценкой, но в размере не более 4000 рублей за имущество без жилых домов или 10000 рублей за все имущество, включая жилые дома.

При таких обстоятельствах Правительство Российской Федерации и Федеральное Собрание в рамках предоставленных им Конституцией Российской Федерации полномочий должны - исходя из финансовых возможностей государства, с учетом уровня инфляции, других социально-экономических факторов - определить, какой размер возмещения материального ущерба лицам, на которых распространяется действие Закона Российской Федерации "О реабилитации жертв политических репрессий", может считаться посильной в настоящее время компенсацией материального ущерба, с тем чтобы возмещение им вреда осуществлялось в наиболее полном объеме и чтобы достижение провозглашенной названным Законом цели не ставилось под сомнение.

4. Статья 9 Закона РСФСР "О реабилитации репрессированных народов" по своему характеру является отсылочной, применяется только в системной связи с положениями иных законодательных актов и сама по себе не направлена на ограничение прав и свобод граждан.

Формально оспаривая статью 16.1 Закона Российской Федерации "О реабилитации жертв политических репрессий" и статью 9 Закона РСФСР "О реабилитации репрессированных народов", заявительница фактически выражает несогласие с вынесенными по конкретному делу судебными решениями, которыми неправильно, по ее мнению, применены оспариваемые нормы, устанавливающие специальные правила возмещения ущерба жертвам политических репрессий в ограниченном размере, вместо общих правил гражданского законодательства о возмещении вреда в полном объеме. Между тем проверка законности и обоснованности судебных решений Конституционному Суду Российской Федерации неподведомственна в силу статьи 125 Конституции Российской Федерации и статьи 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

 

определил:

 

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Шварц Дарьи Германовны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

 

Судья-секретарь

Конституционного Суда

Российской Федерации

Ю.М.ДАНИЛОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"