Поиск на текущей странице "Ctr+F"
||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 3 июля 2007 г. N 681-О-П

 

ПО ЖАЛОБАМ ГРАЖДАН Ю.Ю. КОЛОДКИНА И Ю.Н. ШАДЕЕВА

НА НАРУШЕНИЕ ИХ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОЛОЖЕНИЯМИ СТАТЬИ 84.8

ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "ОБ АКЦИОНЕРНЫХ ОБЩЕСТВАХ" ВО ВЗАИМОСВЯЗИ

С ЧАСТЬЮ 5 СТАТЬИ 7 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ

В ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН "ОБ АКЦИОНЕРНЫХ ОБЩЕСТВАХ" И НЕКОТОРЫЕ

ДРУГИЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ АКТЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи Г.А. Гаджиева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалоб граждан Ю.Ю. Колодкина и Ю.Н. Шадеева,

 

установил:

 

1. Компания "Alu Process Holding Limited" - основной акционер ОАО "Сибирско-Уральская алюминиевая компания", на 1 июля 2006 года владевшая 96,31 процента его акций, 17 августа 2006 года направила остальным акционерам данного общества, в том числе гражданину Ю.Ю. Колодкину, которому принадлежало 55614 обыкновенных акций, требование о выкупе принадлежащих им акций по цене, определенной независимым оценщиком и подтвержденной саморегулируемой организацией оценщиков. Решение о направлении требования было принято советом директоров ОАО "Сибирско-Уральская алюминиевая компания" 4 сентября 2006 года на основании положения части 5 статьи 7 Федерального закона от 5 января 2006 года N 7-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об акционерных обществах" и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации", устанавливающего, что лицо, которое на 1 июля 2006 года является владельцем более чем 95 процентов общего количества обыкновенных акций и привилегированных акций открытого акционерного общества, в течение одного года со дня вступления в силу данной статьи в соответствии со статьей 84.8 Федерального закона "Об акционерных обществах" с учетом особенностей, установленных данной статьей, вправе потребовать выкупа принадлежащих иным лицам акций такого общества, а также эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции такого общества, путем направления владельцам ценных бумаг требования о выкупе ценных бумаг.

Ю.Ю. Колодкин, полагая, что в результате выкупа ценных бумаг были нарушены его законные права и интересы как акционера, обратился в Арбитражный суд Свердловской области с иском к ОАО "Сибирско-Уральская алюминиевая компания" и компании "Alu Process Holding Limited" о признании недействительными решения совета директоров ОАО "Сибирско-Уральская алюминиевая компания" и сделки - требования о выкупе ценных бумаг. Отказывая решением от 30 января 2007 года в удовлетворении иска, Арбитражный суд Свердловской области исходил из того, что выкуп акций осуществлен в соответствии с частью 5 статьи 7 Федерального закона от 5 января 2006 года N 7-ФЗ и статьей 84.8 Федерального закона "Об акционерных обществах" и что права истца ни решением совета директоров, ни самим требованием о выкупе не нарушаются; что касается цены выкупаемых акций, то этот вопрос должен рассматриваться при предъявлении другого иска - о возмещении акционеру убытков, причиненных ненадлежащей оценкой.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации Ю.Ю. Колодкин утверждает, что положения статьи 84.8 Федерального закона "Об акционерных обществах", которыми регулируется выкуп ценных бумаг открытого акционерного общества по требованию лица, владеющего более чем 95 процентами акций данного общества, нарушают его права и свободы, гарантированные статьями 19 (часть 2), 35 (часть 3), 46 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

По мнению заявителя, оспариваемые законоположения не предполагают ни эффективный судебный контроль при лишении мажоритарным акционером в одностороннем внесудебном порядке собственника - миноритарного акционера принадлежащих ему акций, ни равноценное возмещение их стоимости; право акционера на оспаривание суммы оценки выкупаемых акций не является надлежащей гарантией права собственности миноритарного акционера, поскольку, во-первых, суд оценивает только цену выкупа, не проверяя законность самого выкупа акции, а во-вторых, оспаривание оценки процедуру выкупа не приостанавливает; положения статьи 84.8 Федерального закона "Об акционерных обществах" не предполагают какой-либо судебный контроль за процессом принудительного выкупа, а предусмотренный ими последующий судебный контроль выкупной цены (оценки) акций является неэффективным; данные законоположения не позволяют акционеру, получившему требование о принудительном выкупе акций, оспорить сам выкуп (лишение его имущества), поскольку закон предоставляет ему возможность предъявить лишь иск о возмещении убытков, причиненных в связи с ненадлежащим определением цены выкупаемых ценных бумаг; при этом обращение акционера в суд с иском об оспаривании оценки не позволяет предотвратить или хотя бы приостановить лишение его имущества.

С аналогичной жалобой в Конституционный Суд Российской Федерации обратился гражданин Ю.Н. Шадеев - акционер ОАО "Манежная площадь", которому было направлено требование другого акционера, владеющего более чем 95 процентами акций данного общества (ООО "Гранит"), о выкупе принадлежащих ему акций в соответствии со статьей 84.8 Федерального закона "Об акционерных обществах". По мнению заявителя, положения статьи 84.8 Федерального закона "Об акционерных обществах", предоставляя владельцу более 95 процентов акций общества право выкупать принадлежащие другим акционерам акции без их согласия, нарушают его права и свободы, гарантированные статьями 35 (части 1, 2 и 3) и 55 Конституции Российской Федерации.

2. По смыслу статьи 84.8 Федерального закона "Об акционерных обществах", преобладающий акционер-инвестор, владеющий более чем 95 процентами общего количества акций открытого акционерного общества, вправе - в целях обеспечения возможности принятия стратегических управленческих решений - осуществить принудительный выкуп акций, принадлежащих миноритарным акционерам, только в том случае, если корпоративный контроль над акционерным обществом был установлен посредством сделанного публично предложения о приобретении акций на основе прямых инвестиций, т.е. практически после определения их рыночной стоимости.

Дополнительно к этому часть 5 статьи 7 Федерального закона от 5 января 2006 года N 7-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "Об акционерных обществах" и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации" предоставляет право в течение одного года с 1 июля 2006 года - дня вступления в силу статьи 84.8 Федерального закона "Об акционерных обществах" осуществить принудительный выкуп акций открытого акционерного общества, принадлежащих миноритарным акционерам, такому мажоритарному акционеру, который на этот момент уже являлся владельцем более чем 95 процентов общего количества обыкновенных акций и привилегированных акций данного общества, т.е. приобрел их не в результате публичного предложения, что обусловливает необходимость выявления действительной рыночной стоимости выкупаемых акций иными способами, нежели через их открытый оборот на рынке ценных бумаг.

Как следует из представленных материалов, требования о выкупе ценных бумаг были предъявлены Ю.Ю. Колодкину и Ю.Н. Шадееву преобладающими акционерами - компанией "Alu Process Holding Limited" и ООО "Гранит" на основании указанных взаимосвязанных норм. Соответственно, согласно части третьей статьи 74 и части первой статьи 96 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", именно регулирование, содержащееся в статье 84.8 Федерального закона "Об акционерных обществах" и части 5 статьи 7 Федерального закона от 5 января 2006 года N 7-ФЗ, было применено в делах заявителей и фактически является предметом их обращения в Конституционный Суд Российской Федерации.

3. Институт принудительного выкупа акций открытого акционерного общества введен Федеральным законом от 5 января 2006 года N 7-ФЗ, дополнившим Федеральный закон "Об акционерных обществах" главой XI.1 "Приобретение более 30 процентов акций открытого общества", нормы которой регулируют отношения акционерной собственности в целях упорядочения объективно протекающих процессов концентрации капитала в открытых акционерных обществах.

В условиях, когда преобладающий акционер-инвестор, имеющий намерение осуществлять дальнейшее инвестирование в развитие и модернизацию производства, освоение новой конкурентоспособной продукции и заинтересованный в повышении эффективности корпоративного управления открытым акционерным обществом, фактически самостоятельно определяет стратегию его развития, необходимо установление в законодательном порядке баланса законных интересов, с одной стороны, мажоритарного акционера, которому предоставлено право принудительного выкупа акций, и самого акционерного общества, которое стремится к снижению своих издержек, и, с другой стороны, миноритарных акционеров, чьи права собственности затрагиваются принимаемыми решениями по управлению обществом.

4. В Постановлении от 24 февраля 2004 года N 3-П по делу о проверке конституционности норм Федерального закона "Об акционерных обществах", регулирующих порядок консолидации размещенных акций акционерного общества и выкупа дробных акций, Конституционный Суд Российской Федерации, исходя, в частности, из положений статьи 35 (часть 3) Конституции Российской Федерации, согласно которой никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда, а принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения, пришел к следующим выводам.

В случаях принудительного изъятия имущества у собственника езависимо от оснований такого изъятия - должен осуществляться эффективный судебный контроль, который может быть либо предварительным, либо последующим и служит гарантией конституционного принципа неприкосновенности собственности; употребленный в статье 35 (часть 3) Конституции Российской Федерации термин "лишен" означает принудительный характер прекращения права частной собственности и предполагает наличие спора, что в обязательном порядке требует судебного контроля.

В силу особенностей предпринимательской деятельности в форме акционерного общества основанием для отчуждения у части акционеров принадлежащего им имущества могут быть интересы акционерного общества в целом - в той мере, в какой оно действует для достижения общего для акционерного общества блага.

Поскольку в процессе предпринимательской деятельности акционерного общества могут сталкиваться интересы кредиторов и акционеров, акционеров и менеджмента, акционеров - владельцев крупных пакетов акций и миноритарных акционеров, одной из основных задач законодательства об акционерных обществах является обеспечение баланса их законных интересов с учетом того, что Конституция Российской Федерации закрепляет принцип, согласно которому осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (статья 17 часть 3), и гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод (статья 46 часть 1). Право на судебную защиту предполагает конкретные гарантии его реализации и обеспечение эффективного восстановления в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости.

Определив, что принудительное отчуждение имущества при условии предварительного и равноценного возмещения возможно не только для государственных нужд, но и в случаях, когда оно осуществляется в целях "общего для акционерного общества блага", и что в этих случаях вмешательство в право собственности акционеров открытого акционерного общества носит оправданный, не противоречащий Конституции Российской Федерации характер и допускается только при наличии эффективных правовых средств, направленных на преодоление конфликта интересов преобладающего и миноритарных акционеров, Конституционный Суд Российской Федерации, таким образом, расширил границы применения гарантий права частной собственности, содержащихся в статье 35 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

Отмечая важность и значимость судебного контроля за соблюдением процедуры проведения консолидации акций путем их выкупа, Конституционный Суд Российской Федерации подчеркнул, что суды призваны обеспечивать эффективную защиту прав и свобод акционеров, а не проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых советом директоров и общим собранием акционеров, которые обладают самостоятельностью и широкой дискрецией в сфере бизнеса; следовательно, суды, осуществляя по жалобам акционеров и обладателей дробных акций контроль за решениями органов управления акционерных обществ, не оценивают экономическую целесообразность предложенного варианта консолидации акций, в том числе поскольку в силу рискового характера предпринимательской деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов.

Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу, что в силу конституционных принципов правового государства и неприкосновенности частной собственности решения о консолидации акций должны приниматься в надлежащей юридической процедуре, предполагающей соблюдение требований закона на каждом из необходимых ее этапов и осуществляемой в разумные сроки - в целях защиты прав миноритарных акционеров как слабой стороны в корпоративных отношениях, при эффективном судебном контроле.

5. Приведенные правовые позиции в полной мере распространяются на регулирование, содержащееся в статье 84.8 Федерального закона "Об акционерных обществах" и части 5 статьи 7 Федерального закона от 5 января 2006 года N 7-ФЗ, регламентирующих институт принудительного выкупа акций открытого акционерного общества лицом, владеющим более чем 95 процентами его акций.

Предусмотренное ими ограничение прав владельцев выкупаемых ценных бумаг преследует законную цель достижения общего для открытого акционерного общества интереса, содержанием которого является эффективное управление обществом. Исходя из логики развития корпоративного законодательства, потребностей правовой политики, законодатель вправе на основе оценки значимости конкурирующих законных интересов преобладающих акционеров и владельцев принудительно выкупаемых акций отдать предпочтение интересам преобладающего акционера в случаях, когда общее ничтожно малое количество выкупаемых акций, принадлежащих миноритарным акционерам, не позволяющее им даже совместно оказывать какое-либо влияние на управление обществом, в то же время не исключает возможность неодобрения ими сделок, в заключении которых заинтересованы общество, преобладающий акционер и его аффилированные лица. Иначе существенный дисбаланс в объеме прав, обязанностей и ответственности преобладающего акционера, с одной стороны, и остальных акционеров - с другой, приводит к снижению эффективности управления обществом.

Положения статьи 84.8 Федерального закона "Об акционерных обществах" и части 5 статьи 7 Федерального закона от 5 января 2006 года N 7-ФЗ являются, таким образом, соразмерным ограничением прав миноритарных акционеров и не могут расцениваться как нарушающие статью 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, поскольку право, предоставленное ими преобладающему акционеру, обеспечивает не только его частный интерес, но одновременно и публичный интерес в развитии акционерного общества в целом.

6. Эффективной гарантией соблюдения баланса интересов участников соответствующих правоотношений в процедуре принудительного выкупа акций и, следовательно, защиты прав миноритарных акционеров является осуществление всестороннего судебного контроля за указанной процедурой, который в силу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 24 февраля 2004 года N 3-П, подразумевает как оценку правильности определения цены выкупаемых акций и наличия убытков у истца, причиненных в связи с ненадлежащим ее определением, так и исследование связанных с принудительным выкупом или возникновением права на такой выкуп фактических обстоятельств, могущих свидетельствовать о существенном нарушении требований закона или о злоупотреблении правами и влиять на установление справедливой цены за выкупаемые акции.

Только при соблюдении судами названных требований предусмотренные законом процедуры обжалования законности решений о принудительном выкупе и обращения с иском о возмещении убытков, причиненных в связи с ненадлежащим определением цены выкупаемых акций, могут признаваться эффективным средством судебной защиты прав владельцев выкупаемых акций. Что касается оспаривания в арбитражном суде права на принудительный выкуп акций, отсутствие которого, по мнению гражданина Ю.Ю. Колодкина, свидетельствует о нарушении его конституционного права на судебную защиту, то разрешение данного вопроса в процедуре арбитражного судопроизводства означало бы проверку норм федерального закона, закрепляющих само это право, арбитражным судом, что к его полномочиям не относится.

7. В жалобе Ю.Ю. Колодкина указывается также на неэффективность административного контроля за процессом принудительного выкупа акций: по его мнению, такой контроль сводится к формальной проверке соответствия требования о выкупе ценных бумаг Федеральному закону "Об акционерных обществах" федеральным органом исполнительной власти по рынку ценных бумаг, который, выявив нарушение, направляет лицу, представившему требование, предписание о необходимости его согласования с нормами названного Федерального закона. В подтверждение своей позиции заявитель ссылается на то, что Федеральная служба по финансовым рынкам, признав нарушением Федерального закона "Об акционерных обществах" непредставление компанией "Alu Process Holding Limited" копии документа, содержащего результаты экспертизы оценки рыночной стоимости одной обыкновенной акции ОАО "Сибирско-Уральская алюминиевая компания", отвечающей требованиям законодательства, в том числе Федерального закона от 29 июля 1998 года "Об оценочной деятельности в Российской Федерации", трижды (1 сентября и 18 декабря 2006 года, 10 января 2007 года) направляла в адрес компании соответствующие предписания, которые, однако, ею исполнены не были.

Согласно части 7 статьи 7 Федерального закона от 5 января 2006 года N 7-ФЗ при определении цены выкупаемых ценных бумаг в случаях, предусмотренных данной статьей, обязательными являются привлечение независимого оценщика для определения стоимости таких ценных бумаг и подтверждение этой стоимости саморегулируемой организацией оценщиков - некоммерческой организацией, созданной в целях регулирования и контроля оценочной деятельности и включенной в единый государственный реестр саморегулируемых организаций оценщиков, ведение которого осуществляется федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным Правительством Российской Федерации (статьи 19 и 22 Федерального закона "Об оценочной деятельности в Российской Федерации"). Между тем единый государственный реестр саморегулируемых организаций оценщиков, с даты включения в который некоммерческая организация приобретает статус саморегулируемой организации оценщиков, до настоящего времени не создан.

Федеральная служба по финансовым рынкам, которая как федеральный орган исполнительной власти по рынку ценных бумаг согласно статье 84.9 Федерального закона "Об акционерных обществах" осуществляет государственный контроль за приобретением акций открытого акционерного общества, в рамках установленных законом полномочий должна наряду с арбитражными судами обеспечивать соблюдение законных интересов преобладающих акционеров, с одной стороны, и владельцев принудительно выкупаемых акций - с другой. При рассмотрении в суде споров по искам или заявлениям о защите прав и законных интересов инвесторов она вправе вступить в процесс по своей инициативе для дачи заключения по делу в целях осуществления возложенных на нее обязанностей и для защиты прав инвесторов - физических лиц и интересов государства (пункт 1 статьи 14 Федерального закона от 5 марта 1999 года "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг").

При этом как арбитражные суды, так и Федеральная служба по финансовым рынкам как органы государственной власти, для которых решения Конституционного Суда Российской Федерации, а следовательно, и изложенные в них правовые позиции являются обязательными (статья 6 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации"), должны исходить из необходимости обеспечения баланса между перераспределением акционерной собственности и ее стабильностью с помощью надлежащих юридических процедур, судебного контроля и равноценного возмещения при лишении собственника имущества, что позволяет снизить социальные издержки, связанные с перераспределением акционерной собственности (пункт 5.2 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2004 года N 3-П).

Кроме того, необходимо учитывать, что оценка стоимости принудительно выкупаемых акций независимым оценщиком, как это предусмотрено статьей 7 Федерального закона от 5 января 2006 года N 7-ФЗ, отличается от основанного на последовательном применении принципа свободы договора рыночного определения цены акции (т.е. в процессе обращения акций на полностью не искаженном рынке ценных бумаг): с одной стороны, утрата миноритарными акционерами корпоративного контроля уменьшает стоимость принудительно выкупаемых акций, с другой стороны - получение акционером, имеющим право на принудительный выкуп, всеобъемлющего контроля над деятельностью общества способствует повышению их стоимости. При этом возрастает значение субъективных факторов оценки стоимости выкупаемых акций в ущерб объективным ее показателям и, следовательно, не во всех случаях может быть обеспечено определение действительной стоимости акций и, соответственно, установление их справедливой цены.

Такие неблагоприятные имущественные последствия, связанные с принудительным выкупом акций у миноритарных акционеров, не должны непропорционально и несправедливо перелагаться при рассмотрении соответствующих споров на них как слабую сторону в возникающих правоотношениях, что, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 23 февраля 1999 года N 4-П, требует от законодателя, исходя из существа этих правоотношений, не только формального признания юридического равенства сторон, но и предоставления определенных преимуществ экономически слабой и зависимой стороне.

Исходя из изложенного и руководствуясь статьей 6, пунктами 2 и 3 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

 

определил:

 

1. Взаимосвязанные положения статьи 84.8 Федерального закона "Об акционерных обществах" и части 5 статьи 7 Федерального закона "О внесении изменений в Федеральный закон "Об акционерных обществах" и некоторые другие законодательные акты Российской Федерации" предполагают, что принудительный выкуп акций у миноритарных акционеров осуществляется в надлежащей юридической процедуре, с соблюдением требований законодательства на каждом из необходимых ее этапов, в разумные сроки и при обеспечении эффективного судебного контроля - в целях защиты прав миноритарных акционеров как слабой стороны в корпоративных отношениях, чем обусловливается обязательность исследования судами, рассматривающими дела об оспаривании решений, касающихся принудительного выкупа акций или возникновения права на него, а также о возмещении убытков, причиненных в связи с ненадлежащим определением цены выкупаемых акций, всех обстоятельств, которые могут свидетельствовать о существенном нарушении требований законодательства или о злоупотреблении правами и тем самым влиять на установление справедливой цены за выкупаемые акции.

Конституционно-правовой смысл указанных законоположений, выявленный Конституционным Судом Российской Федерации в настоящем Определении на основе правовых позиций, выраженных им ранее в сохраняющих свою силу постановлениях, является общеобязательным и исключает любое иное их истолкование в правоприменительной практике.

2. Признать жалобы граждан Ю.Ю. Колодкина и Ю.Н. Шадеева не подлежащими дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку для разрешения поставленного заявителями вопроса не требуется вынесение предусмотренного статьей 71 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" итогового решения в виде постановления.

3. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данным жалобам окончательно и обжалованию не подлежит.

4. Настоящее Определение подлежит опубликованию в "Российской газете", "Собрании законодательства Российской Федерации" и "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

 

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

 

Судья-секретарь

Конституционного Суда

Российской Федерации

Ю.М.ДАНИЛОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"