Поиск на текущей странице "Ctr+F"
||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 декабря 2006 г. N 587-О

 

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ

ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА ЧУЛИМОВА ИГОРЯ ВЛАДИМИРОВИЧА

НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ЧАСТЬЮ ВТОРОЙ

СТАТЬИ 29 И ПУНКТОМ 9 ЧАСТИ ВТОРОЙ СТАТЬИ 381

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданина И.В. Чулимова вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

 

установил:

 

1. Гражданин И.В. Чулимов, осужденный приговором судебной коллегии по уголовным делам Ростовского областного суда от 28 августа 2001 года за совершение ряда преступлений к 20 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, оспаривает конституционность пункта 1 части первой статьи 29 УПК Российской Федерации, закрепляющего полномочие суда признавать лицо виновным в совершении преступления и назначать ему наказание. Неконституционность названной нормы заявитель усматривает в том, что она позволила суду, рассматривающему его уголовное дело, назначить ему со ссылкой на мнение потерпевших наказание более строгое, нежели то, на котором настаивал в судебном заседании государственный обвинитель (лишение свободы на срок 17 лет), чем нарушила его права, гарантируемые статьями 118 (часть 3) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации. Пункт 9 части второй статьи 381 УПК Российской Федерации, относящий к числу оснований отмены или изменения судебного решения обоснование приговора доказательствами, признанными судом недопустимыми, по мнению И.В. Чулимова, нарушает его права, гарантируемые статьями 50 (часть 2) и 51 (часть 1) Конституции Российской Федерации, поскольку, не указывая конкретно, суд какой инстанции может признавать доказательство недопустимым, позволил суду первой инстанции сослаться при обосновании обвинительного приговора на недопустимое доказательство - показания допрошенной в качестве свидетеля его жены, полученные без разъяснения ей права не свидетельствовать против своего супруга.

Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации в порядке части второй статьи 40 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" ранее уведомлял заявителя о том, что его жалоба не соответствует требованиям названного Федерального конституционного закона.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные И.В. Чулимовым материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.

Согласно статьям 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" гражданин вправе обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение своих конституционных прав и свобод законом и такая жалоба признается допустимой, если оспариваемым законом, примененным или подлежащим применению в деле заявителя, затрагиваются его конституционные права и свободы.

Между тем из представленных заявителем материалов не следует, что оспариваемыми И.В. Чулимовым законоположениями нарушаются его конституционные права.

2.1. Согласно статье 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Применительно к уголовному судопроизводству это означает, как неоднократно указывал в своих решениях Конституционный Суд Российской Федерации, что обвинение и защита, являющиеся сторонами в процессе, наделены равными процессуальными возможностями при рассмотрении дела; суд же в ходе производства по делу не может становиться ни на сторону обвинения, ни на сторону защиты, подменять стороны, принимая на себя их процессуальные полномочия, а должен оставаться объективным и беспристрастным арбитром (Постановления от 20 апреля 1999 г. N 7-П, от 14 января 2000 г. N 1-П, от 4 марта 2003 г. N 2-П, от 8 декабря 2003 г. N 18-П).

Кроме того, как отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, состязательность в уголовном судопроизводстве предполагает, что возбуждение уголовного преследования, формулирование обвинения и его поддержание перед судом обеспечиваются специальными указанными в законе органами и должностными лицами, а также потерпевшими. Если эти участники уголовного судопроизводства не смогли доказать виновность обвиняемого в полном объеме и тем более если государственный или частный обвинитель отказался (полностью или частично) от поддержания обвинения в суде, то это должно приводить к постановлению в отношении обвиняемого реабилитирующего его решения или обвинительного приговора, констатирующего виновность обвиняемого в менее тяжком преступном деянии.

Вместе с тем ни Уголовный (часть первая статьи 43), ни Уголовно-процессуальный (статьи 29, 37, 220, 225, 246, 299) кодексы Российской Федерации не относят к числу полномочий участников уголовного судопроизводства на стороне обвинения определение вида и размера наказания, подлежащего назначению подсудимому в случае его осуждения, рассматривая решение по этому вопросу как прерогативу суда. В силу этого, хотя сторона обвинения и сторона защиты вправе высказывать в ходе судебного заседания мнение о возможном наказании подсудимого и это мнение подлежит учету судом, оно не может расцениваться как ограничивающее его дискреционные полномочия в выборе вида и размера назначаемого осужденному наказания. Наличие у суда таких полномочий не противоречит его роли и месту в состязательном судопроизводстве и не нарушает конституционные права заявителя.

Вопросы же, связанные с назначением подсудимому по конкретному уголовному делу более строгого наказания, чем то, которое было предложено стороной обвинения, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 5 июля 2000 г. N 150-О, подлежат разрешению судами общей юрисдикции в соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством, определяющим полномочия и самостоятельность суда при назначении наказания.

2.2. Не нарушаются конституционные права И.В. Чулимова и пунктом 9 части второй статьи 381 УПК Российской Федерации, относящим к числу оснований к отмене или изменению приговора обоснование его доказательствами, признанными судом недопустимыми. Напротив, применением этой нормы обеспечивается реализация конституционного положения, согласно которому при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона (статья 50, часть 2, Конституции Российской Федерации).

Отсутствие в оспариваемой норме указания на то, судом какой именно инстанции доказательства могут признаваться недопустимыми, не порождает неопределенности ни с точки зрения порядка ее применения, ни с точки зрения соответствия ее Конституции Российской Федерации, поскольку в силу части первой статьи 75 и статьи 88 УПК Российской Федерации признание доказательств, полученных с нарушением требований этого Кодекса, недопустимыми может осуществляться на любой стадии уголовного судопроизводства как по инициативе сторон, так и по инициативе дознавателя, следователя, прокурора или суда, в производстве которого находится уголовное дело. При этом доказательство, признанное недопустимым, вне зависимости от того, на какой стадии было принято решение об этом, не имеет юридической силы и не может быть положено в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из имеющих значение для разрешения дела обстоятельств. В уголовном деле И.В. Чулимова, как видно из материалов обращения, суд надзорной инстанции признал использованные при обосновании приговора показания супруги заявителя полученными с нарушением закона, хотя и указал, что само по себе это не может влечь отмену приговора, поскольку данные показания не могли существенно повлиять на исход дела.

Определение последствий признания того или иного доказательства недопустимым, в том числе с точки зрения его влияния на оценку законности и обоснованности постановленного по уголовному делу приговора, к ведению Конституционного Суда Российской Федерации не относится, а входит в компетенцию соответствующих судов общей юрисдикции.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

 

определил:

 

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Чулимова Игоря Владимировича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

 

Судья-секретарь

Конституционного Суда

Российской Федерации

Ю.М.ДАНИЛОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"