Поиск на текущей странице "Ctr+F"
||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 декабря 2006 г. N 605-О

 

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ

К РАССМОТРЕНИЮ ЗАПРОСОВ ЛЕНИНСКОГО РАЙОННОГО СУДА

ГОРОДА АСТРАХАНИ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ

ЧАСТИ ВТОРОЙ СТАТЬИ 420 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО

КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи А.Л. Кононова, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение запросов Ленинского районного суда города Астрахани,

 

установил:

 

1. В своих запросах в Конституционный Суд Российской Федерации Ленинский районный суд города Астрахани просит признать противоречащей статьям 19 и 55 Конституции Российской Федерации часть вторую статьи 420 УПК Российской Федерации, согласно которой производство по уголовному делу о преступлении, совершенном несовершеннолетним, осуществляется в общем порядке, установленном частями второй и третьей Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации с изъятиями, предусмотренными главой 50 "Производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних" УПК Российской Федерации.

Заявитель утверждает, что названное законоположение, подлежащее применению в производстве по уголовным делам в отношении несовершеннолетних К.В. Филатова, обвиняемого в совершении угона автомобиля, и А.С. Витера, обвиняемого в незаконном приобретении, хранении и перевозке наркотических средств, толкуемое правоприменительной практикой как исключающее для суда возможность применять в подобных случаях нормы главы 40 "Особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением" УПК Российской Федерации, может привести к нарушению прав этих граждан, поскольку, несмотря на признание ими своей вины, лишает их закрепленной частью седьмой статьи 316 УПК Российской Федерации гарантии не быть подвергнутым наказанию, превышающему две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

2. В соответствии со статьей 19 Конституции Российской Федерации все равны перед законом и судом (часть 1); государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств (часть 2); мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации (часть 3).

Приведенным конституционным положениям корреспондирует статья 26 Международного пакта о гражданских и политических правах, согласно которой все люди равны перед законом и имеют право без всякой дискриминации на равную защиту закона; всякого рода дискриминация должна быть запрещена законом; закон должен гарантировать всем лицам равную и эффективную защиту против дискриминации по какому бы то ни было признаку.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 19 марта 2003 года N 3-П, законодательное установление ответственности и наказания без учета личности виновного и иных обстоятельств, имеющих объективное и разумное обоснование и способствующих адекватной юридической оценке общественной опасности как самого преступного деяния, так и совершившего его лица, и применение мер ответственности без учета характеризующих личность обстоятельств противоречили бы конституционному запрету дискриминации и выраженным в Конституции Российской Федерации принципам справедливости и гуманизма.

3. Устанавливая в главе 50 УПК Российской Федерации специальный порядок производства по делам несовершеннолетних, законодатель действовал с учетом международно-правовых стандартов, в частности Минимальных стандартных правил Организации Объединенных Наций, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинских правил), принятых 29 ноября 1985 года Резолюцией N 40/33 Генеральной Ассамблеи ООН.

Нормы главы 50 УПК Российской Федерации предусматривают в качестве гарантий прав несовершеннолетних расширение предмета доказывания по уголовному делу о преступлении, совершенном таким лицом, с тем чтобы помимо обстоятельств, указанных в статье 73 УПК Российской Федерации, устанавливались также условия жизни и воспитания несовершеннолетнего, уровень психического развития и иные особенности его личности, влияние на него старших по возрасту лиц, способность несовершеннолетнего осознавать в полной мере характер своих действий (статья 421), более широкий круг оснований прекращения уголовного преследования (статья 427), участие в производстве по делу законного представителя несовершеннолетнего, его защитника, педагога и психолога (статьи 49 - 51, 425, 426, 428 и 429), возможность освобождения от уголовной ответственности и наказания (статьи 430 - 432) и прекращения уголовного преследования с применением принудительной меры воспитательного воздействия (статья 427).

Необходимость учета факторов, связанных с условиями жизни подростка в семье, с поведением в учебном заведении, и особенностей его психики предполагает высокую квалификацию и специализацию судей, которые, опираясь на знание возрастных особенностей несовершеннолетних, используя все механизмы воспитательного воздействия судебной процедуры, должны определять его дальнейшую судьбу.

Таким образом, закрепленный в уголовно-процессуальном законе порядок производства по делам несовершеннолетних в соответствии с принципами справедливости и гуманизма обеспечивает учет при применении уголовного закона социальных, возрастных и физиологических особенностей этой категории лиц, по своей сути является дополнительной гарантией обеспечения защиты их прав и законных интересов и, вопреки утверждению заявителя, не может рассматриваться как нарушающий конституционный принцип равенства и запрет необоснованного и несоразмерного ограничения прав и свобод.

Что касается особого порядка принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением, предусмотренного главой 40 УПК Российской Федерации (который в запросе суда ошибочно именуется льготным), то он представляет собой упрощенную процедуру, при которой процессуальная экономия достигается путем отказа от судебного разбирательства и установления фактических обстоятельств, а приговор основывается на материалах предварительного расследования. Между тем, когда речь идет о несовершеннолетнем правонарушителе, только полное исследование всех обстоятельств совершенного деяния и всесторонний учет особенностей его личности могут обеспечить принятие справедливого решения. Именно исходя из этого в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 марта 2004 года N 1 "О применении судами норм уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" указывается, что закон не предусматривает возможность применения такой упрощенной процедуры принятия судебного решения в отношении несовершеннолетнего, а, напротив, требует участия в судебном разбирательстве его законного представителя и установления судом условий его жизни и воспитания, уровня психического развития и иных особенностей личности, влияния на него старших по возрасту лиц, в том числе для решения вопроса о возможности освобождения от наказания.

Утверждение же заявителя о том, что неприменение упрощенного порядка принятия судебного решения к несовершеннолетним лишает их дополнительных гарантий, предусмотренных главой 40 УПК Российской Федерации, является произвольным, поскольку при одних и тех же условиях, влияющих в силу закона на назначение наказания, в системе действующего уголовного и уголовно-процессуального законодательства предполагается невозможность применения к несовершеннолетним более строгих мер наказания, чем в отношении других категорий лиц.

4. В соответствии со статьей 36 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" основанием к рассмотрению дела является обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации оспариваемое в обращении законоположение.

Поскольку в данном случае такая неопределенность отсутствует, запросы Ленинского районного суда города Астрахани не могут быть приняты Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

 

определил:

 

1. Отказать в принятии к рассмотрению запросов Ленинского районного суда города Астрахани, поскольку они не отвечают требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми такого рода обращения признаются допустимыми.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данным запросам окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

 

Судья-секретарь

Конституционного Суда

Российской Федерации

Ю.М.ДАНИЛОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"