Поиск на текущей странице "Ctr+F"
||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 октября 2006 г. N 441-О

 

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ

ЖАЛОБЫ ГРАЖДАН АНДРЕЕВА ЮРИЯ СЕРГЕЕВИЧА, КАМЫШАНОВА

ПАВЛА ВЛАДИМИРОВИЧА И ПИСАРЕВОЙ ЕЛЕНЫ НИКОЛАЕВНЫ

НА НАРУШЕНИЕ ИХ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОЛОЖЕНИЯМИ

ЧАСТИ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 54, ЧАСТИ ТРЕТЬЕЙ СТАТЬИ 56

ОСНОВ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОБ ОХРАНЕ

ЗДОРОВЬЯ ГРАЖДАН И ПУНКТА 1 СТАТЬИ 7 ФЕДЕРАЛЬНОГО

ЗАКОНА "О ЛИЦЕНЗИРОВАНИИ ОТДЕЛЬНЫХ

ВИДОВ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ"

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи Ю.Д. Рудкина, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы граждан Ю.С. Андреева, П.В. Камышанова и Е.Н. Писаревой,

 

установил:

 

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации граждане Ю.С. Андреев, П.В. Камышанов и Е.Н. Писарева просят признать противоречащими статьям 8 (часть 1), 19 (часть 1), 34 (часть 1) и 37 (часть 1) Конституции Российской Федерации следующие положения Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан (в редакции Федерального закона от 10 января 2003 года N 15-ФЗ): часть первую статьи 54, согласно которой право на занятие медицинской и фармацевтической деятельностью в Российской Федерации имеют лица, получившие высшее или среднее медицинское и фармацевтическое образование в Российской Федерации, имеющие диплом и специальное звание, а также сертификат специалиста и лицензию на осуществление медицинской или фармацевтической деятельности, - в части, касающейся требования о наличии лицензии на медицинскую деятельность; часть третью статьи 56, согласно которой право на занятие частной медицинской практикой имеют лица, получившие диплом о высшем или среднем медицинском образовании, сертификат специалиста и лицензию на медицинскую деятельность, - в части, касающейся требования о наличии лицензии на осуществление медицинской деятельности у лиц, занимающихся частной медицинской практикой.

Тем же положениям Конституции Российской Федерации противоречит, по мнению заявителей, и пункт 1 статьи 7 Федерального закона от 8 августа 2001 года "О лицензировании отдельных видов деятельности", предусматривающий, что вид деятельности, на осуществление которого предоставлена лицензия, может выполняться только получившим лицензию юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем, - с учетом смысла, придаваемого ему правоприменительной практикой.

Как следует из приложенных к жалобе материалов, Ю.С. Андреев и П.В. Камышанов в соответствии с трудовыми договорами, заключенными с Е.Н. Писаревой - индивидуальным предпринимателем без образования юридического лица, имеющим лицензию на осуществление медицинской деятельности, работали на условиях внешнего совместительства врачами-стоматологами в принадлежащем Е.Н. Писаревой частном стоматологическом кабинете (трудовые договоры в установленном порядке были зарегистрированы в правовом управлении администрации города Норильска). Принятыми по заявлению прокурора города Норильска решениями Норильского городского суда Красноярского края от 16 марта 2005 года и от 27 октября 2005 года, оставленными без изменения определениями судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 29 августа 2005 года и от 13 февраля 2006 года, Ю.С. Андреев и П.В. Камышанов, как не имеющие соответствующих лицензий, обязывались прекратить ведение незаконной частной медицинской деятельности.

По мнению заявителей, требование о наличии лицензии на осуществление медицинской деятельности должно быть адресовано оказывающим медицинские услуги юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям - участникам гражданского оборота, являющимся стороной в договорах оказания медицинских услуг (как это предусмотрено для лицензирования других видов деятельности), тогда как граждане - медицинские работники, работающие по трудовому договору с индивидуальным предпринимателем, участниками гражданского оборота и стороной в договорах оказания медицинских услуг не являются, а потому получать лицензию на осуществление медицинской деятельности не должны. Правоприменительная же практика, как указывают заявители со ссылкой на судебные решения по их делу и Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 31 августа 1999 года N 422/99, исходит из того, что одним из условий действия лицензии частнопрактикующего врача - индивидуального предпринимателя является оказание им медицинской помощи лично и непосредственно, а привлечение им других лиц для осуществления медицинской деятельности нарушает условия действия лицензии, персональный характер которой делает невозможным использование наемного труда для непосредственного осуществления лицензируемой деятельности.

2. Согласно Конституции Российской Федерации в Российской Федерации гарантируются единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности (статья 8, часть 1); каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (статья 34, часть 1); каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь; в Российской Федерации принимаются меры по развитию государственной, муниципальной, частной систем здравоохранения (статья 41, части 1 и 2); регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина находятся в ведении Российской Федерации (статья 71, пункт "в").

Из приведенных конституционных положений следует, что порядок и условия осуществления предпринимательской деятельности, а также - исходя из специфики тех или иных видов деятельности и оказываемых услуг - дополнительные требования к ним могут вводиться только федеральными законами и только в целях защиты названных в статье 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации ценностей, в том числе здоровья, прав и законных интересов других лиц.

Такими законами являются Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 года (с последующими изменениями и дополнениями), которые к числу основных принципов охраны здоровья граждан относят соблюдение прав человека и гражданина в области охраны здоровья и обеспечение связанных с этими правами государственных гарантий, ответственность органов государственной власти и органов местного самоуправления, предприятий, учреждений и организаций независимо от формы собственности, а также должностных лиц за обеспечение прав граждан в области охраны здоровья (статья 2), и Федеральный закон "О лицензировании отдельных видов деятельности", который, относя к лицензируемым видам деятельности такую деятельность, осуществление которой может повлечь за собой нанесение ущерба здоровью граждан (статья 4), в статье 17 закрепляет, что медицинская деятельность подлежит лицензированию (подпункт 96 пункта 1).

Лицензирование медицинской деятельности, согласно статье 15 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации. Так, Положением о лицензировании медицинской деятельности (утверждено Постановлением Правительства Российской Федерации от 4 июля 2002 года N 499) определен порядок лицензирования медицинской деятельности, осуществляемой на территории Российской Федерации юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями.

Как следует из этого нормативного правового акта, лицензионные требования и условия, предъявляемые к юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям - соискателям лицензии, не одинаковы: в штате организации (юридического лица) должны быть работники (врачи, средний медицинский персонал, инженерно-технические работники и др.), имеющие высшее или среднее специальное, дополнительное образование и специальную подготовку, соответствующие требованиям и характеру выполняемых работ и предоставляемых услуг, а руководитель организации-лицензиата и (или) уполномоченное им лицо должны иметь высшее специальное образование и стаж работы по лицензируемой деятельности (по конкретным видам работ и услуг) не менее 5 лет; для индивидуального предпринимателя необходимо наличие высшего или среднего медицинского образования, дополнительного образования и специальной подготовки, соответствующих требованиям и характеру выполняемых работ и предоставляемых услуг, и стажа работы по лицензируемой деятельности не менее 2 лет (подпункты "г", "д" пункта 4 Положения).

Следовательно, одним из условий выдачи лицензии индивидуальному предпринимателю является соответствие именно его личных данных (образование, специальная подготовка, стаж) установленным требованиям, а значит, действие лицензии может распространяться только на получившее ее физическое лицо. Лицензионные же требования к юридическому лицу - в силу объективных особенностей его правовой природы - носят более общий, неперсонифицированный характер, в организации, осуществляющей медицинскую деятельность, должности медицинских работников могут замещаться физическими лицами, отвечающими установленным законодательством требованиям, и, соответственно, в период действия лицензии кадровый состав организации может меняться.

Названные условия получения лицензии на осуществление медицинской деятельности индивидуальными предпринимателями учитывают, таким образом, специфику этой деятельности и значимость здоровья граждан как конституционной ценности, охраняемой государством.

2.1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации заявители утверждают, что оспариваемые ими нормы необоснованно ограничивают право индивидуального предпринимателя Е.Н. Писаревой на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности и свободу экономической деятельности (статья 8, часть 1, и статья 34, часть 1, Конституции Российской Федерации).

Между тем, как следует из жалобы и приложенных к ней материалов, содержащиеся в части первой статьи 54 и части третьей статьи 56 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан положения о необходимости получения лицензии, дающей право на занятие медицинской деятельностью зарегистрированному в качестве индивидуального предпринимателя лицу, не нарушило конституционные права Е.Н. Писаревой: она получила такую лицензию, что и позволило ей заниматься частной медицинской практикой.

Что касается закрепленного абзацем вторым пункта 1 статьи 7 Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности" требования, согласно которому деятельность, осуществляемая в соответствии с лицензией, может выполняться только самим получившим лицензию индивидуальным предпринимателем, то оно также не может рассматриваться как нарушающие конституционные права и свободы заявительницы. Приобретаемое на основе лицензии право осуществлять определенный вид деятельности обусловливает персонифицированный характер лицензии, означающий, что лицензируемая деятельность всегда должна выполняться только лицензиатом. В противном случае, а именно при передаче возникшего в силу лицензии права на осуществление конкретного вида деятельности другому лицу, утрачивается смысл лицензирования.

Следует также учитывать, что Е.Н. Писарева, в случае если возникнет необходимость использования наемного труда медицинских работников для осуществления медицинской деятельности, вправе учредить юридическое лицо в соответствующей организационно-правовой форме и, получив лицензию на осуществление медицинской деятельности на это юридическое лицо, принять на работу требуемое количество врачей-стоматологов.

2.2. В своей жалобе заявители также утверждают, что положениями части первой статьи 54, части третьей статьи 56 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан и пункта 1 статьи 7 Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности" нарушается закрепленное статьей 37 (часть 1) Конституции Российской Федерации право Ю.С. Андреева и П.В. Камышанова свободно распоряжаться своими способностями к труду. Между тем этими законоположениями не ограничивается их право заключить трудовой договор с любой организацией, осуществляющей медицинскую деятельность, в том числе относящейся к частной системе здравоохранения, либо заняться частной медицинской практикой в качестве индивидуальных предпринимателей на основании полученных лицензий.

Не могут рассматриваться названные законоположения и как нарушающие принцип равенства (статья 19, часть 1, Конституции Российской Федерации): Е.Н. Писарева как индивидуальный предприниматель поставлена в равные условия с другими индивидуальными предпринимателями, занимающимися частной медицинской практикой, а Ю.С. Андреев и П.В. Камышанов - в равные условия с другими гражданами, работающими или желающими работать по трудовому договору в государственных, муниципальных или частных медицинских организациях.

3. Таким образом, положениями части первой статьи 54, части третьей статьи 56 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан и пункта 1 статьи 7 Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности" права заявителей, гарантированные статьями 19 (часть 1), 34 (часть 1) и 37 (часть 1) Конституции Российской Федерации, не нарушаются, а данная жалоба не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению как не отвечающая требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

 

определил:

 

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы граждан Андреева Юрия Сергеевича, Камышанова Павла Владимировича и Писаревой Елены Николаевны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

3. Настоящее Определение подлежит опубликованию в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

 

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

 

Судья-секретарь

Конституционного Суда

Российской Федерации

Ю.М.ДАНИЛОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"