Поиск на текущей странице "Ctr+F"
||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 июля 2006 г. N 282-О

 

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ

ЖАЛОБ ГРАЖДАНИНА ШПАГИНА АЛЕКСАНДРА ПЕТРОВИЧА

НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОЛОЖЕНИЯМИ

СТАТЬЕЙ 406, 412, 413, 415 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО

КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, ЧАСТЬЮ ПЕРВОЙ

СТАТЬИ 70 И ЧАСТЬЮ ЧЕТВЕРТОЙ СТАТЬИ 276

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РСФСР

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданина А.П. Шпагина вопрос о возможности принятия его жалоб к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

 

установил:

 

1. Гражданин А.П. Шпагин, осужденный приговором суда за совершение ряда преступлений, в своих жалобах в Конституционный Суд Российской Федерации оспаривает конституционность пункта 1 части третьей статьи 406 "Порядок рассмотрения надзорных жалобы или представления", части первой статьи 412 "Внесение повторных надзорных жалоб или представлений", пункта 2 части второй статьи 413 "Основания возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств" и части первой статьи 415 "Возбуждение производства" УПК Российской Федерации.

Как указывает заявитель, эти нормы, регламентирующие производство в суде надзорной инстанции и возобновление производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, воспрепятствовали ему добиться пересмотра приговора судом надзорной инстанции, а также ограничили для него возможность обратиться непосредственно в суд в целях возобновления производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств и исправления в этой процедуре судебной ошибки, чем нарушили его права, закрепленные статьями 46 (часть 1), 50 (часть 3) и 56 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

А.П. Шпагин оспаривает также конституционность части первой статьи 70 "Собирание доказательств" и части четвертой статьи 276 "Заявление и разрешение ходатайств" УПК РСФСР, устанавливавших право суда по находящемуся в его производстве делу назначать экспертизы независимо от наличия о том ходатайства стороны. Как считает заявитель, в результате назначения судом по его уголовному делу экспертизы были нарушены его права, вытекающие из статей 10, 18, 46 (часть 1), 118 (часть 1), 120 и 123 Конституции Российской Федерации.

Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации в порядке части второй статьи 40 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" ранее уведомлял заявителя о том, что его жалобы не соответствуют требованиям названного Федерального конституционного закона.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные гражданином А.П. Шпагиным материалы, не находит оснований для принятия его жалоб к рассмотрению.

2.1. Вопрос о законодательных ограничениях возможности пересмотра вступивших в законную силу судебных решений ранее уже был предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлениях от 2 февраля 1996 года N 4-П по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 371, 374 и 384 УПК РСФСР и от 3 февраля 1998 года N 5-П по делу о проверке конституционности статей 180, 181, пункта 3 части первой статьи 187 и статьи 192 АПК Российской Федерации, правосудие по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах, ошибочное же судебное решение не может рассматриваться как справедливый акт правосудия и должно быть исправлено; Конституция Российской Федерации, провозглашая идею справедливости как основополагающую (преамбула) и гарантируя каждому судебную защиту его прав и свобод, а также право на обжалование в суд решений и действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц, не только не исключает, а, напротив, предполагает возможность исправления судебных ошибок, в том числе и после рассмотрения дела в той судебной инстанции, решение которой отраслевым законодательством может признаваться окончательным.

Правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации, подтверждающая необходимость исправления судебных ошибок, приведших к ограничению прав и свобод граждан, нашла свое развитие в принятых им впоследствии Постановлениях - от 6 июля 1998 года N 21-П по делу о проверке конституционности части пятой статьи 325 УПК РСФСР и от 8 декабря 2003 года N 18-П по делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 УПК Российской Федерации и в определениях от 15 июля 2004 года N 270-О по жалобе гражданина Х.О. Магомедаминова и от 8 ноября 2005 года N 401-О по жалобе гражданина А.С. Яценко.

Как следует из названных решений, содержащиеся в статьях 406 и 412 УПК Российской Федерации нормы прямо предоставляют лицу возможность в случае несогласия с постановлением судьи суда надзорной инстанции об отказе в удовлетворении его надзорной жалобы обратиться к председателю этого суда (а значит, и к Председателю Верховного Суда Российской Федерации) либо его заместителям с просьбой об отмене данного постановления и не препятствуют ни подаче в тот же суд новой жалобы по другому основанию, ни исправлению вышестоящим судом выявленной судебной ошибки во всяком случае, в том числе если надзорная жалоба является повторной. Кроме того, они не исключают возможность использования наряду с надзорным производством дополнительного способа защиты прав заявителя - в процедуре возобновления дел ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств в целях устранения допущенных при рассмотрении уголовных дел судебных ошибок, которые не были или не могли быть выявлены ранее. Следовательно, сами по себе эти нормы не могут расцениваться как нарушающие права А.П. Шпагина.

2.2. Был предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации и вопрос о конституционности уголовно-процессуальных норм, определяющих круг новых или вновь открывшихся обстоятельств, являющихся основаниями возобновления производства по уголовному делу. В Постановлении от 2 февраля 1996 года N 4-П по делу о проверке конституционности пункта 5 части второй статьи 371, части третьей статьи 374 и пункта 4 части второй статьи 384 УПК РСФСР им выражена правовая позиция, согласно которой введение жестко ограниченного по объему понятия новых и вновь открывшихся обстоятельств, позволяющих возобновить уголовное дело, по существу, освобождает государство от обязанности обеспечивать приоритетную защиту прав и свобод в случае судебных ошибок, не выявленных в обычном, надзорном порядке, и тем самым ограничивает право каждого защищать свои интересы в таких случаях всеми не запрещенными законом способами. Конституционный Суд Российской Федерации признал не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 15 (часть 4), 18, 21 (часть 1), 45, 46 и 55 (части 2 и 3), положения пункта 4 части второй статьи 384 УПК РСФСР, ограничивавшего круг оснований к возобновлению уголовного дела лишь обстоятельствами, неизвестными суду при постановлении приговора или определения, как препятствующие в случаях исчерпания возможностей судебного надзора исправлению судебных ошибок, нарушающих права и свободы человека и гражданина.

Приведенная правовая позиция, отразившая выявленный Конституционным Судом Российской Федерации конституционно-правовой смысл названных законоположений, и сделанный им вывод применимы и к нормам ныне действующего Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и в силу статьи 6 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" обязательны для всех государственных органов и должностных лиц.

2.3. Конституция Российской Федерации гарантирует каждому права на судебную защиту и обжалование в суд решений и действий (бездействия) органов государственной власти, в том числе судов, а каждому осужденному за преступление - право на пересмотр вынесенного в отношении него приговора вышестоящим судом в порядке, предусмотренном законом (статьи 46 и 50, часть 3).

Пересмотр вступивших в законную силу приговоров может быть осуществлен в процедуре возбуждения производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств. Часть первая статьи 415 УПК Российской Федерации, наделяющая полномочиями по возбуждению такого производства (в частности, по инициативе сторон) прокурора, не содержит каких-либо положений, предполагающих произвольный характер реализации прокурором этих полномочий и наличие у него возможности безосновательно отказать в возбуждении производства, - в силу части четвертой статьи 7 УПК Российской Федерации принимаемые прокурором решения, в том числе по вопросу о возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, как и любые решения, принимаемые в ходе уголовного судопроизводства, должны отвечать общим требованиям законности, обоснованности и мотивированности.

Кроме того, как указано в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 9 апреля 2002 года N 28-О по жалобе гражданина Н.П. Ефимова на нарушение его конституционных прав частью третьей статьи 386 и частью второй статьи 387 УПК РСФСР, решения, принимаемые прокурором по результатам досудебного производства по вновь открывшимся обстоятельствам, являются лишь предпосылкой для судебного разрешения вопроса о наличии или отсутствии оснований для пересмотра приговора по уголовному делу, в силу чего они не носят окончательный характер и могут быть обжалованы в суд общей юрисдикции; только суд, в конечном счете, в том числе по результатам рассмотрения в условиях состязательного процесса жалобы заинтересованного лица, вправе делать выводы относительно того, имело ли место вновь открывшееся обстоятельство и необходимо ли новое рассмотрение дела.

Из этого следует, что А.П. Шпагин не лишен возможности обжаловать в судебном порядке отказ прокурора в возбуждении производства по его делу ввиду новых обстоятельств.

2.4. По смыслу Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации в процессе конституционного производства проверяет конституционность действующих нормативных актов. Исключение составляют случаи, предусмотренные в части второй его статьи 43, когда Конституционный Суд Российской Федерации в целях защиты конституционных прав и свобод граждан может проверить конституционность закона, отмененного или утратившего силу к началу или в период рассмотрения дела. Однако такая проверка невозможна, если оспариваемый закон отменен или утратил силу до начала производства в Конституционном Суде Российской Федерации. В этом случае Конституционный Суд Российской Федерации отказывает в принятии жалобы к рассмотрению.

Оспариваемые А.П. Шпагиным часть первая статьи 70 и часть четвертая статьи 276 УПК РСФСР в соответствии с Федеральным законом от 18 декабря 2001 года "О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" были признаны утратившими силу с 1 июля 2002 года, т.е. задолго до обращения заявителя в Конституционный Суд Российской Федерации, в связи с чем его жалобы в этой части не могут быть приняты Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

2.5. Таким образом, представленные заявителем материалы не дают оснований для вывода, что оспариваемыми им нормами уголовно-процессуального закона были нарушены его конституционные права, что не дает оснований для признания его жалоб отвечающими требованию допустимости, установленному Федеральным конституционным законом "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Установление же того, были ли допущены в уголовном деле заявителя судебные ошибки, имеются ли препятствия к рассмотрению и удовлетворению его надзорных жалоб, являются ли указанные им обстоятельства новыми и, следовательно, обусловливающими возобновление производства по уголовному делу, равно как проверка законности и обоснованности соответствующих решений и действий прокурора и суда относятся к ведению судов общей юрисдикции и не входят в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

 

определил:

 

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалоб гражданина Шпагина Александра Петровича, поскольку они не отвечают требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалобы признаются допустимыми.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данным жалобам окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

 

Судья-секретарь

Конституционного Суда

Российской Федерации

Ю.М.ДАНИЛОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"