Поиск на текущей странице "Ctr+F"
||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 июля 2006 г. N 269-О

 

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ

ГРАЖДАНИНА ПАВЛОВА ИВАНА ЮРЬЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО

КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПУНКТАМИ 1.2 И 1.7 ПОЛОЖЕНИЯ О ПОРЯДКЕ

ОБРАЩЕНИЯ СО СЛУЖЕБНОЙ ИНФОРМАЦИЕЙ ОГРАНИЧЕННОГО

РАСПРОСТРАНЕНИЯ В ФЕДЕРАЛЬНЫХ ОРГАНАХ

ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи Н.С. Бондаря, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданина И.Ю. Павлова,

 

установил:

 

1. Согласно пунктам 1.2 и 1.7 Положения о порядке обращения со служебной информацией ограниченного распространения в федеральных органах исполнительной власти (утверждено Постановлением Правительства Российской Федерации от 3 ноября 1994 года N 1233) к служебной информации ограниченного распространения относится несекретная информация, касающаяся деятельности организаций, ограничения на распространение которой диктуются служебной необходимостью; такая информация не подлежит разглашению (распространению) без санкции соответствующего должностного лица.

Отказывая гражданину И.Ю. Павлову в удовлетворении заявления о признании частично недействующими названных нормативных положений, Верховный Суд Российской Федерации в решении от 22 декабря 2005 года сослался на то, что статья 29 (часть 4) Конституции Российской Федерации устанавливает требование о необходимости определения федеральным законом перечня сведений, составляющих государственную тайну, в отношении же конфиденциальной информации, к которой относится служебная информация ограниченного доступа, ни Конституция Российской Федерации, ни Федеральный закон "Об информации, информатизации и защите информации" такого требования не содержат, а потому Правительство Российской Федерации было вправе в пределах своей законодательно определенной компетенции в нормативной форме установить критерии отнесения к служебной информации ограниченного распространения несекретной информации, касающейся деятельности федеральных органов исполнительной власти. При этом Верховный Суд Российской Федерации пришел к выводу, что информация, касающаяся деятельности федеральных органов исполнительной власти, а также подведомственных им организаций, может быть признана служебной информацией ограниченного распространения, только если она не относится к информации, указанной в пункте 1.3 Положения, и только при наличии служебной необходимости в ограничении ее распространения, что исключает произвольное отнесение данной информации к категории ограниченного доступа. Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, оставив данное решение без изменения, в определении от 7 марта 2006 года отметила, в частности, что поставленный И.Ю. Павловым вопрос о противоречии пунктов 1.2 и 1.7 Положения статьям 19 (часть 1), 29, 55 (часть 3) и 115 (часть 1) Конституции Российской Федерации не подлежит обсуждению, поскольку дела о соответствии нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации Конституции Российской Федерации разрешаются в порядке конституционного судопроизводства Конституционным Судом Российской Федерации.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации И.Ю. Павлов утверждает, что содержащиеся в пунктах 1.2 и 1.7 Положения о порядке обращения со служебной информацией ограниченного распространения в федеральных органах исполнительной власти критерии отнесения информации к служебной информации ограниченного распространения не могли быть установлены Правительством Российской Федерации, поскольку в силу статьи 29 (часть 4) Конституции Российской Федерации подлежат установлению федеральным законом, а такой критерий, как служебная необходимость, является абстрактным и нормативно неопределенным, что ведет к формированию противоречивой правоприменительной практики; кроме того, пункты 1.2 и 1.7 Положения нарушают принцип равенства, препятствуют реализации конституционного права свободно искать и получать информацию любым законным способом и вступают в противоречие с Конституцией Российской Федерации, ее статьями 2, 15 (части 1 и 2), 17 (часть 1), 18, 19 (часть 1), 29 (часть 4), 45 (часть 1), 55 (часть 3) и 115 (часть 1).

2. Как следует из статьи 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации и конкретизирующих ее положений пункта 3 части первой статьи 3 и части первой статьи 96 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", граждане вправе направлять в Конституционный Суд Российской Федерации жалобы на нарушение их конституционных прав и свобод законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле. Вместе с тем, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 27 января 2004 года N 1-П по делу о проверке конституционности ряда положений Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в случае, если правовое регулирование прав и свобод человека и гражданина осуществляется не непосредственно федеральным законом, а постановлением Правительства Российской Федерации, причем именно в силу прямого предписания данного закона, на основании и во исполнение которого оно издано и который оно конкретизирует, тем самым предопределяя практику его исполнения, проверка конституционности такого закона, выявление его конституционно-правового смысла не могут быть осуществлены без учета смысла, приданного ему актом Правительства Российской Федерации; при этом Конституционным Судом Российской Федерации разрешается вопрос о соответствии Конституции Российской Федерации как самого закона, так и постановления Правительства Российской Федерации, без применения которого невозможно и применение закона. Из этого следует, что, если имеется прямая нормативная связь постановления Правительства Российской Федерации с федеральным законом и если эти акты применены или подлежат применению в конкретном деле в неразрывном единстве, Конституционный Суд Российской Федерации в силу статьи 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, статей 96, 97, 101 и 103 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" может признать допустимыми запрос суда в связи с рассматриваемым им конкретным делом и жалобу гражданина на нарушение конституционных прав и свобод, в которых оспаривается конституционность как федерального закона, так и нормативного акта Правительства Российской Федерации.

Между тем в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации И.Ю. Павлов не подвергает сомнению конституционность каких-либо федеральных законов, а из содержания оспариваемого им Постановления Правительства Российской Федерации не следует, что данный нормативный акт принят Правительством Российской Федерации в силу прямого предписания федерального закона. Законодательной основой принятия оспариваемого Постановления является комплекс содержащихся в различных законодательных актах (Федеральный закон "Об информации, информатизации и защите информации", его статьи 10 и 11; Гражданский кодекс Российской Федерации, его статья 139) нормативных положений, определяющих общий правовой режим конфиденциальной информации. Данные законоположения, не предусматривая прямых предписаний Правительству Российской Федерации, в то же время не исключают осуществление им нормативного правового регулирования отнесения информации о деятельности федеральных органов исполнительной власти и подведомственных им организаций к информации ограниченного служебного распространения, не являющейся секретной, что соответствует конституционной обязанности Правительства Российской Федерации обеспечивать эффективную реализацию полномочий федеральных органов исполнительной власти, возложенных на них Конституцией Российской Федерации и федеральными законами, и способствовать устранению угрозы нарушения информационной безопасности государственного управления (пункт "д" части 1 статьи 114 Конституции Российской Федерации).

Проверка же соблюдения Правительством Российской Федерации при нормативном регулировании данных общественных отношений законодательно установленных правил, составляющих правовой режим конфиденциальной информации, не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации". Из представленных в Конституционный Суд Российской Федерации материалов следует, что такая проверка была осуществлена Верховным Судом Российской Федерации, который, рассмотрев заявление И.Ю. Павлова по существу, не усмотрел в содержании оспариваемых им нормативных положений нарушения норм действующего федерального законодательства.

Оспаривая конституционность пунктов 1.2 и 1.7 Положения о порядке обращения со служебной информацией ограниченного распространения в федеральных органах исполнительной власти, заявитель фактически выражает несогласие с судебным решением, вынесенным по делу с его участием. Между тем проверка законности и обоснованности судебных актов относится к компетенции вышестоящих судебных инстанций в системе судов общей юрисдикции и Конституционному Суду Российской Федерации также неподведомственна.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 1 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

 

определил:

 

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Павлова Ивана Юрьевича, поскольку разрешение поставленного заявителем вопроса Конституционному Суду Российской Федерации неподведомственно.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

3. Настоящее Определение подлежит опубликованию в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

 

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

 

Судья-секретарь

Конституционного Суда

Российской Федерации

Ю.М.ДАНИЛОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"