Поиск на текущей странице "Ctr+F"
||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 декабря 2005 г. N 535-О

 

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ

ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНКИ РОМАНОВОЙ ЛАРИСЫ ВАЛЕРЬЕВНЫ

НА НАРУШЕНИЕ ЕЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПУНКТОМ 12

ПОСТАНОВЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ ОТ 30 НОЯБРЯ 2001 ГОДА

"О ПОРЯДКЕ ПРИМЕНЕНИЯ ПОСТАНОВЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ

ФЕДЕРАЛЬНОГО СОБРАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

"ОБ ОБЪЯВЛЕНИИ АМНИСТИИ В ОТНОШЕНИИ

НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ И ЖЕНЩИН"

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи Н.В. Селезнева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданки Л.В. Романовой,

 

установил:

 

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка Л.В. Романова оспаривает конституционность пункта 12 Постановления Государственной Думы от 30 ноября 2001 года "О порядке применения Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин", согласно которому под действие пункта 8 Постановления об объявлении амнистии, предусматривающего сокращение срока неотбытого наказания, подпадают только те осужденные женщины, приговоры по делам которых вступили в законную силу до вступления в силу Постановления об объявлении амнистии.

Как следует из представленных материалов, Л.В. Романова была осуждена приговором Московского городского суда от 14 мая 2003 года по совокупности преступлений, предусмотренных частью второй статьи 222 (Незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка и ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств) и пунктом "а" части второй статьи 205 (Терроризм) УК Российской Федерации, к наказанию в виде лишения свободы на срок пять лет и шесть месяцев. Данный приговор вступил в законную силу 4 декабря 2003 года. Ходатайство Л.В. Романовой о применении в отношении нее подпункта "б" пункта 8 Постановления Государственной Думы от 30 ноября 2001 года об объявлении амнистии и о сокращении в соответствии с ним неотбытого ею срока наказания на одну треть не было удовлетворено со ссылкой на то, что согласно абзацу третьему пункта 12 Постановления о порядке применения амнистии такое сокращение срока наказания возможно только в отношении лиц, приговоры по делам которых вступили в законную силу до вступления в силу Постановления об объявлении амнистии.

По мнению заявительницы, пункт 12 Постановления Государственной Думы от 30 ноября 2001 года "О порядке применения Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин" противоречит положениям преамбулы и статей 19 и 50 (часть 3) Конституции Российской Федерации, поскольку допускает, что распространение действия акта об амнистии на те или иные категории лиц зависит не от времени совершения преступления и последующего поведения виновного лица, а от этапа производства по уголовному делу, т.е. от случайных факторов, таких как качество деятельности органов предварительного расследования и суда.

2. По своему политико-правовому смыслу амнистия является актом милосердия, проявления гуманизма, великодушия государства по отношению к гражданам, преступившим уголовный закон; этим актом предполагается полное или частичное освобождение определенных в нем категорий лиц от уголовной ответственности и наказания. Осуществление полномочия объявлять амнистию возлагается на Государственную Думу (статья 103, пункт "е" части 1, Конституции Российской Федерации), которая при этом исходит из интересов политической и экономической целесообразности, социальной обусловленности амнистии как гуманистической акции в демократическом правовом государстве, а также из положений Конституции Российской Федерации об основах конституционного строя (статья 2; статья 16, часть 2), предопределяющих обязанность государства признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина как непосредственно действующие, защищать нравственность, здоровье, права и законные интересы граждан, в том числе от преступных посягательств и злоупотреблений властью, обеспечивая законность, правопорядок, общественную безопасность (глава 2; статья 71, пункт "о"; статья 72, пункт "б" части 1, Конституции Российской Федерации).

В силу этого, как отмечено в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 5 июля 2001 года N 11-П по делу о проверке конституционности Постановления Государственной Думы "О внесении изменения в Постановление Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов", Государственная Дума, реализуя в акте об амнистии гуманистические задачи и освобождая тех или иных лиц от уголовной ответственности и наказания за совершенные ими преступные деяния, в то же время должна взвешивать конкурирующие конституционные ценности и, исходя из цели обеспечения их баланса, не допускать, чтобы права других лиц и являющиеся необходимым условием их реализации законность, правопорядок и общественная безопасность были поставлены под угрозу нарушения. Иное не согласуется с вытекающими из конституционно-правовой характеристики России как правового государства (статья 1 Конституции Российской Федерации) требованиями справедливости и соразмерности при регулировании общественных отношений и может рассматриваться как противоречащее Конституции Российской Федерации.

Необходимость следования при объявлении амнистии общеправовым принципам, обязательным в демократическом обществе, не ставит под сомнение закрепленное в статье 103 (пункт "е" части 1) Конституции Российской Федерации исключительное дискреционное полномочие Государственной Думы, поскольку изначально только она одна, в силу всей полноты возложенной на нее конституционной ответственности, а также того, что Конституция Российской Федерации не гарантирует право быть амнистированным каждому, кто совершил преступление, уполномочена объявлять амнистию и определять в рамках установленных Конституцией Российской Федерации принципов конкретные основания и пределы амнистирования отдельных категорий лиц, совершивших преступления, предусматривая те правовые последствия амнистии, которые она сочтет целесообразными (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 19 марта 2003 года N 3-П по делу о проверке конституционности положений Уголовного кодекса Российской Федерации, регламентирующих правовые последствия судимости лица, неоднократности и рецидива преступлений, а также пунктов 1 - 8 Постановления Государственной Думы "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов").

Исходя из того, что Конституция Российской Федерации не гарантирует каждому, кто совершил преступление, право быть амнистированным, Государственная Дума в соответствии со сложившейся практикой в качестве одной из категорий лиц, подпадающих под действие акта об амнистии, выделила лиц, приговоры по делам которых вступили в законную силу до вступления в силу Постановления об объявлении амнистии, т.е. имеющих на этот момент официально подтвержденный вступившим в законную силу приговором суда статус осужденного.

Таким образом, отсутствуют основания считать, что пунктом 12 Постановления Государственной Думы от 30 ноября 2001 года "О порядке применения Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин" были нарушены конституционные права и свободы заявительницы.

Фактически сформулированное в жалобе Л.В. Романовой требование о распространении действия акта амнистии на всех осужденных, независимо от времени вступления приговоров по их делам в законную силу, сводится к требованию о внесении целесообразных, с ее точки зрения, изменений в Постановление Государственной Думы от 30 ноября 2001 года "О порядке применения Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин". Разрешение этого вопроса, как и вопросов о том, должно ли было учитываться наличие акта амнистии при решении судом вопроса о справедливости назначенного Л.В. Романовой наказания и отразилось ли оно на принятом судом решении, в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации не входит.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

 

определил:

 

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Романовой Ларисы Валерьевны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и не подлежит обжалованию.

 

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

 

Судья-секретарь

Конституционного Суда

Российской Федерации

Ю.М.ДАНИЛОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"