Поиск на текущей странице "Ctr+F"
||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 апреля 1996 г. N 44-О

 

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ

ЗАПРОСА ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН

КАК НЕ СООТВЕТСТВУЮЩЕГО ТРЕБОВАНИЯМ ФЕДЕРАЛЬНОГО

КОНСТИТУЦИОННОГО ЗАКОНА "О КОНСТИТУЦИОННОМ

СУДЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.А. Туманова, судей Э.М. Аметистова, М.В. Баглая, Н.Т. Ведерникова, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, В.Д. Зорькина, А.Л. Кононова, В.О. Лучина, Т.Г. Морщаковой, В.И. Олейника, Н.В. Селезнева, В.Г. Стрекозова, О.И. Тиунова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев в пленарном заседании вопрос о соответствии запроса Верховного Суда Республики Дагестан требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",

 

установил:

 

1. 10 октября 1995 года в Конституционный Суд Российской Федерации поступил запрос Верховного Суда Республики Дагестан о проверке конституционности: Постановления Совета Министров СССР от 8 сентября 1955 г. N 1655 "О трудовом стаже, трудоустройстве и пенсионном обеспечении граждан, необоснованно привлеченных к уголовной ответственности и впоследствии реабилитированных", Указа Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 года "О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей" и Положения "О порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда", утвержденного названным Указом.

Обращение в Конституционный Суд Российской Федерации вызвано принятием 18 сентября 1995 года Верховным Судом Республики Дагестан к производству по первой инстанции гражданского дела по заявлению гражданина В.С. Мейланова о возмещении ущерба в связи с незаконным осуждением.

Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации в пределах своих полномочий на основании пунктов 1, 2 и 3 части второй статьи 40 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" уведомил заявителя о несоответствии его обращения требованиям названного Закона. Однако в очередном запросе, поступившем в Конституционный Суд Российской Федерации 29 января 1996 года, Верховный Суд Республики Дагестан настаивает на проверке конституционности Указа Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1991 года, утвержденного им Положения, а также статьи 12 и частей первой и третьей статьи 15 Закона РСФСР от 18 октября 1991 года "О реабилитации жертв политических репрессий". Заявитель полагает, что эти акты, как не предусматривающие компенсацию морального вреда и допускающие ограничения возмещения вреда здоровью, не соответствуют статье 53 Конституции Российской Федерации.

2. Из материалов запроса следует, что уголовное дело по обвинению В.С. Мейланова в совершении особо опасного государственного преступления (часть первая статьи 70 УК РСФСР) было прекращено 29 ноября 1990 года за отсутствием в его действиях состава преступления. Поскольку ответственность за противоправное деяние определяется законом, действующим во время совершения этого деяния, вред, причиненный В.С. Мейланову незаконным осуждением, подлежал возмещению на основе законодательства, действовавшего в то время и не допускавшего компенсации морального вреда.

Оспариваемый заявителем Указ Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1991 года предусматривал, что ущерб, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, возмещался в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. Каких-либо ограничений или пределов возмещения вреда ни сам Указ, ни утвержденное им Положение не устанавливали, что соответствовало части третьей статьи 56 Конституции Российской Федерации 1978 года, действовавшей в 1990 году.

3. Возложение обязанности возместить моральный вред, причиненный гражданину неправомерными действиями, стало возможным как общее правило лишь с введением в действие с 3 августа 1992 года на территории Российской Федерации сначала Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 года, не применявшихся к тем правоотношениям, которые возникли до введения названных Основ в действие, а впоследствии - с принятием частей первой и второй нового Гражданского кодекса Российской Федерации.

Статьей 12 Федерального закона от 26 января 1996 года "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" нормам о возмещении вреда (в том числе морального), причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, была придана обратная сила и действие соответствующих статей Гражданского кодекса Российской Федерации было распространено на случаи, когда причинение вреда потерпевшему имело место до 1 марта 1996 года, но не ранее 1 марта 1993 года.

Придание тем или иным законам обратной силы - вопрос, относящийся к исключительной компетенции законодателя, и в силу этого его рассмотрение Конституционному Суду Российской Федерации неподведомственно.

4. Определением Верховного Суда Республики Дагестан от 15 декабря 1995 года подтверждена возможность применения в деле В.С. Мейланова также части первой статьи 15 Закона РСФСР "О реабилитации жертв политических репрессий". По мнению заявителя, эта норма, как предусматривающая выплату ограниченной денежной компенсации лицам, подвергшимся репрессиям в виде лишения свободы и реабилитированным в соответствии с названным Законом, является неконституционной.

Поскольку решение поставленного заявителем вопроса связано фактически не с проверкой конституционности указанной статьи Закона РСФСР "О реабилитации жертв политических репрессий", целью которого провозглашена посильная в настоящее время компенсация материального и морального ущерба, а с принятием иного законодательного решения, рассмотрение запроса в этой части также неподведомственно Конституционному Суду Российской Федерации. Однако это не лишает В.С. Мейланова возможности в порядке статьи 53 Конституции Российской Федерации обращаться за защитой своих нарушенных прав в суды общей юрисдикции.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 1 части первой статьи 43, частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

 

определил:

 

1. Отказать в принятии к рассмотрению запроса Верховного Суда Республики Дагестан как не соответствующего требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" ввиду его неподведомственности Конституционному Суду Российской Федерации.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данному запросу окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Конституционный Суд

Российской Федерации

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"