Поиск на текущей странице "Ctr+F"
||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 февраля 2004 г. N 102-О

 

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАН

АРЖУХАНОВА АНДРЕЯ РАСТЯМОВИЧА И СЕРГИЕНКО ОЛЕГА ВАЛЕРЬЕВИЧА

НА НАРУШЕНИЕ ИХ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЕЙ 67.1 И ЧАСТЬЮ

ПЕРВОЙ СТАТЬИ 72 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РСФСР,

ЧАСТЬЮ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 381 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И СТАТЬЕЙ 8 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА

"О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО

КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей М.В. Баглая, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, В.О. Лучина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию граждан А.Р. Аржуханова и О.В. Сергиенко вопрос о возможности принятия их жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

 

установил:

 

1. Граждане А.Р. Аржуханов и О.В. Сергиенко, осужденные за совершение преступления, предусмотренного пунктом "а" части четвертой статьи 290 УК Российской Федерации (получение взятки), обратились в Конституционный Суд Российской Федерации с просьбой о признании неконституционными статьи 67.1 и части первой статьи 72 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, поскольку, по их мнению, данные нормы, позволившие следователю допросить в качестве свидетеля адвоката, осуществлявшего защиту А.Р. Аржуханова, и на этом основании отстранить его от дальнейшего участия в деле, нарушили права обвиняемого, гарантируемые статьями 48 и 51 Конституции Российской Федерации.

Заявителями также ставится вопрос о признании неконституционной части первой статьи 381 УПК Российской Федерации на том основании, что данная норма, позволяя суду кассационной инстанции по своему усмотрению признавать те или иные нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные в ходе производства по уголовному делу, повлиявшими или не повлиявшими на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, нарушает тем самым предписания статей 50 (часть 2) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

Кроме того, заявители оспаривают конституционность статьи 8 Федерального закона от 18 декабря 2001 года "О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации", в соответствии с которой положения уголовно-процессуального законодательства, регламентирующие порядок рассмотрения уголовных дел судами с участием присяжных заседателей, вводятся в действие (в частности, на территории Астраханской области) с 1 января 2003 года. По мнению заявителей, эта норма нарушает их права, гарантированные статьями 2, 6 (часть 2), 17, 18, 19, 47 и 123 (часть 4) Конституции Российской Федерации.

Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации в порядке части второй статьи 40 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" ранее уведомлял заявителей о том, что их жалоба не соответствует требованиям названного Закона.

2. В соответствии со статьей 67.1 УПК РСФСР адвокат не вправе участвовать в деле в качестве защитника, в частности, если он по этому делу участвовал в качестве свидетеля. Согласно статье 72 того же Кодекса в качестве свидетеля по уголовному делу может быть вызвано любое лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, подлежащие установлению по данному делу (часть первая), однако не может допрашиваться в качестве свидетеля защитник обвиняемого - об обстоятельствах дела, которые стали ему известны в связи с выполнением обязанностей защитника (пункт 1 части второй).

Как следует из правовой позиции, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в официально опубликованном Определении от 6 июля 2000 г. N 128-О по жалобе гражданина В.В. Паршуткина, уголовно-процессуальное законодательство, исходя из невозможности совмещения процессуальных функций защитника с обязанностью давать свидетельские показания по тому же делу, исключает возможность допроса последнего в качестве свидетеля об обстоятельствах и фактах, ставших ему известными в рамках профессиональной деятельности по оказанию юридической помощи, независимо от времени и обстоятельств получения им таких сведений, в том числе если они были получены до того, как он был допущен к участию в деле в качестве защитника. При этом, как отметил Конституционный Суд Российской Федерации, положения статей 67.1 УПК РСФСР по своему конституционно-правовому смыслу исключают участие адвоката в деле только в том случае, если он допрашивался по данному делу в качестве свидетеля еще до вступления в него в качестве защитника, и не могут рассматриваться в качестве основания для отстранения уже участвующего в уголовном деле защитника.

С учетом выявленного Конституционным Судом Российской Федерации конституционно-правового смысла оспариваемых норм они не могут быть признаны нарушающими конституционные права заявителей. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 6 июля 2000 года сохраняет свою силу, а выраженная в нем правовая позиция подлежала учету в ходе производства по уголовному делу в отношении А.Р. Аржуханова и О.В. Сергиенко. Установление же того, в какой мере данная правовая позиция была принята во внимание органами предварительного следствия и судом, не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, а является прерогативой вышестоящих судов общей юрисдикции.

3. Согласно части первой статьи 381 УПК Российской Федерации основаниями отмены или изменения судебного решения судом кассационной инстанции являются такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных данным Кодексом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

Данная норма не только не нарушает конституционные права заявителей, в частности гарантируемые статьями 50 (часть 2) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации, но, напротив, позволяет осужденным и иным участникам судопроизводства защищать свои права и законные интересы, добиваясь отмены или изменения приговора, в том числе в связи с использованием при его постановлении доказательств, полученных с нарушением закона. При этом статья 381, как и другие нормы Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, не освобождает суд кассационной инстанции от обязанности проверить все доводы осужденного, возражающего против использования при постановлении приговора тех или иных доказательств и, при возникновении сомнений в их допустимости, отменить или изменить приговор в соответствии с требованиями статей 49 (часть 3) и 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации о толковании неустранимых сомнений в пользу обвиняемого и недопустимости использования доказательств, полученных с нарушением процессуального закона.

Установление же того, имелись ли основания для пересмотра приговора и иных судебных решений по конкретному уголовному делу, а также оценка принятых в связи с этим судами решений относятся к предмету ведения вышестоящих судебных инстанций и не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации.

4. Оспаривая конституционность статьи 8 Федерального закона "О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации", заявители ссылаются на то, что она позволила Астраханскому областному суду отклонить заявленное ими ходатайство о рассмотрении их уголовного дела судом с участием присяжных заседателей и тем самым нарушила их права, гарантируемые статьями 2, 6 (часть 2), 17, 18, 19, 47 и 123 (часть 4) Конституции Российской Федерации.

Между тем согласно статьям 47 (часть 2) и 123 (часть 4) Конституции Российской Федерации обвиняемый в совершении преступления имеет право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей в случаях, предусмотренных федеральным законом. При этом абзацем первым пункта 6 раздела второго "Заключительные и переходные положения" Конституции Российской Федерации предусмотрено, что впредь до введения в действие федерального закона, устанавливающего порядок рассмотрения дел с участием присяжных заседателей, сохраняется прежний порядок судебного рассмотрения соответствующих дел.

Из этих конституционных положений в их взаимосвязи, как признал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 2 февраля 1999 года по делу о проверке конституционности положений статьи 41 и части третьей статьи 42 УПК РСФСР, пунктов 1 и 2 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 16 июля 1993 года "О порядке введения в действие Закона Российской Федерации "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О судоустройстве РСФСР", Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях" и Определении от 31 мая 1999 года по жалобе гражданина А.В. Козлова, следует правомочие законодателя в течение переходного периода, конкретные временные границы которого в Конституции Российской Федерации не указаны, внести соответствующие изменения в законодательство; при этом установление сроков, порядка и процессуальных механизмов введения суда присяжных по делам о преступлениях, за которые в качестве меры наказания не предусмотрена смертная казнь, составляет компетенцию законодателя. Названное правомочие и было реализовано законодателем путем принятия Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и Федерального закона "О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации", согласно статье 8 которого (в редакции от 18 декабря 2001 года) нормы Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующие рассмотрение уголовных дел судом с участием присяжных заседателей, подлежали введению в действие на всей территории Российской Федерации с 1 января 2003 года. Таким образом, данной нормой конституционные права заявителей не затрагиваются.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

 

определил:

 

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалоб граждан Аржуханова Андрея Растямовича и Сергиенко Олега Валерьевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

 

Судья-секретарь

Конституционного Суда

Российской Федерации

Ю.М.ДАНИЛОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"