Поиск на текущей странице "Ctr+F"
||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 февраля 2003 г. N 30-О

 

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ

ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА МАКАРОВА ДМИТРИЯ ВИКТОРОВИЧА

НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОЛОЖЕНИЯМИ

ПУНКТОВ 2 И 5 СТАТЬИ 40 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА

"ОБ АДВОКАТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И АДВОКАТУРЕ

В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя М.В. Баглая, судей Н.С. Бондаря, Н.В. Витрука, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, В.Д. Зорькина, С.М. Казанцева, В.О. Лучина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.И. Тиунова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи Г.А. Гаджиева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданина Д.В. Макарова,

 

установил:

 

1. Согласно пункту 2 статьи 40 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" коллегия адвокатов, образованная до вступления в силу данного Федерального закона, в месячный срок со дня его вступления в силу направляет в территориальный орган юстиции список своих членов, подписанный руководителем данной коллегии адвокатов и заверенный ее печатью; список направляется в территориальный орган юстиции того субъекта Российской Федерации, где члены коллегии адвокатов состоят на учете в налоговом органе в качестве плательщиков единого социального налога.

Гражданин Д.В. Макаров, зарегистрированный по месту жительства в городе Заречном Пензенской области, до вступления в силу Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" состоял членом коллегии адвокатов в городе Москве. На основании пункта 2 статьи 40 названного Федерального закона Главное управление Министерства юстиции по городу Москве 26 сентября 2002 года отказало Д.В. Макарову во внесении в региональный реестр адвокатов города Москвы в связи с тем, что он не состоит на учете в городе Москве в качестве плательщика единого социального налога.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации Д.В. Макаров просит признать не соответствующим статьям 19 (часть 2), 30 (часть 1), 37 (часть 1), 45 (часть 1), 48 (часть 1) и 57 Конституции Российской Федерации пункт 2 статьи 40 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" в части предоставления коллегии адвокатов, образованной до вступления в силу названного Федерального закона, права направлять списки своих членов в территориальный орган юстиции только того субъекта Российской Федерации, где члены коллегии адвокатов состоят на учете в качестве плательщиков единого социального налога, т.е. по месту жительства.

2. Федеральный закон "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" вступил в силу с 1 июля 2002 года (за исключением подпункта 6 пункта 1 статьи 7, который вступает в силу 1 января 2007 года). Им устанавливаются новые по сравнению с ранее действовавшими организационные принципы адвокатской деятельности и структура адвокатуры в Российской Федерации.

В соответствии с названным Федеральным законом учреждаются адвокатские палаты субъектов Российской Федерации как негосударственные некоммерческие организации, основанные на обязательном членстве адвокатов одного субъекта Российской Федерации; на территории субъекта Российской Федерации может быть образована только одна адвокатская палата, которая не вправе образовывать свои структурные подразделения, филиалы и представительства на территории других субъектов Российской Федерации (пункт 8 статьи 29). Адвокат может одновременно являться членом адвокатской палаты только одного субъекта Российской Федерации, сведения о нем вносятся только в один региональный реестр; адвокат вправе осуществлять адвокатскую деятельность только в одном адвокатском образовании, учрежденном в соответствии с данным Федеральным законом (пункт 4 статьи 15).

Таким образом, Федеральный закон "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" объединяет разрозненные адвокатские объединения в единое целое по принципу "один субъект Российской Федерации - одно адвокатское сообщество". Эти сообщества соединяются в единую самоуправляющуюся адвокатскую корпорацию, возглавляемую Федеральной палатой адвокатов.

3. Довод заявителя о том, что положениями пункта 2 статьи 40 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" нарушаются права граждан-адвокатов свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию (статья 37, часть 1, Конституции Российской Федерации), а также их право на свободное объединение для защиты своих интересов и оказания квалифицированной юридической помощи населению (статья 30, часть 1; статья 45, часть 1; статья 48, часть 1, Конституции Российской Федерации), не имеет достаточных оснований.

Согласно Федеральному закону "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" адвокаты - члены коллегий адвокатов, образованных в соответствии с законодательством СССР и РСФСР и действующих на территории Российской Федерации на момент вступления в силу данного Федерального закона, отвечающие требованиям пунктов 1 и 2 его статьи 9, сохраняют статус адвоката после его вступления в силу без сдачи квалификационного экзамена и принятия квалификационными комиссиями решений о присвоении статуса адвоката (пункт 1 статьи 40); адвокат вправе осуществлять адвокатскую деятельность на всей территории Российской Федерации без какого-либо дополнительного разрешения (пункт 5 статьи 9), вправе самостоятельно избирать форму адвокатского образования и место осуществления адвокатской деятельности, для чего не требуется особого разрешения государственных органов (пункт 2 статьи 20), а коллегия адвокатов вправе создавать свои филиалы на всей территории Российской Федерации, а также на территории иностранного государства, если это предусмотрено законодательством данного иностранного государства (пункт 10 статьи 22).

Адвокатура является профессиональным сообществом адвокатов и как институт гражданского общества не входит в систему органов государственной власти и органов местного самоуправления (пункт 1 статьи 3). В целях обеспечения доступности для населения квалифицированной юридической помощи на всей территории данного субъекта Российской Федерации, представительства и защиты интересов адвокатов в органах государственной власти, органах местного самоуправления, общественных объединениях и иных организациях учредительным собранием (конференцией) адвокатов в каждом субъекте Российской Федерации создается адвокатская палата (пункты 4 и 5 статьи 29), а на территории Российской Федерации в тех же целях представительства и защиты интересов адвокатов создается Федеральная палата адвокатов (пункт 2 статьи 35).

Таким образом, положения пункта 2 статьи 40 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", рассматриваемые в системной связи с другими нормами данного Федерального закона, не препятствуют реализации адвокатами - гражданами Российской Федерации гарантированных Конституцией Российской Федерации прав свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию, свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства, а также права на объединение, включая право создавать профессиональные сообщества для защиты своих интересов, и права заниматься адвокатской деятельностью.

4. Содержащееся в жалобе утверждение о том, что пункт 2 статьи 40 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" не соответствует принципу равенства всех перед законом, закрепленному в статье 19 Конституции Российской Федерации, также не имеет под собой достаточных оснований.

Согласно названному Федеральному закону отвечающие соответствующим требованиям адвокаты - члены действующих коллегий адвокатов сохраняют статус адвоката и поставлены в одинаковые условия, согласно которым список всех членов коллегии адвокатов (без каких-либо исключений) для внесения в реестр адвокатов направляется в территориальный орган юстиции того субъекта Российской Федерации, где члены коллегии адвокатов состоят на учете в налоговом органе в качестве плательщиков единого социального налога, иными словами, все адвокаты, имеющие статус адвоката, поставлены в этом отношении в равные условия.

Что касается различий в правовом положении лиц, сохранивших по новому Федеральному закону статус адвоката, и лиц, не имевших такого статуса на момент его вступления в силу, то они обусловлены именно тем, что лицо, не имеющее статуса адвоката (в отличие от лица, имеющего статус адвоката), не может претендовать на членство в адвокатском объединении, на включение в реестр адвокатов и не может быть поставлено на учет в налоговом органе в качестве плательщика единого социального налога. С приобретением же данного статуса в установленном порядке гражданин приобретает и соответствующие права и обязанности, в том числе право быть внесенным в реестр адвокатов того или иного субъекта Российской Федерации, т.е. на трудоустройство по своей профессии по своему усмотрению.

5. В соответствии с пунктом 13 статьи 22 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" коллегия адвокатов является налоговым агентом адвокатов для ее членов по доходам, полученным ими в связи с осуществлением адвокатской деятельности; после вступления в силу данного документа и до приведения своих организационно-правовых форм в соответствие с его требованиями коллегии адвокатов и иные адвокатские образования, действующие на момент введения в действие данного документа, несут обязанности по исполнению функций налогового агента, предусмотренные статьями 226 и 264 Налогового кодекса Российской Федерации. Что касается положений пункта 2 статьи 40 названного Федерального закона, то он рассчитан на переходный период и требует лишь, чтобы адвокат для внесения его в реестр адвокатов состоял на учете в налоговом органе как плательщик единого социального налога, причем не имеет значения, поставило его на учет адвокатское объединение как налоговый агент либо он встал на учет самостоятельно.

Поэтому утверждение заявителя о том, что пункт 2 статьи 40 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" вопреки требованиям статьи 57 Конституции Российской Федерации ухудшает положение адвокатов по сравнению с ранее действовавшим законодательством, нельзя признать обоснованным.

6. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Д.В. Макаров оспаривает также конституционность пункта 5 статьи 40 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации". По мнению заявителя, он допускает вмешательство органов государственной власти и их должностных лиц в деятельность адвокатских сообществ как общественных объединений, поскольку предусматривает право территориального органа юстиции организовывать проверку достоверности документов, представленных для внесения членов адвокатских объединений в региональный реестр.

Приведенное положение содержится не в пункте 5, а в пункте 4 статьи 40 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации". Кроме того, оспаривая конституционность этого положения, заявитель ссылается не на его противоречие какой-либо норме Конституции Российской Федерации, а на несоответствие его Федеральному закону "Об общественных объединениях", не допускающему вмешательство органов государственной власти и их должностных лиц в деятельность общественных объединений. Между тем проверка соответствия норм одного федерального закона нормам другого федерального закона в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации не входит.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктами 1 и 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

 

определил:

 

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Макарова Дмитрия Викторовича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба может быть признана допустимой, и поскольку разрешение поставленного в ней вопроса Конституционному Суду Российской Федерации неподведомственно.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Конституционный Суд

Российской Федерации

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"