Поиск на текущей странице "Ctr+F"
||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 ноября 2002 г. N 321-О

 

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ

ЗАПРОСА ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО СОБРАНИЯ РОСТОВСКОЙ

ОБЛАСТИ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ СТАТЬИ 10

ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О ВНЕСЕНИИ ДОПОЛНЕНИЙ И ИЗМЕНЕНИЙ

В НАЛОГОВЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И В НЕКОТОРЫЕ

ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ АКТЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

О НАЛОГАХ И СБОРАХ"

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя М.В. Баглая, судей Н.С. Бондаря, Н.В. Витрука, Г.А. Гаджиева, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, В.Д. Зорькина, С.М. Казанцева, А.Л. Кононова, В.О. Лучина, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.И. Тиунова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи С.М. Казанцева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение запроса Законодательного Собрания Ростовской области,

 

установил:

 

1. Законодательное Собрание Ростовской области в своем запросе в Конституционный Суд Российской Федерации оспаривает конституционность статьи 10 Федерального закона от 31 декабря 2001 года "О внесении дополнений и изменений в Налоговый кодекс Российской Федерации и в некоторые законодательные акты Российской Федерации о налогах и сборах", устанавливающей порядок введения данного Федерального закона в действие.

По мнению заявителя, оспариваемая норма, согласно которой Федеральный закон "О внесении дополнений и изменений в Налоговый кодекс Российской Федерации и в некоторые законодательные акты Российской Федерации о налогах и сборах" вступает в силу с 1 января 2002 года (за исключением абзаца 9 пункта 11 статьи 1, вступающего в силу с 1 января 2003 года), не соответствует статье 57 Конституции Российской Федерации, поскольку, введя названный Федеральный закон в действие до момента опубликования, законодатель тем самым придал ему обратную силу, ухудшив при этом положение налогоплательщиков. В обоснование своей позиции заявитель ссылается на то, что абзацем пятым пункта 1 его статьи 2 в статью 1 Федерального закона от 31 июля 1998 года "О едином налоге на вмененный доход для определенных видов деятельности", которой устанавливается перечень налогов и сборов, подлежащих взиманию с плательщиков единого налога, дополнительно внесен единый социальный налог (пункт 10 части третьей), а также на то, что пунктами 4 и 5 его статьи 1, излагающими статьи 236 и 237 Налогового кодекса Российской Федерации в новой редакции, изменен объект налогообложения и налогооблагаемая база по единому социальному налогу в отношении индивидуальных предпринимателей, применяющих упрощенную систему налогообложения, что изменяет для них содержание обязанностей по уплате этого налога.

Кроме того, заявитель считает, что законодатель нарушил сформулированный в решениях Конституционного Суда Российской Федерации и содержащийся в Налоговом кодексе Российской Федерации принцип разумного срока введения в действие налоговых обременений.

2. Для разрешения вопроса, поставленного Законодательным Собранием Ростовской области, положения Федерального закона "О внесении дополнений и изменений в Налоговый кодекс Российской Федерации и в некоторые законодательные акты Российской Федерации о налогах и сборах" следует рассматривать в системной связи с положениями Федерального закона от 24 июля 2002 года "О внесении изменений и дополнений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие акты законодательства Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных актов законодательства Российской Федерации о налогах и сборах".

В соответствии со статьей 1 этого Федерального закона часть вторая Налогового кодекса Российской Федерации была дополнена главой 26.3 "Система налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности", статья 346.26 которой указывает единый социальный налог в перечне налогов, замененных единым налогом на вмененный доход. Одновременно статьей 4 того же Федерального закона из Федерального закона "О едином налоге на вмененный доход для определенных видов деятельности" исключен пункт 10 части третьей статьи 1 о едином социальном налоге, а статьей 5 предусмотрен зачет сумм единого социального налога, уплаченных в 2002 году налогоплательщиками, которые были переведены на уплату единого налога на вмененный доход для определенных видов деятельности, в счет сумм, подлежащих уплате в федеральный бюджет и соответствующие социальные внебюджетные фонды, и уменьшение налогоплательщиками суммы единого налога, исчисленной за соответствующий налоговый (отчетный) период в 2002 году, на сумму страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, уплаченных ими в соответствии с законодательством Российской Федерации. При этом законодатель распространил предписания статей 4 и 5 на отношения, возникшие с 1 января 2002 года, т.е. придал им обратную силу, что в данном случае не противоречит Конституции Российской Федерации, поскольку положение налогоплательщиков законом улучшается.

Следовательно, положение статьи 2 Федерального закона "О внесении дополнений и изменений в Налоговый кодекс Российской Федерации и в некоторые законодательные акты Российской Федерации о налогах и сборах" о включении единого социального налога в перечень обязательных платежей, которые должны уплачиваться плательщиками единого налога на вмененный доход, со дня введения в действие Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие акты законодательства Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных актов законодательства Российской Федерации о налогах и сборах", т.е. с 29 августа 2002 года, фактически не применяется (при том, что суммы за соответствующий налоговый (отчетный) период в 2002 году, уплаченные налогоплательщиками, переведенными на единый налог на вмененный доход, подлежат зачету). Тем самым фактически отменено и дополнительное налоговое бремя, возложенное на налогоплательщиков статьей 2 Федерального закона "О внесении дополнений и изменений в Налоговый кодекс Российской Федерации и в некоторые законодательные акты Российской Федерации о налогах и сборах", и устранены причины нарушения их конституционных прав (хотя юридически эта статья утрачивает силу лишь с 1 января 2003 года).

3. Ухудшение положения налогоплательщиков в связи с принятием Федерального закона "О внесении дополнений и изменений в Налоговый кодекс Российской Федерации и в некоторые законодательные акты Российской Федерации о налогах и сборах" заявитель усматривает также в том, что им изменены объект налогообложения и налоговая база по единому социальному налогу, однако никаких доказательств в подтверждение своей позиции не приводит.

Между тем изменение налоговых обязанностей индивидуальных предпринимателей, которые применяют упрощенную систему налогообложения, по уплате единого социального налога, касающееся объекта налогообложения и налоговой базы, само по себе не означает ухудшение их положения, а потому не может быть истолковано как увеличение налогового бремени.

Как указывал Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях, определение экономической целесообразности как установления, так и изменения существенных элементов налогового обязательства относится к полномочиям законодателя; разрешение подобных вопросов Конституционному Суду Российской Федерации неподведомственно, за исключением случаев, когда новому законодательному акту придается обратная сила и им ухудшается положение налогоплательщиков (Постановление от 30 января 2001 года по делу о проверке конституционности положений статьи 20 Закона Российской Федерации "Об основах налоговой системы в Российской Федерации", а также положений законов ряда субъектов Российской Федерации о налоге с продаж, Определение от 7 февраля 2002 года по жалобе гражданина С.В. Кривихина на нарушение его конституционных прав положениями абзаца третьего статьи 143 и пункта 2 статьи 145 Налогового кодекса Российской Федерации и др.).

4. По смыслу Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации в процессе конституционного судопроизводства проверяет конституционность действующих нормативных актов. Исключение составляют случаи, предусмотренные частью второй статьи 43 названного Закона, а именно когда Конституционный Суд Российской Федерации в целях защиты конституционных прав и свобод граждан и объединений граждан может проверить конституционность закона, отмененного или утратившего силу к началу или в период рассмотрения дела. Однако такая проверка невозможна, если оспариваемый закон отменен или утратил силу до начала производства в Конституционном Суде Российской Федерации. В этом случае Конституционный Суд Российской Федерации отказывает в принятии обращения к рассмотрению.

Согласно правовым позициям Конституционного Суда Российской Федерации к числу законодательных актов, утративших силу, следует относить акты не только формально отмененные, но и фактически недействующие в силу издания более поздних актов, которым они противоречат (определения от 2 ноября 1995 года о прекращении производства по запросу Государственного Совета Чувашской Республики о проверке соответствия Конституции Российской Федерации Указа Президента Чувашской Республики "О представительных органах государственной власти и местного самоуправления в Чувашской Республике", от 13 ноября 2001 года по запросу Архангельского областного Собрания депутатов о проверке конституционности части седьмой статьи 10 Федерального закона "О пожарной безопасности").

Поскольку положения Федерального закона "О внесении дополнений и изменений в Налоговый кодекс Российской Федерации и в некоторые законодательные акты Российской Федерации о налогах и сборах", касающиеся единого социального налога, а следовательно, и оспариваемая заявителем статья 10 названного Федерального закона в части, касающейся введения этих положений в действие, фактически утратили силу до начала производства в Конституционном Суде Российской Федерации и не нарушают права граждан, данный запрос не может быть принят Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой и частью второй статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

 

определил:

 

1. Отказать в принятии к рассмотрению запроса Законодательного Собрания Ростовской области, поскольку он не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми запрос признается допустимым, и поскольку оспариваемое в нем законоположение утратило силу к началу производства в Конституционном Суде Российской Федерации.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данному запросу окончательно и обжалованию не подлежит.

3. Настоящее Определение подлежит опубликованию в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

 

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

М.В.БАГЛАЙ

 

Заместитель Председателя

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Г.СТРЕКОЗОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"