Поиск на текущей странице "Ctr+F"
||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 декабря 2001 г. N 287-О

 

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ

К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАН

БЕКИЖЕВОЙ ОЛЬГИ НИКОЛАЕВНЫ И ФЕДОРЮКА СЕРГЕЯ ЮРЬЕВИЧА

НА НАРУШЕНИЕ ИХ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЯМИ

2, 4, 6 И 7 ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

"О ТОВАРНЫХ ЗНАКАХ, ЗНАКАХ ОБСЛУЖИВАНИЯ

И НАИМЕНОВАНИЯХ МЕСТ ПРОИСХОЖДЕНИЯ

ТОВАРОВ"

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе заместителя Председателя Т.Г. Морщаковой, судей Н.С. Бондаря, Н.В. Витрука, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, В.Д. Зорькина, А.Л. Кононова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.И. Тиунова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев в пленарном заседании вопрос о соответствии жалобы граждан О.Н. Бекижевой и С.Ю. Федорюка требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",

 

установил:

 

1. Граждане О.Н. Бекижева и С.Ю. Федорюк обратились в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой, в которой оспаривают конституционность статей 2, 4, 6 и 7 Закона Российской Федерации от 23 сентября 1992 года "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров". Заявители считают, что указанные статьи - в той мере, в какой они позволяют регистрировать в качестве товарного знака словесное обозначение, не являющееся объектом авторского права и используемое в коммерческом обороте неопределенное по продолжительности время, на имя только одного субъекта предпринимательской деятельности, противоречат статьям 17 (часть 3), 19 (часть 1), 34, 44 (часть 1) Конституции Российской Федерации.

Как следует из представленных материалов, решениями Апелляционной палаты Роспатента от 13 июня 2001 года было отказано в удовлетворении возражений граждан О.Н. Бекижевой и С.Ю. Федорюка против регистрации N 126777 с приоритетом словесного товарного знака "Гусиные лапки" на имя ОАО "Рот - Фронт". Апелляционная палата признала ошибочным мнение заявителей о наличии абсолютного основания для отказа в регистрации товарного знака, предусмотренного в пункте 1 статьи 6 Закона Российской Федерации "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров", согласно которому не допускается регистрация товарных знаков, состоящих только из обозначений, вошедших во всеобщее употребление как обозначения товаров определенного вида. Апелляционная палата также не согласилась с доводами о нарушении при регистрации оспариваемого товарного знака положений статей 17 (часть 1) и 34 (часть 2) Конституции Российской Федерации, указав, что именно Законом Российской Федерации "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров" регулируются отношения, связанные с регистрацией, правовой охраной и использованием товарных знаков.

По мнению О.Н. Бекижевой и С.Ю. Федорюка, регистрация на имя конкретных хозяйствующих субъектов товарных знаков, представляющих собой широко применявшиеся ранее в коммерческом обороте наименования товара, автор которых неизвестен, недопустима; они предлагают либо предоставить право на свободное использование подобных товарных знаков любым хозяйствующим субъектам, либо закрепить права на них за государством, разрешив заинтересованным лицам использовать их на основании срочного и возмездного лицензионного договора.

Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации в пределах своих полномочий на основании части второй статьи 40 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" уведомлял О.Н. Бекижеву и С.Ю. Федорюка о том, что в соответствии с требованиями названного Закона их жалоба не может быть принята к рассмотрению, однако в очередной жалобе они настаивают на принятии Конституционным Судом Российской Федерации решения по поставленному ими вопросу.

2. Согласно статье 1 Закона Российской Федерации "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров" товарный знак представляет собой обозначение, способное отличать товары одних юридических или физических лиц от однородных товаров других юридических или физических лиц. Как средство индивидуализации продукции товарный знак в соответствии со статьей 138 ГК Российской Федерации является объектом интеллектуальной собственности, которая охраняется законом в силу статьи 44 (часть 1) Конституции Российской Федерации.

Статьей 2 Закона Российской Федерации "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров" предусмотрено, что правовая охрана товарного знака в Российской Федерации предоставляется на основании его государственной регистрации в порядке, установленном данным Законом, или в силу международных договоров Российской Федерации. В соответствии со статьей 4 того же Закона владелец товарного знака имеет исключительное право пользоваться и распоряжаться товарным знаком, а также запрещать его использование другим лицам, причем использовать охраняемый в Российской Федерации товарный знак без разрешения его владельца не может никто; нарушением прав владельца товарного знака признается несанкционированное изготовление, применение, ввоз, предложение к продаже, продажа, иное введение в хозяйственный оборот или хранение с этой целью товарного знака или товара, обозначенного этим знаком, или обозначения, сходного с ним до степени смешения, в отношении однородных товаров.

Статьей 6 Закона установлены абсолютные основания к отказу в регистрации товарных знаков (в частности, товарных знаков, состоящих только из обозначений, не обладающих различительной способностью, представляющих собой государственные гербы, флаги и эмблемы и т.п., вошедших во всеобщее употребление как обозначения товаров определенного вида, являющихся общепринятыми символами и терминами и др.). Иные основания для отказа в регистрации содержатся в статье 7 Закона, согласно которой не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков, в частности, обозначения, тождественные или сходные до степени смешения с товарными знаками, ранее зарегистрированными или заявленными на регистрацию в Российской Федерации на имя другого лица в отношении однородных товаров, или же с товарными знаками других лиц, охраняемыми без регистрации в силу международных договоров Российской Федерации и др.

В отличие от объектов иных видов интеллектуальной собственности, рыночная стоимость которых во многом предопределена их самостоятельной ценностью как результатов интеллектуальной творческой деятельности (объекты авторского и патентного права), рыночная стоимость приравненного к ним по предоставляемой защите товарного знака как средства индивидуализации продукции зависит в первую очередь от признания этой продукции потребителем. Для защиты прав потребителя продукции, маркированной конкретным товарным знаком, законодатель, предусмотрев возможность использования товарного знака с разрешения его владельца по лицензионному договору, установил, что договор должен содержать условие о том, что качество товаров лицензиата будет не ниже качества товаров лицензиара и что лицензиар будет осуществлять контроль за соблюдением этого условия (статья 26 Закона Российской Федерации "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров").

Следовательно, отмена исключительных прав на зарегистрированные товарные знаки, в том числе на товарные знаки, представляющие собой широко применявшиеся ранее в коммерческом обороте наименования, привела бы к свободному использованию - в смысле статьи 4 Закона - товарного знака любым хозяйствующим субъектом, без принятия им на себя соответствующих обязательств в отношении качества продукции. Это не только нарушило бы охраняемые в соответствии со статьей 44 (часть 1) Конституции Российской Федерации права владельца интеллектуальной собственности, но и повлекло бы за собой существенное ущемление прав потребителей такой продукции.

Следовательно, статьи 2 и 4 Закона Российской Федерации "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров", закрепляя исключительное право владельца зарегистрированного товарного знака пользоваться и распоряжаться товарным знаком и запрещать его использование другими лицами, направленные на реализацию статьи 44 (часть 1) Конституции Российской Федерации, ограничивают права хозяйствующих субъектов, закрепленные в статьях 17 (часть 3), 19 (часть 1) и 34 Конституции Российской Федерации, в той мере, в какой согласно статье 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации это необходимо в целях защиты здоровья, прав и законных интересов других лиц.

Таким образом, поскольку конституционные права и свободы заявителей статьями 2 и 4 Закона Российской Федерации "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров" не нарушались, жалоба в этой части не может быть принята к рассмотрению.

Кроме того, из приложенных к жалобе материалов следует, что Апелляционной палатой Роспатента в деле заявителей был применен только пункт 1 статьи 6 Закона "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров"; иные нормы статьи 6, а также статья 7 этого Закона применены не были. Следовательно, и в этой части данная жалоба не может быть принята к рассмотрению.

3. Как следует из представленных материалов, заявители фактически выражают недовольство несправедливой, по их мнению, регистрацией товарного знака "Гусиные лапки" и отказом Апелляционной палаты Роспатента эту регистрацию отменить.

Между тем проверка правильности применения правовых норм в конкретном деле, установление и исследование фактических обстоятельств, необходимых для разрешения дела, равно как и внесение целесообразных, с точки зрения заявителей, изменений и дополнений в действующее законодательство (о чем они также ставят вопрос) не входят в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, установленную статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктами 1 и 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

 

определил:

 

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы Бекижевой Ольги Николаевны и Федорюка Сергея Юрьевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба может быть признана допустимой, и поскольку разрешение поставленного в ней вопроса Конституционному Суду Российской Федерации неподведомственно.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Заместитель Председателя

Конституционного Суда

Российской Федерации

Т.Г.МОРЩАКОВА

 

Судья - секретарь

Конституционного Суда

Российской Федерации

Ю.М.ДАНИЛОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"