Поиск на текущей странице "Ctr+F"
||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 апреля 2000 г. No. 103-О

 

ПО ЖАЛОБЕ ГРАЖДАНИНА ПИНХАСИКА МАРАТА ЛАЗАРЕВИЧА

НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ЧАСТЬЮ ПЕРВОЙ

СТАТЬИ 2.1 ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ "О РЕАБИЛИТАЦИИ

ЖЕРТВ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕПРЕССИЙ"

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя М.В. Баглая, судей Н.С. Бондаря, Н.В. Витрука, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, В.Д. Зорькина, Т.Г. Морщаковой, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, О.И. Тиунова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева,

рассмотрев в пленарном заседании вопрос о соответствии жалобы гражданина М.Л. Пинхасика требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",

 

установил:

 

1. Гражданин М.Л. Пинхасик обратился в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой, в которой просит признать неконституционной часть первую статьи 2.1 Закона Российской Федерации от 18 октября 1991 года "О реабилитации жертв политических репрессий" (в редакции от 3 сентября 1993 года, с последующими изменениями и дополнениями), признающую детей, которые остались в несовершеннолетнем возрасте без попечения одного или обоих родителей, необоснованно репрессированных по политическим мотивам, пострадавшими от политических репрессий.

Заявитель утверждает, что такие дети также могут считаться репрессированными, поскольку их подвергали унижениям, лишали жилья и имущества, возможности нормально учиться, ограничивали в праве на опеку, насильственно выселяли с места жительства, принудительно помещали в детские дома, расположенные за пределами мест проживания, в том числе находящиеся под надзором органов НКВД СССР, подвергали другим ограничениям, предусмотренным, в частности, в оперативном Приказе народного комиссара внутренних дел СССР от 15 августа 1937 года No. 00486. Поэтому, считает заявитель, указанная категория детей, как и дети, находившиеся вместе с родителями в местах лишения свободы, в ссылке, высылке, на спецпоселении, должна относиться именно к репрессированным, а не к пострадавшим от политических репрессий, и на нее должно распространяться действие Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 23 мая 1995 года по делу о проверке конституционности статей 2.1 и 16 Закона РСФСР от 18 октября 1991 года "О реабилитации жертв политических репрессий".

Между тем, по мнению М.Л. Пинхасика, часть первая статьи 2.1 Закона Российской Федерации "О реабилитации жертв политических репрессий" не обеспечивает полного восстановления прав детей, оставшихся в несовершеннолетнем возрасте без попечения одного или обоих родителей, необоснованно репрессированных по политическим мотивам, и потому противоречит статьям 13 (часть 2), 17 (части 1 и 2), 18, 19 (часть 1), 26 (часть 2), 27 (часть 1), 38 (часть 1), 40 (часть 1), 45 (часть 1), 55 (часть 2) и 61 (часть 1) Конституции Российской Федерации.

Секретариат Конституционного Суда Российской Федерации в пределах своих полномочий на основании части второй статьи 40 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" уведомлял М.Л. Пинхасика о несоответствии его жалоб требованиям названного Закона. Однако заявитель продолжает настаивать на принятии Конституционным Судом Российской Федерации решения по поставленному им вопросу.

2. По вопросу восстановления прав несовершеннолетних детей необоснованно репрессированных по политическим мотивам родителей Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 23 мая 1995 года по делу о проверке конституционности статей 2.1 и 16 Закона РСФСР от 18 октября 1991 года "О реабилитации жертв политических репрессий" сформулировал следующую правовую позицию.

Целью Закона РСФСР "О реабилитации жертв политических репрессий" является реабилитация всех жертв политических репрессий, восстановление их в гражданских правах, устранение иных последствий произвола и обеспечение посильной в настоящее время компенсации материального и морального ущерба. Признание частью первой статьи 2.1 Закона РСФСР "О реабилитации жертв политических репрессий" детей, находившихся вместе с родителями в местах лишения свободы, в ссылке, высылке, на спецпоселении, не репрессированными, а пострадавшими от политических репрессий, не отвечает этой цели, ограничивает для таких лиц возможность реабилитации, создает для них иной по сравнению с реабилитированными правовой статус, в частности уменьшает объем предусмотренных компенсаций.

Действовавшее в период применения репрессий законодательство формально не требовало вынесения решений о применении репрессий в отношении детей, не достигших 16-летнего возраста. Однако по существу эти дети репрессировались, фактически подвергаясь мерам принуждения. То обстоятельство, что к моменту необоснованного применения репрессий к родителям они не достигли возраста, позволяющего юридически привлечь их к ответственности, не имеет значения для оценки их правового положения и не может служить основанием для ограничения их прав и свобод в процессе реабилитации. Такие дети, насильственно или вынужденно помещенные в места заключения, ссылки, высылки, спецпоселения, т.е. в условия явного лишения прав и свобод, в силу статьи 1 Закона РСФСР "О реабилитации жертв политических репрессий" должны быть признаны репрессированными по политическим мотивам со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Недопустимость отказа в признании их репрессированными по политическим мотивам подтверждается и требованиями статьи 26 Международного пакта о гражданских и политических правах, установившей, что все люди равны перед законом и имеют право без всякой дискриминации на равную защиту закона. В соответствии с Декларацией основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 29 ноября 1985 года, под термином "жертвы" также понимаются лица, которым индивидуально или коллективно был причинен вред, включая телесные повреждения или моральный ущерб, эмоциональные страдания, моральный ущерб или существенное ущемление их основных прав в результате действия или бездействия, еще не представляющего собой нарушения национальных уголовных законов, но являющегося нарушением международно признанных норм, касающихся прав человека.

Конституционный Суд Российской Федерации признал положение части первой статьи 2.1 Закона РСФСР от 18 октября 1991 года "О реабилитации жертв политических репрессий" (в редакции от 3 сентября 1993 года), относящее детей, находившихся вместе с родителями в местах лишения свободы, в ссылке, высылке, на спецпоселении, к пострадавшим от политических репрессий, а не к репрессированным, не соответствующим статье 19 (часть 1) и статье 52 Конституции Российской Федерации. Кроме того, Федеральному Собранию было предложено внести изменения в Закон РСФСР "О реабилитации жертв политических репрессий" с целью наиболее полного восстановления прав детей, о которых идет речь в части первой статьи 2.1 названного Закона, устранив противоречия и дискриминационные положения, не являвшиеся предметом рассмотрения по делу; при этом законодатель был вправе не только уравнять в правах всех несовершеннолетних детей, родители которых были репрессированы по политическим мотивам, но и расширить круг предоставляемых им льгот и преимуществ.

3. Обращенное к Федеральному Собранию требование Конституционного Суда Российской Федерации в части положений, не являвшихся предметом рассмотрения по указанному делу, до настоящего времени не исполнено. Однако это не может служить препятствием для восстановления нарушенных прав гражданина М.Л. Пинхасика в соответствии с приведенной правовой позицией, изложенной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 23 мая 1995 года.

Оспариваемое гражданином М.Л. Пинхасиком положение части первой статьи 2.1 Закона Российской Федерации "О реабилитации жертв политических репрессий", как и положение, относившее детей, находившихся вместе с родителями в местах лишения свободы, в ссылке, высылке, на спецпоселении, не к репрессированным, а к пострадавшим от политических репрессий, фактически служит основанием для дискриминации по возрасту и для отказа им в судебной защите и признании их необоснованно репрессированными в порядке и по основаниям, предусмотренным статьями 1 и 7 названного Закона, а потому также не соответствует статьям 19 (часть 1) и 52 Конституции Российской Федерации.

Таким образом, в силу правовой позиции, выраженной в сохраняющем свою силу Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 23 мая 1995 года, и исходя из конституционно - правового смысла нормы части первой статьи 2.1 Закона Российской Федерации "О реабилитации жертв политических репрессий", дети, оставшиеся в несовершеннолетнем возрасте без попечения одного или обоих родителей, необоснованно репрессированных по политическим мотивам, должны признаваться репрессированными по политическим мотивам со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 3 части первой статьи 43, частью первой статьи 79 и частью первой статьи 87 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

 

определил:

 

1. Положение части первой статьи 2.1 Закона Российской Федерации от 18 октября 1991 года "О реабилитации жертв политических репрессий" (в редакции от 3 сентября 1993 года, с последующими изменениями и дополнениями), относящее детей, оставшихся в несовершеннолетнем возрасте без попечения одного или обоих родителей, необоснованно репрессированных по политическим мотивам, к пострадавшим от политических репрессий, а не к репрессированным, с учетом правовой позиции, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 23 мая 1995 года по делу о проверке конституционности статей 2.1 и 16 Закона РСФСР от 18 октября 1991 года "О реабилитации жертв политических репрессий", подлежит отмене в установленном порядке и не может применяться судами, другими органами и должностными лицами.

2. Признать жалобу гражданина Пинхасика Марата Лазаревича не подлежащей дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку для разрешения поставленного заявителем вопроса в соответствии с Федеральным конституционным законом "О Конституционном Суде Российской Федерации" не требуется вынесения предусмотренного его статьей 71 итогового решения в виде постановления Конституционного Суда Российской Федерации.

3. Согласно части второй статьи 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" дело гражданина М.Л. Пинхасика подлежит пересмотру компетентными органами в установленном порядке.

4. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

5. Настоящее Определение подлежит опубликованию в "Собрании законодательства Российской Федерации", "Российской газете", а также в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

 

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

М.БАГЛАЙ

 

Судья - секретарь

Конституционного Суда

Российской Федерации

Н.СЕЛЕЗНЕВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"