Поиск на текущей странице "Ctr+F"
||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 мая 2011 г. N 665-О-О

 

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА

СУРХОЕВА АБУБАКАРА САИД-МАГОМЕДОВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО

КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЕЙ 18

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданина А.С.-М. Сурхоева вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

 

установил:

 

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.С.-М. Сурхоев, осужденный за совершение преступлений, оспаривает конституционность статьи 18 "Язык уголовного судопроизводства" УПК Российской Федерации.

Из представленных материалов следует, что А.С.-М. Сурхоев в ходе судебного заседания по его уголовному делу заявил ходатайство о допуске к участию в деле переводчика с чеченского языка на русский язык. В удовлетворении ходатайства было отказано со ссылкой на то, что обвиняемый является гражданином Российской Федерации, окончил пять курсов Чеченского государственного университета, в котором преподавание осуществлялось на русском языке, долгое время проживал на территории Свердловской области, в ходе предварительного следствия ему разъяснялось право на помощь переводчика, от которой он отказался, данные им на предварительном слушании и в начале судебного заседания пояснения, а равно имеющиеся в деле документы свидетельствуют о том, что А.С.-М. Сурхоев владеет русским языком в полном объеме и без каких-либо ограничений.

По мнению заявителя, отсутствие в статье 18 УПК Российской Федерации разъяснения понятия "лицо, недостаточно владеющее языком, на котором ведется производство по уголовному делу" позволило суду лишить его возможности давать показания на родном языке, что привело к нарушению его прав, гарантируемых статьями 19 и 26 Конституции Российской Федерации.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Конституция Российской Федерации, определяя русский язык в качестве языка, являющегося государственным на всей территории Российской Федерации, гарантирует равенство всех перед законом и судом независимо от каких-либо обстоятельств, в том числе национальности, языка и места жительства, а также право каждого на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества (статья 19, части 1 и 2; статья 26, часть 2; статья 68, часть 1).

Развивая и конкретизируя эти конституционные нормы, федеральный законодатель в пункте 4 части 1 статьи 3 Федерального закона от 1 июня 2005 года N 53-ФЗ "О государственном языке Российской Федерации" и части первой статьи 18 УПК Российской Федерации установил, что государственный язык Российской Федерации подлежит обязательному использованию в судопроизводстве, делопроизводстве в федеральных судах, судопроизводстве и делопроизводстве у мировых судей и в других судах субъектов Российской Федерации; уголовное судопроизводство ведется на русском языке, а также на государственных языках входящих в Российскую Федерацию республик; в Верховном Суде Российской Федерации, военных судах производство по уголовным делам ведется на русском языке. При этом в статье 18 УПК Российской Федерации прямо предусмотрено, что участникам уголовного судопроизводства, не владеющим или недостаточно владеющим языком, на котором ведется производство по уголовному делу, должно быть разъяснено и обеспечено право делать заявления, давать объяснения и показания, заявлять ходатайства, приносить жалобы, знакомиться с материалами уголовного дела, выступать в суде на родном языке или другом языке, которым они владеют, а также бесплатно пользоваться помощью переводчика в порядке, установленном данным Кодексом (часть вторая); документы, подлежащие обязательному вручению обвиняемому, должны быть переведены на его родной язык или на язык, которым он владеет (часть третья).

Приведенные нормы уголовно-процессуального закона корреспондируют положениям Федерального закона "О государственном языке Российской Федерации", обязывающим обеспечивать лицам, не владеющим государственным языком Российской Федерации, право на пользование услугами переводчиков (часть 2 статьи 5), и Закона Российской Федерации от 25 октября 1991 года N 1807-I "О языках народов Российской Федерации", закрепляющим, что лица, участвующие в деле и не владеющие языком, на котором ведутся судопроизводство и делопроизводство в судах, а также делопроизводство в правоохранительных органах, вправе выступать и давать объяснения на родном языке или на любом свободно избранном ими языке общения, а также пользоваться услугами переводчика (пункт 3 статьи 18).

Используемое в оспариваемой заявителем норме понятие "лицо, недостаточно владеющее языком, на котором ведется производство по уголовному делу", как и всякое оценочное понятие, наполняется содержанием в зависимости от фактических обстоятельств конкретного дела и с учетом толкования этого законодательного термина в правоприменительной практике и не препятствует правильному пониманию и применению соответствующего законоположения.

Суд, разъясняя сторонам их права и обязанности и создавая необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав (часть первая статьи 11 и часть третья статьи 15 УПК Российской Федерации), должен удостовериться в том, что уровень владения участником уголовного судопроизводства языком, на котором оно ведется, со всей очевидностью является достаточным для реализации этим участником его прав и обязанностей.

Таким образом, оспариваемая норма не может расцениваться как нарушающая права заявителя. Установление же того, в достаточной ли степени он владел русским языком для реализации своих прав как обвиняемого, требует оценки фактических обстоятельств и к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, определенной статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не относится.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

 

определил:

 

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Сурхоева Абубакара Саид-Магомедовича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"