||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 июня 2011 г. N ВАС-6417/11

 

О ПЕРЕДАЧЕ ДЕЛА В ПРЕЗИДИУМ

ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Коллегия судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе председательствующего судьи Новоселовой Л.А., судей Киреева Ю.А. и Лобко В.А. рассмотрела в судебном заседании заявление акционерного общества "Parex banka" (г. Рига, Латвийская Республика) о пересмотре в порядке надзора постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 06.12.2010 и постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 17.02.2011 по делу N А40-26764/10-101-99Б, А40-27719/10-101-106Б Арбитражного суда города Москвы по заявлению акционерного общества "Parex banka" (далее - банк) о включении его требований в реестр требований кредиторов открытого акционерного общества "Универмаг "Москва" (далее - должник) в рамках дела о банкротстве должника.

Суд

 

установил:

 

банк обратился в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о включении требований в размере 565 923 000 рублей в реестр требований кредиторов должника.

Определением суда от 21.09.2010 заявленные требования удовлетворены.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 06.12.2010 определение от 21.09.2010 отменено, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа от 17.02.2011 постановление апелляционного суда оставлено без изменения.

Заявитель просит отменить в порядке надзора судебные акты, вынесенные судами апелляционной и кассационной инстанций, ссылаясь на нарушение судом единообразия в толковании и применении норм права, оставив в силе определение суда первой инстанции.

Изучив доводы заявителя и рассмотрев материалы дела, коллегия судей пришла к выводу о наличии оснований для передачи дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Как следует из материалов дела, между банком и обществом с ограниченной ответственностью "Афганец" (далее - заемщик) заключен кредитный договор от 30.03.2007 N 2.1.16.4.-07/12 (далее - кредитный договор), обеспеченный поручительством должника согласно договору от 17.04.2007 N 2.1.16.4.-07/12-GL5 (далее - договор поручительства).

Ввиду неисполнения заемщиком обязательств по оплате очередной части кредитной задолженности банк, руководствуясь условиями кредитного договора, потребовал от заемщика и должника как поручителя по этому обязательству досрочно уплатить всю сумму кредита и другие предусмотренные кредитным договором платежи в срок до 15.07.2008.

В установленный срок заемщик обязательства перед банком не исполнил, в связи с чем банк обратился в суд с заявлением о включении указанного выше требования в реестр требований кредиторов должника, выступавшего в качестве поручителя.

Заявленные требования банка судом первой инстанции удовлетворены в полном объеме, поскольку требования подтверждены документально и основаны на действующем договоре поручительства.

Отменяя определение суда первой инстанции, апелляционный суд исходил из того, что обязательства должника перед банком по договору поручительства прекратились.

Суд апелляционной инстанции применил положения пункта 4 статьи 367 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которым поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано. Если такой срок не установлен, оно прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иска к поручителю.

Согласно пункту 9 договора поручительства поручительство действует до полного погашения долга.

Апелляционный суд, применив положения статьи 190 Гражданского кодекса Российской Федерации, установил, что в договоре поручительства отсутствует указание на срок действия поручительства и пришел к выводу, что договор поручительства прекращается истечением годичного срока с момента предъявления требования о погашении задолженности. Поскольку срок исполнения обязательств по кредитному договору установлен банком 15.07.2008 суд пришел к выводу, что обязательства должника как поручителя прекратились 15.07.2009.

Банк обратился в суд с заявлением о включении задолженности по кредитному договору в реестр требований кредиторов должника 25.06.2010. Поскольку банк в течение года с момента предъявления требования о досрочном исполнении не предъявил поручителю иск о взыскании долга, суд, руководствуясь пунктом 4 статьи 367 Гражданского кодекса Российской Федерации пришел к выводу о прекращении поручительства и, соответственно, оснований для включения задолженности заемщика перед банком в реестр требований кредиторов должника.

По мнению заявителя, суды апелляционной и кассационной инстанции применили к правоотношениям сторон по договору поручительства нормы о прекращении поручительства российского права, которое не подлежало применению в данном случае.

Как полагает заявитель, применимым правом должно быть право Латвийской Республики, нормы которого не предусматривает установленных пунктом 4 статьи 367 Гражданского кодекса Российской Федерации оснований прекращения поручительства.

В обоснование своих доводов заявитель ссылается пункт 12 договора поручительства, согласно которому к поручительству применяются действующие правовые акты Латвийской Республики.

Применяя российское право, апелляционный суд указал на то, что стороны при заключении договора поручительства не выбрали право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по данному договору, поскольку ссылки в договоре поручительства на правовые акты Латвийской Республики не являются соглашением сторон о применяемом праве.

Согласно части 2 статьи 1210 Гражданского кодекса Российской Федерации соглашение сторон о выборе подлежащего применению права должно быть прямо выражено или должно определенно вытекать из условий договора либо совокупности обстоятельств дела.

Заявитель полагает, что в договоре поручительства прямо выражена воля сторон о выборе применимого права, поскольку сторонами прямо указано на применение нормативных актов Латвийской Республики. Каких-либо специальных требований к терминологии, используемой в оговорке о применимом праве, закон не предусматривает.

Согласно части 5 статьи 13 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд в соответствии с международным договором Российской Федерации, федеральным законом, соглашением сторон, заключенным в соответствии с ними, применяет нормы иностранного права. Данное правило не затрагивает действие императивных норм законодательства Российской Федерации, применение которых регулируется разделом VI Гражданского кодекса Российской Федерации.

В соответствии с положениями статьи 1192 Гражданского кодекса Российской Федерации правила данного раздела не затрагивают действие тех императивных норм законодательства Российской Федерации, которые вследствие указания в самих императивных нормах или ввиду их особого значения, в том числе для обеспечения прав и охраняемых законом интересов участников гражданского оборота, регулируют соответствующие отношения независимо от подлежащего применению права.

При применении права какой-либо страны согласно правилам настоящего раздела суд может принять во внимание императивные нормы права другой страны, имеющей тесную связь с отношением, если согласно праву этой страны такие нормы должны регулировать соответствующие отношения независимо от подлежащего применению права. При этом суд должен учитывать назначение и характер таких норм, а также последствия их применения или неприменения.

По мнению заявителя, в рамках настоящего дела не были установлены или применены арбитражными судами такие нормы российского права, которые являются императивными и подлежащими применению вне зависимости от выбора сторон применимого права ("сверхимперативные" нормы).

Заявитель считает, что нормы статьи 190 и пункта 4 статьи 367 Гражданского кодекса Российской Федерации нельзя признать нормами права, которые регулируют соответствующие отношения независимо от права, подлежащего применению в соответствии с соглашением сторон.

В связи с этим, по мнению заявителя, суды апелляционной и кассационной инстанций необоснованно исходили из того, что ссылка в договоре поручительства на правовые акты Латвийской Республики не является соглашением сторон о подлежащем применению праве и применили при рассмотрении спора нормы Гражданского кодекса Российской Федерации о поручительстве.

Доводы заявителя свидетельствуют об отсутствии единообразия в практике применения статей 367, 1192, 1186, 1210 Гражданского кодекса Российской Федерации и наличии оснований для передачи дела на рассмотрение Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

С учетом изложенного в соответствии с частью 4 статьи 299, пунктом 1 части 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дело подлежит передаче в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Руководствуясь статьями 299, 301, 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации

 

определил:

 

передать дело N А40-26764/10-101-99Б, А40-27719/10-101-106Б Арбитражного суда города Москвы в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра в порядке надзора постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 06.12.2010 и постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 17.02.2011.

Предложить лицам, участвующим в деле, представить отзывы в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации до 15.08.2011.

 

Председательствующий судья

Л.А.НОВОСЕЛОВА

 

Судья

Ю.А.КИРЕЕВ

 

Судья

В.А.ЛОБКО

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"