||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 марта 2011 г. N ВАС-148/11

 

О ПЕРЕДАЧЕ ДЕЛА В ПРЕЗИДИУМ

ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Коллегия судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе председательствующего судьи Ю.Ю. Горячевой, судей Д.И. Дедова, С.Б. Никифорова рассмотрела в судебном заседании заявление общества с ограниченной ответственностью фирма "Армада" (ул. Елькина. 32, г. Челябинск, 454091) от 23.12.2010 о пересмотре в порядке надзора постановления Федерального арбитражного суда Уральского округа от 29.09.2010 по делу Арбитражного суда Челябинской области N А76-1265/2009-4-314/175.

Суд

 

установил:

 

Федеральное агентство по управлению государственным имуществом (Никольский пер., д. 9, Москва, 109012; далее оно и его правопредшественники - Росимущество) обратилось в Арбитражный суд Челябинской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью фирма "Армада" (далее - общество "Армада"), Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Челябинской области об истребовании из незаконного владения первого ответчика путем освобождения земельного участка площадью 1 712, 2 кв. метра, расположенного по адресу: г. Челябинск, ул. Елькина, д. 32, признании права Российской Федерации на этот земельный участок и признании в отношении него же подлежащей погашению записи о регистрации права собственности общества "Армада".

В качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, к участию в деле привлечены Комитет по управлению имуществом г. Челябинска и открытое акционерное общество "Полифарм".

Решением Арбитражного суда Челябинской области от 06.08.2009 в удовлетворении требований отказано.

Федеральный арбитражный суд Уральского округа постановлением от 11.01.2010 решение отменил, дело направил на новое рассмотрение в Арбитражный суд Челябинской области.

При новом рассмотрении дела Росимущество уточнило заявленные требования и просило вместо погашения записи прекратить в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее - ЕГРП) запись о зарегистрированном на основании договора купли-продажи от 14.10.2005 N 01-10/05 праве собственности общества "Армада" на земельный участок, расположенный по адресу: г. Челябинск, ул. Елькина, д. 32, площадью 1712, 2 кв. метра (запись в ЕГРП N 74-74-01/387/2005-251). Остальные требования Росимущество не изменило.

Решением Арбитражного суда Челябинской области от 21.04.2010 в удовлетворении требований отказано.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.07.2010 решение оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Уральского округа постановлением от 29.09.2010 отменил решение суда первой инстанции от 21.04.2010 и постановление суда апелляционной инстанции от 07.07.2010 в части отказа Росимуществу в иске о признании права собственности Российской Федерации на земельный участок и в этой части иск удовлетворил. В остальной части названные судебные акты оставлены без изменения.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре в порядке надзора постановления суда кассационной инстанции общество "Армада" просит его отменить, ссылаясь на неправильное применение норм материального права, нарушающее единообразие в их толковании и применении арбитражными судами.

По мнению заявителя, если Российская Федерация в процессе приватизации продала земельный участок под оставшимся в ее собственности зданием, то такой земельный участок из ее владения выбыл и не может быть возвращен по иску о признании права собственности, на который нормы об исковой давности не распространяются.

Рассмотрев доводы, изложенные в заявлении о пересмотре судебного акта в порядке надзора, коллегия судей приходит к выводу о наличии оснований для передачи дела в Президиум Высшего арбитражного Суда Российской Федерации.

Как установлено судами по настоящему делу и ранее рассмотренным в отношении того же земельного участка арбитражным делам, прежде он находился в составе земельного участка большей площади, на котором располагалось государственное предприятие "Челябинский химико-фармацевтический завод".

На основании решения Комитета по управлению государственным имуществом Администрации Челябинской области от 24.12.1993 названное государственное предприятие было преобразовано в открытое акционерное общество "Полифарм" (далее - общество "Полифарм").

В соответствии с планом приватизации предприятия главный производственный корпус завода, являвшийся памятником истории и культуры XIX века, в перечень приватизированных объектов не вошел и остался в государственной собственности. В 2006 году на него зарегистрировано право собственности Российской Федерации и право оперативного управления федерального государственного учреждения "Земельная кадастровая палата" (далее - кадастровая палата), что подтверждается соответствующими записями в ЕГРП.

Однако по договору от 31.03.1997 N 16/зем, заключенному между Комитетом по управлению имуществом г. Челябинска и обществом "Полифарм", последнему был продан для эксплуатации комплекса зданий и сооружений весь земельный участок площадью 14 277 кв. метров, включая и ту его часть, на которой расположено здание, оставшееся в собственности Российской Федерации.

Этот договор зарегистрирован Комитетом по управлению имуществом г. Челябинска 08.04.1997 за N 16 и Комитетом по земельным ресурсам и землеустройству г. Челябинска 16.04.1998 за N 58. Общество "Полифарм" получило свидетельство о праве собственности на землю от 09.06.1998 N 70 и зарегистрировало указанное право 03.11.2004 в ЕГРП (свидетельство о праве собственности, серия 74-АЛ, N 075518; т. 3, л. 23).

Затем общество "Полифарм" раскадастрировало этот земельный участок, выделило из него участок под зданием Российской Федерации и направило территориальному управлению Росимущества уведомление о его предстоящей продаже и возможности купить за 1 500 000 рублей.

Как установлено решением Арбитражного суда Челябинской области от 26.10.2007 по делу N А76-760/2007-22-124, это уведомление было получено и оставлено без реагирования.

По договору купли-продажи от 14.10.2005 N 01-10/05 общество "Полифарм" продало обществу "Армада" за 3 429 590 рублей земельный участок площадью 1712, 2 кв. метра под принадлежащим Российской Федерации зданием, о наличии которого на участке было указано в договоре.

Право собственности общества "Армада" на земельный участок зарегистрировано 08.11.2005 за N 74-74-01/387/2005-251 в ЕГРП.

В 2006 году Российская Федерация в лице территориального управления Росимущества обратилась в Арбитражный суд Челябинской области с иском к Комитету по управлению имуществом и земельным отношениям г. Челябинска, обществам "Полифарм" и "Армада" о признании недействительным (ничтожным) договора купли-продажи земельного участка от 31.03.1997 N 16/зем.

Суд установил, что исполнение сделки началось с 16.04.1998 - момента регистрации договора купли-продажи в Комитете по земельным ресурсам и землеустройству г. Челябинска и в удовлетворении иска отказал по мотиву пропуска срока давности, об истечении которого было заявлено. Постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций решение оставлено без изменения (дело Арбитражного суда Челябинской области N А76-9319/2006).

Затем Российская Федерация в лице территориального управления Росимущества обратилась в Арбитражный суд Челябинской области с иском к обществам "Полифарм" и "Армада" о признании недействительным заключенного между этими лицами договора купли-продажи земельного участка от 14.10.2005 N 01-10/05 и признании на участок права собственности Российской Федерации.

По результатам рассмотрения дела в трех инстанциях арбитражного суда в заявленных требованиях отказано со ссылкой на то, что собственник здания, находящегося на чужом земельном участке, который перепродан, на основании статьи 35 Земельного кодекса Российской Федерации (далее - ЗК РФ) и статьи 250 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) вправе требовать не признания сделки купли-продажи недействительной, а перевода на себя прав и обязанностей покупателя по данной сделке (дело Арбитражного суда Челябинской области N А76-2455/07).

Российская Федерация в лице территориального управления Росимущества предъявила к обществу "Полифарм" иск о переводе на себя по договору купли-продажи земельного участка от 14.10.2005 N 01-10/05 прав и обязанностей покупателя - общества "Армада, с привлечением последнего к участию в деле третьим лицом.

В удовлетворении этого иска отказано по мотиву пропуска трехмесячного пресекательного срока, установленного статьей 250 ГК РФ (дело Арбитражного суда Челябинской области N А76-2552/2008).

Кроме того, в Арбитражный суд Челябинской области обращалась кадастровая палата, обладающая зданием на праве оперативного управления, с иском к обществу "Армада" об истребовании расположенного под зданием земельного участка из незаконного владения ответчика.

Решением Арбитражного суда Челябинской области по делу N А76-760/2007-22-124 в иске отказано по тому мотиву, что общество "Армада" является собственником участка и владеет им на законных основаниях, а Российской Федерации как собственнику расположенного на участке здания принадлежит в силу закона лишь право пользования участком, которое не подлежит защите способом, предусмотренным статьей 301 ГК РФ.

После этого общество "Армада" дважды обращалось в Арбитражный суд Челябинской области с исками к Российской Федерации в лице территориального управления Росимущества и кадастровой палате о взыскании неосновательного обогащения за пользование земельным участком за различные временные периоды.

Иски были удовлетворены, соответствующие решения оспаривались, но в их пересмотре судами апелляционной и кассационной инстанций, а также в порядке надзора было отказано (дела Арбитражного суда Челябинской области N А76-24996/2007-4-673/131 и N А76-670/2008-4-212).

По настоящему делу, рассматривая заявленные одновременно требования о признании права собственности Российской Федерации на земельный участок и его истребовании, суд первой инстанции отказал в иске со ссылкой на истечение срока исковой давности. Он указал, что общество "Армада" приобрело право собственности на земельный участок по договору купли-продажи и 08.11.2005 его зарегистрировало. Поэтому срок на истребование земельного участка начал течь для Российской Федерации с указанной даты, предъявлением предыдущих исков не прервался и к моменту обращения в суд 28.01.2009 истек, о чем обществом "Армада" заявлено.

Оставляя указанное решение без изменения, суд апелляционной инстанции руководствовался иными мотивами.

Он отметил недопустимость соединения в одном иске требований о признании права собственности на имущество и его виндикации ввиду различия правовых оснований, на которых они основаны.

Суд апелляционной инстанции счел, что договор купли-продажи от 31.03.1997 N 16/зем, по которому земельный участок продан обществу "Полифарм", являлся ничтожной сделкой, поскольку в нарушение законодательного запрета была приватизирована земля под памятником архитектуры, относящаяся к категории земель историко-культурного назначения.

Однако в результате данной сделки земельный участок из собственности и владения Российской Федерации выбыл, в связи с чем ее требования подлежат рассмотрению как виндикационный иск с соблюдением правил об исковой давности.

Решая этот вопрос, суд апелляционной инстанции также счел срок на обращение в суд пропущенным, но, руководствуясь статьей 200 ГК РФ, определил начало его течения с иной даты: момента, когда Российская Федерация узнала о покупке участка обществом "Армада" из его письма, полученного 13.12.2005 за входящим N 13375, в котором содержалась просьба о разборке здания памятника в связи с его аварийным состоянием (т. 3, л. 19).

Отменяя решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции в части отказа в иске о признании права собственности Российской Федерации на земельный участок и удовлетворяя иск в этой части, суд кассационной инстанции исходил из того, что на спорном земельном участке всегда находилось и находится только здание, принадлежащее Российской Федерации. Следовательно, этот земельный участок из владения Российской Федерации не выбывал и оснований для его истребования в порядке статьи 301 ГК РФ не имеется.

Будучи лицом, считающим себя собственником находящегося в ее владении недвижимого имущества, право на которое зарегистрировано за иным субъектом, Российская Федерация вправе обратиться в суд с иском о признании права собственности, на который в силу статьи 208 ГК РФ исковая давность не распространяется (пункты 57 и 58 совместного постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 "О некоторых вопросах возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав"; далее - постановление 10/22).

При таких условиях суд кассационной инстанции отклонил заявление общества "Армада" о пропуске срока исковой давности и рассмотрел иск Росимущества о признании права собственности Российской Федерации на спорный земельный участок по существу.

Суд исходил из того, что земли, на которых располагаются памятники истории и культуры, относятся к землям историко-культурного назначения. По законодательству, действовавшему в 1997 году, они не подлежали продаже в частную собственность в силу статьи 93 Земельного кодекса РСФСР (в редакции от 24.12.1993) и пункта 2 Указа Президента Российской Федерации от 14.06.1992 N 631 "Об утверждении порядка продажи земельных участков при приватизации государственных и муниципальных предприятий, расширении и дополнительном строительстве этих предприятий, а также предоставленных гражданам и их объединениям для предпринимательской деятельности".

Следовательно, договоры купли-продажи земельного участка от 31.03.1997 N 16/зем и от 14.10.2005 N 01-10/05 совершены с нарушением закона, являются недействительными сделками, в силу пункта 1 статьи 167 ГК РФ не могли повлечь никаких юридических последствий, за исключением связанных с их недействительностью. Поэтому у обществ "Полифарм" и "Армада" отсутствуют основания для возникновения права собственности на спорный земельный участок.

При названных условиях суд кассационной инстанции признал правомерным и подлежащим удовлетворению требование о признании за Российской Федерацией права собственности на земельный участок, что является основанием для внесения записи в ЕГРП.

Таким образом, при рассмотрении данного дела суды, по существу, отразили два возможных правовых подхода.

Суды первой и апелляционной инстанции сочли, что собственник земельного участка и расположенной на нем недвижимости, продав участок в нарушение закона без недвижимости, лишается права владения этим участком, которое в составе права собственности переходит к приобретателю участка.

Суд кассационной инстанции, напротив, признал, что при подобной продаже отчуждается лишь титул на земельный участок без перехода на него владения, которое остается у продавца недвижимости.

Позиция суда кассационной инстанции является мотивированной, основывается на прочной и неразрывной связи фактического владения собственником недвижимости тем земельным участком, который под этой недвижимостью находится.

Вместе с тем подход судов первой и апелляционной инстанций может быть дополнительно аргументирован следующим.

Совершенная в 1997 году сделка купли-продажи земельного участка, по сути, представляла собой приватизацию - возмездное отчуждение государственного имущества в частную собственность.

На основании пункта 1 статьи 209 ГК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения.

При приватизации право собственности на имущество переходит к его приобретателю в полном объеме со всеми принадлежащими прежнему собственнику правомочиями, что не исключает возможности оставления за последним права пользования имуществом в силу закона или договора.

Для собственника, который владел одновременно и земельным участком, и объектом недвижимости на нем, а затем с нарушением закона продал только участок под своим объектом, сохранение фактического пользования этим участком как расположенным под его объектом недвижимости не означает сохранение права владения.

Аналогичный вывод следует из положений статьи 273 ГК РФ (в редакции, действовавшей на момент сделки приватизации спорного земельного участка), допускавшей для собственника земельного участка с расположенным на нем объектом недвижимости возможность продать только сам объект и определить соглашением с его покупателем права на оставленный за собой земельный участок.

Следовательно, законодатель различал и до настоящего времени различает владение и фактическое пользование собственником объекта недвижимости чужим земельным участком, на котором этот объект находится.

Приватизация земли началась позднее приватизации расположенных на ней объектов недвижимости, поэтому в гражданском обороте распространена ситуация, когда частные объекты находятся на публичной земле, что не лишает ее собственников права владения такими земельными участками. Подобные участки приватизируются собственниками расположенных на них объектов недвижимости посредством их покупки, а не признания права.

Таким образом, в этом случае право владения землей под объектом недвижимости принадлежит тому лицу, у которого имеется титул ее собственника и право распоряжения ею, а не тому, кто фактически занимает эту землю собственным объектом.

Вопрос о праве владения частной землей при наличии на ней чужого объекта недвижимости, в том числе находящегося в публичной собственности, должен регулироваться аналогично, поскольку физическая прочность и неразрывность связи между объектом и земельным участком не зависит от того, в чьей собственности они находятся.

Поэтому приватизация земельного участка под оставшимся в собственности государства объектом означает переход к частному собственнику права владения земельным участком и сохранение за государством лишь права пользования этим участком.

В данном случае оформление сделки приватизации земельного участка было завершено после ее регистрации 16.04.1998 Комитетом по земельным ресурсам и землеустройству г. Челябинска, который входил в структуру Комитета по земельным ресурсам и землеустройству Российской Федерации, отвечавшего, в том числе за организацию и проведение работ, связанных с приватизацией земель (постановление Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 02.02.1993 N 91).

С этого момента земельный участок стал собственностью общества "Полифарм", в подтверждение чего упомянутый комитет выдал ему свидетельство о праве собственности от 09.06.1998 N 70 (т. 1, л. 155).

Требование о признании сделки приватизации ничтожной судом отклонено ввиду пропуска срока давности (дело Арбитражного суда Челябинской области N А76-9319/2006), и применить в судебном порядке последствия недействительности этой сделки невозможно независимо от того, что в момент ее совершения она законодательству не соответствовала

Последствия названной сделки, в том числе в виде государственной регистрации права собственности на земельный участок за обществами "Полифарм" и "Армада", уже возникли. Они не могут быть устранены посредством констатации ничтожности указанной сделки в рамках иска о признании права на земельный участок, не соединенного с лишением владения, на который исковая давность не распространяется (пункт 57 постановления 10/22). Владение утрачено государством вместе с правом собственности на земельный участок, несмотря на то, что на нем осталось принадлежащее государству на праве собственности здание.

Иск об истребовании земельного участка судом также был рассмотрен и отклонен ввиду отсутствия у Российской Федерации права на такой способ защиты после приватизации участка (дело Арбитражного суда Челябинской области N А76-760/2007-22-124).

То обстоятельство, что упомянутый иск был предъявлен кадастровой палатой, а не самой Российской Федерацией на данный вывод не влияет с учетом правовой позиции, выработанной Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 02.08.2005 N 1206/05 и подтвержденной впоследствии в пунктах 6 и 7 постановления 10/22.

К тому же, срок давности по иску об истребовании земельного участка пропущен, о чем ответчик - общество "Армада", при рассмотрении настоящего дела заявил.

Что касается сделки купли-продажи земельного участка, совершенной в 2005 году между двумя частными лицами, то оснований для признания ее недействительной по мотиву нахождения на участке государственного памятника архитектуры (здания) у судов не имелось. К этому моменту участок уже принадлежал частному лицу, тогда как земельные участки, занятые особо ценными объектами культурного наследия в силу подпункта 4 пункта 5 статьи 27 ЗК РФ ограничиваются в обороте, если они находятся в государственной или муниципальной собственности.

Нахождение в частной собственности и оборот земельных участков, занятых объектами культурного наследия, законодательством не ограничивается, что исключает применение правил статьи 238 ГК РФ о прекращении права собственности частного лица на такой участок как на имущество, которое не может ему принадлежать.

Действующее в настоящее время законодательство не содержит норм, обязывающих частного собственника земельного участка вернуть Российской Федерации этот участок по ее требованию как собственнику расположенного на участке здания.

Статьей 1 ЗК РФ, введенного в действие с 30.10.2001, закреплен принцип единства судьбы земельных участков и прочно связанных с ними объектов, согласно которому все прочно связанные с земельными участками объекты следуют судьбе земельных участков, за исключением случаев, установленных законом.

В целях развития этого принципа принят ряд конкретных законоположений, ограничивающих допустимость раздельного оборота земельных участков и находящихся на них объектов недвижимости, а также обеспечивающих соединение прав на эти объекты за одним собственником (статьи 35, 36 ЗК РФ, статья 552 ГК РФ).

Так, статьей 36 ЗК РФ установлено исключительное право собственника объекта недвижимости, расположенного на земельном участке, находящемся в государственной или муниципальной собственности, приватизировать этот земельный участок или получить его в аренду.

Однако обязанности частного собственника земельного участка продать этот участок по желанию собственника расположенной на нем недвижимости законодательство не предусматривает.

Нахождение публичного объекта недвижимости на частном земельном участке не рассматривается статьей 49 ЗК РФ и иными законодательными актами как случай, дающий основания для изъятия такого земельного участка для государственных или муниципальных нужд.

Согласно пункту 3 статьи 35 ЗК РФ собственник здания, строения, сооружения, находящихся на чужом земельном участке, имеет преимущественное право покупки или аренды земельного участка, которое осуществляется в порядке, установленном гражданским законодательством для случаев продажи доли в праве общей собственности постороннему лицу (пункт 1 статьи 250 ГК РФ).

При таких условиях, по мнению коллегии судей, исковые требования не подлежали удовлетворению по заявленным основаниям.

Вместе с тем земельный участок, принадлежащий обществу "Армада" имеет площадь 1712,2 кв. метра, тогда как площадь принадлежащего Российской Федерации здания составляет по периметру застройки 1709, 9 кв. метра (т. 1, л. 72 дела Арбитражного суда Челябинской области N А76-760/2007-22-124).

Следовательно, участок был сформирован без учета площади, даже минимально необходимой для эксплуатации здания, без учета прав Российской Федерации как собственника здания и без учета публичных интересов сохранения этого здания как памятника.

Как следует из определения от 04.03.2008 по делу Арбитражного суда Челябинской области N А76-26631/2007-4-752/186, со стороны земель общественного пользования, на которые выходит фасад здания, доступ в него был возможен только через окно.

Само здание построено в конце XIX века, имеет статус памятника истории и культуры, представляет собой бывшую чаеразвесочную фабрику Кузнецова, включено в государственный реестр объектов культурного наследия Челябинской области, поставлено на государственную охрану решением от 25.04.1978 N 211 исполкома Челябинского областного совета депутатов трудящихся, кадастровой палате выдано охранное обязательство от 15.03.2006 N 133.

Ситуация, при которой здание является одновременно федеральной собственностью и памятником регионального значения, но при этом расположено на частной земле, не способствует его нормальной эксплуатации, сохранности и приспособлению для современного использования.

Здание требует капитального ремонта и реконструкции. Соответствующие подготовительные мероприятия осуществлены кадастровой палатой еще в 2006 году, но работы не проведены.

Общество "Армада" отказало в обеспечении доступа (прохода, проезда) через его участок, а также в установлении сервитута в виде права пользования его участком на период проведения ремонтных и восстановительных работ; соответствующие судебные споры кадастровая палата проиграла (дела Арбитражного суда Челябинской области N А76-26631/2007-4-752/186, N А76-2000/2007).

Отказ представителям кадастровой палаты в доступе к зданию через участок общества "Армада" был подтвержден последним в суде общей юрисдикции, по решению которого с кадастровой палаты взыскан ущерб и моральный вред, причиненный здоровью гражданина от обрушения здания памятника (определение судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 10.07.2007 по делу N 3144 (т. 2, л. 44-45 дела Арбитражного суда Челябинской области N А76-670/2008-4-212).

В свою очередь, общество "Армада" обращалось в Арбитражный суд Челябинской области с иском к Российской Федерации об освобождении его земельного участка и сносе памятника как ветхо-аварийного здания, а затем изменило требования и просило признать его право на приобретение здания в собственность. В иске было отказано (дело Арбитражного суда Челябинской области N А76-29067/2006-1-516/61/197/4).

Таким образом, взаимоотношения собственника здания и собственника земельного участка под зданием и вокруг него в настоящее время не позволяют обеспечить сохранность памятника истории и культуры.

Между тем согласно преамбуле Федерального закона от 25.06.2002 N 73-ФЗ "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации" (далее - Закон N 73-ФЗ) объекты культурного наследия (памятники истории и культуры) народов Российской Федерации представляют собой уникальную ценность для всего многонационального народа Российской Федерации и являются неотъемлемой частью всемирного культурного наследия.

В Российской Федерации гарантируется сохранность объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации в интересах настоящего и будущего поколений многонационального народа Российской Федерации.

Государственная охрана объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) является одной из приоритетных задач органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления.

В силу пунктов 2 и 3 статьи 2 Закона N 73-ФЗ его положения применяются при регулировании земельных и имущественных отношений, возникающих при сохранении, использовании и охране памятников истории и культуры.

В целях выполнения задач по сохранности памятников истории и культуры законом предусмотрен комплекс мер, включая изъятие включенного в реестр памятника у его собственника, который не выполняет требований к сохранению объекта культурного наследия или совершает действия, угрожающие сохранности данного объекта и влекущие утрату им своего значения, по решению суда с выплатой компенсации, определенной соглашением сторон или судом в случае спора между сторонами либо вырученной при продаже объекта с торгов.

В случае, если включенный в реестр объект культурного наследия по вине собственника данного объекта уничтожен, то земельный участок, расположенный в границах территории объекта культурного наследия, являющийся неотъемлемой частью объекта культурного наследия, может быть безвозмездно изъят по решению суда в виде применения санкции за совершение преступления или иного правонарушения (конфискации) в соответствии с законодательством Российской Федерации (статья 54 Закона 73-ФЗ).

По мнению коллегии судей, в ситуации с чаеразвесочной фабрикой Кузнецова уполномоченный государственный орган вправе требовать возмездного изъятия земельного участка под зданием и необходимого для его использования в порядке и при доказанности обстоятельств, установленных статьей 54 Закона N 73-ФЗ, поскольку в силу указаний закона расположенный в границах памятника земельный участок является его неотъемлемой частью, а другая его часть в виде здания находится в государственной собственности.

Соответствующие основания являются специальными, представляют собой разновидность государственных и муниципальных нужд, обусловленных иными обстоятельствами в установленных законом случаях, что согласуется с частью 1 статьи 49 ЗК РФ и статьей 240 ГК РФ.

В целях обеспечения единообразия в толковании и применении норм материального права коллегия судей считает необходимым передать настоящее дело в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Учитывая изложенное и руководствуясь положениями статей 299, 300, 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд

 

определил:

 

1. Передать в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации дело N А76-1265/2009-4-314/175 Арбитражного суда Челябинской области для пересмотра в порядке надзора постановления Федерального арбитражного суда Уральского округа от 29.09.2010.

2. Направить копии определения, заявления и приложенных к нему документов лицам, участвующим в деле.

3. Предложить лицам, участвующим в деле, представить в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации отзывы на заявление о пересмотре судебного акта в порядке надзора в срок до 15.05.2011.

 

Председательствующий судья

Ю.Ю.ГОРЯЧЕВА

 

Судья

Д.И.ДЕДОВ

 

Судья

С.Б.НИКИФОРОВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"