||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ПРЕЗИДИУМ ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 22 марта 2011 г. N 13903/10

 

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Иванова А.А.;

членов Президиума: Амосова С.М., Андреевой Т.К., Бациева В.В., Валявиной Е.Ю., Витрянского В.В., Завьяловой Т.В., Иванниковой Н.П., Исайчева В.Н., Козловой О.А., Маковской А.А., Нешатаевой Т.Н., Першутова А.Г., Сарбаша С.В., Шилохвоста О.Ю., Юхнея М.Ф. -

рассмотрел заявление открытого акционерного общества "Екатеринбургская электросетевая компания" о пересмотре в порядке надзора постановления Федерального арбитражного суда Уральского округа от 15.06.2010 по делу N А60-62482/2009-С7 Арбитражного суда Свердловской области.

В заседании приняли участие представители:

от заявителя - открытого акционерного общества "Екатеринбургская электросетевая компания" (ответчика) - Кондратьева М.В., Шибова Е.А.;

от открытого акционерного общества "Свердловэнергосбыт" (истца) - Фефелов А.А.

Заслушав и обсудив доклад судьи Нешатаевой Т.Н., а также объяснения представителей участвующих в деле лиц, Президиум установил следующее.

Открытое акционерное общество "Свердловэнергосбыт" (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с иском к открытому акционерному обществу "Екатеринбургская электросетевая компания" (далее - компания) о взыскании неосновательного обогащения, возникшего в результате переплаты за услуги по передаче электроэнергии, оказанные в сентябре - ноябре 2006 года по договору от 20.03.2006 N 2006/03-62.

Решением Арбитражного суда Свердловской области от 15.07.2009 по делу N А60-8263/2009-С3 заявленное требование удовлетворено.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.09.2009 по тому же делу решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Уральского округа определением от 18.11.2009 по делу N А60-8263/2009-С3 названные судебные акты отменил и утвердил мировое соглашение между обществом и компанией, заключенное 09.11.2009, в соответствии с которым компания признает обоснованность требований общества о взыскании неосновательного обогащения и обязуется уплатить обществу 7 716 340 рублей 50 копеек в срок до 30.11.2009.

Компанией в пользу общества 25.11.2009 перечислена сумма неосновательного обогащения и, следовательно, были полностью исполнены обязательства по мировому соглашению в установленный срок.

Впоследствии общество обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с иском по настоящему делу о взыскании с компании 1 959 950 рублей 49 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных за период с 30.01.2007 по 25.11.2009, на основании статей 395 и 1107 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с несвоевременным погашением суммы неосновательного обогащения.

Решением Арбитражного суда Свердловской области от 05.02.2010 в удовлетворении искового требования отказано.

Суд первой инстанции пришел к выводу, что мировое соглашение от 09.11.2009 представляло собой сделку, которой прекращены ранее существующие обязательства сторон, в связи с чем отсутствовали основания для начисления процентов за пользование чужими денежными средствами.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.04.2010 решение суда первой инстанции отменено, с компании в пользу общества взысканы 1 959 950 рублей 49 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами.

Федеральный арбитражный суд Уральского округа постановлением от 15.06.2010 постановление суда апелляционной инстанции оставил без изменения.

Суды апелляционной и кассационной инстанций сочли, что утвержденное судом мировое соглашение от 09.11.2009 не содержало условия о прекращении действия первоначального обязательства, в связи с чем, руководствуясь статьями 395 и 1107 Гражданского кодекса Российской Федерации, удовлетворили требование общества о взыскании процентов за пользование денежными средствами, составлявшими сумму неосновательного обогащения.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре постановления суда кассационной инстанции в порядке надзора компания просит его отменить, ссылаясь на нарушение единообразия в толковании и применении судом норм права, и оставить в силе решение суда первой инстанции.

В отзыве на заявление общество просит оставить оспариваемый судебный акт без изменения как соответствующий законодательству.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении, отзыве на него и выступлениях присутствующих в заседании представителей участвующих в деле лиц, Президиум считает, что постановления судов апелляционной и кассационной инстанций подлежат отмене по следующим основаниям.

В пункте 1 мирового соглашения от 09.11.2009 указано, что оно заключалось сторонами в целях устранения по обоюдному согласию спора в связи с возникновением в сентябре - ноябре 2006 года на стороне ответчика неосновательного обогащения в размере 7 716 340 рублей 50 копеек. Таким образом, общество и компания намеревались прекратить возникший между ними экономический конфликт путем заключения мирового соглашения.

В силу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 24.02.2004 N 1-О, мировое соглашение представляет собой соглашение сторон о прекращении спора на основе добровольного урегулирования взаимных претензий и утверждения взаимных уступок, что является одним из процессуальных средств защиты субъективных прав.

Из статей 138, 139 и 140 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации следует, что утвержденное судом мировое соглашение является институтом процессуального права и регламентируется нормами этого Кодекса.

В соответствии с частью 1 статьи 138 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд принимает меры для примирения сторон, содействует им в урегулировании спора. При этом одной из задач судопроизводства в арбитражных судах Российской Федерации является содействие становлению и развитию партнерских деловых отношений, формированию обычаев и этики делового оборота (пункт 6 статьи 2 указанного Кодекса). Учитывая изложенное, не допускается использование примирительных процедур, противоречащее достижению указанных задач судопроизводства.

Таким образом, из смысла и содержания норм, регламентирующих примирительные процедуры, а также исходя из задач судопроизводства в арбитражных судах следует, что утвержденное судом мировое соглашение по своей природе является таким процессуальным способом урегулирования спора, который основывается на примирении сторон на взаимоприемлемых условиях, что влечет за собой ликвидацию спора о праве в полном объеме.

Часть 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает, что лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий. Невключение в текст мирового соглашения условий о необходимости выполнения каких-либо дополнительных обязательств означает соглашение сторон о полном прекращении гражданско-правового конфликта и влечет за собой потерю права сторон на выдвижение новых требований (эстоппель), вытекающих как из основного обязательства, так и из дополнительных по отношению к основному обязательств.

В данном деле утвержденное арбитражным судом мировое соглашение от 09.11.2009, не предусматривающее условий о выполнении дополнительных обязательств, направлено на прекращение гражданско-правового конфликта в полном объеме как в отношении основного, так и связанных с ним дополнительных обязательств по уплате процентов за пользование чужими денежными средствами.

При названных обстоятельствах оба акта - постановление суда кассационной инстанций и оставленное им без изменения постановление суда апелляционной инстанции по данному делу - нарушают единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права, а также публичные интересы, выражающиеся в необходимости реализации задач судопроизводства и обеспечении стабильности экономического оборота, и в силу пунктов 1 и 3 части 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене.

Поскольку ненадлежащая мотивировка решения Арбитражного суда Свердловской области от 05.02.2010 не привела к принятию неправильного судебного акта, указанное решение подлежит оставлению без изменения.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 303, пунктом 5 части 1 статьи 305, статьей 306 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.04.2010 и постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 15.06.2010 по делу N А60-62482/2009-С7 Арбитражного суда Свердловской области отменить.

Решение Арбитражного суда Свердловской области от 05.02.2010 по тому же делу оставить без изменения.

 

Председательствующий

А.А.ИВАНОВ

 

 

 

 

 

ОСОБОЕ МНЕНИЕ

СУДЬИ ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПО ДЕЛУ АРБИТРАЖНОГО СУДА СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ N А60-62482/2009-С7

от 22 марта 2011 г. N 13903/10

 

Разделяя мнение большинства членов Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (Постановление от 16.03.2011 N 13903/10) в части необходимости поддержки института примирения сторон, полагаю, что содействие суда в таком примирении не должно вступать в противоречие с материальным правом и волеизъявлением самих сторон.

Мировое соглашение, ставшее предметом анализа по данному делу, содержало условие о признании ответчиком своего долга, возникшего из неосновательного обогащения, в размере обозначенной в соглашении суммы. Кроме того, в соглашении указывалась дата, до которой упомянутая сумма должна быть уплачена ответчиком. Важно также отметить, что в рамках дела о взыскании суммы неосновательного обогащения требование о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами истцом в арбитражный суд не предъявлялось.

Мировое соглашение представляет собой гражданско-правовой договор, подлежащий утверждению судом.

Поскольку мировое соглашение является договором, к нему mutatis mutandis помимо норм процессуального закона подлежат применению нормы гражданского права о договорах, в том числе правил о свободе договора и о толковании договора. В силу принципа свободы договора мировое соглашение может содержать любые не противоречащие закону условия. Мировое соглашение может охватывать как все, так и некоторые правоотношения сторон. Мировое соглашение может как подпадать под известные материальному праву договоры или содержать их отдельные элементы (например, отступное, новация, прощение долга и т.д.), так и принимать вид договора sui generis, гражданским законодательством не предусмотренного. При этом стороны не обязаны непременно включать в мировое соглашение условия о взаимных уступках.

Спорное мировое соглашение не может быть квалифицировано как новация и представляет собой договор констатации. Договор констатации (признания) существующего долга не предусмотрен российским гражданским законодательством, но и не противоречит ему. Предметом такого договора обычно является устранение неопределенности в отношениях сторон как в части права, так и в части фактов.

Спорное обязательство, возникшее из неосновательного денежного обогащения, в силу пункта 1 статьи 1102 и пункта 2 статьи 1107 Гражданского кодекса Российской Федерации состоит из двух субъективных гражданско-правовых притязаний потерпевшего (кредитора) к приобретателю (должнику). Одно из них представляет собой сумму неосновательного денежного обогащения, а другое - сумму процентов за пользование чужими денежными средствами.

Согласно части 1 статьи 431 Гражданского кодекса Российской Федерации при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений.

Стороны могли бы договориться об уплате спорного долга к определенному сроку с условием о прощении кредитором другого долга (процентов), но мировое соглашение не содержало какого-либо условия и даже упоминания о процентах за пользование чужими денежными средствами. Обнаружение здесь волеизъявления кредитора на прощение долга в сумме процентов за пользование денежными средствами не только не имеет под собой фактических и юридических оснований, но и вступает в противоречие с принципом Гражданского кодекса Российской Федерации об осуществлении гражданских прав своей волей и в своем интересе (статья 1). С точки зрения формальной логики также достаточно трудно вывести из признания должником одного долга подразумеваемое намерение кредитора на прощение другого долга, который к тому же предметом иска не являлся.

Установив своим соглашением дату уплаты суммы неосновательного обогащения, стороны тем самым подвели юридическое основание для пользования денежными средствами ответчиком с момента утверждения мирового соглашения судом до момента наступления упомянутого срока. Следовательно, проценты не подлежали уплате в период между утверждением судом мирового соглашения и моментом возврата суммы неосновательного обогащения истцу, каковой имел место до наступления предусмотренной мировым соглашением даты. Проценты за неосновательное пользование денежными средствами подлежали взысканию с момента, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения денежных средств (пункт 2 статьи 1107 Гражданского кодекса Российской Федерации).

 

Судья

С.В.САРБАШ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"