||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 23 декабря 2010 г. N ВАС-14765/10

 

О ПЕРЕДАЧЕ ДЕЛА В ПРЕЗИДИУМ

ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Коллегия судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе председательствующего судьи Ю.Ю. Горячевой, судей А.И. Бабкина, С.В. Сарбаша рассмотрела в судебном заседании заявление территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Алтайском крае о пересмотре в порядке надзора решения от 12.01.2010, постановления Седьмого арбитражного апелляционного суда от 21.04.2010 и постановления Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 21.07.2010 по делу N А03-12409/2009 Арбитражного суда Алтайского края.

Суд

 

установил:

 

Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Алтайском крае (далее - управление Росимущества) обратилось в Арбитражный суд Алтайского края с заявлением к федеральному государственному учреждению "Земельная кадастровая палата" по Алтайскому краю (далее - кадастровая палата) и Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Алтайскому краю (далее - Управление Росреестра) о признании незаконными действий по внесению в государственный земельный кадастр сведений о площади в размере 6576 кв. метров по участку с кадастровым номером 22:64:011506:0002, расположенному по адресу: г. Белокуриха, ул. Бр. Ждановых, 108, а также об обязании упомянутых лиц внести в государственный земельный кадастр сведения о площади данного участка в размере 7116 кв. метров.

В качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, к участию в деле привлечен отдел внутренних дел по г. Белокуриха (далее - отдел милиции).

Решением Арбитражного суда Алтайского края от 12.01.2010 в удовлетворении требований отказано.

Постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда от 21.04.2010 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа постановлением от 21.07.2010 оставил решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции без изменения.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре в порядке надзора названных судебных актов управление Росимущества просит их отменить, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального права.

Изучив доводы надзорной жалобы и материалы дела, коллегия судей приходит к выводу о наличии оснований для передачи дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в связи со следующим.

Как установлено судами и подтверждено материалами дела, спор возник по земельному участку, предоставленному отделу милиции для эксплуатации занимаемого им административного здания.

Постановлением администрации города Белокурихи от 03.11.1997 N 182/20 отделу милиции первоначально был отведен в постоянное бессрочное пользование земельный участок с кадастровым номером 01-18-03-29 по ул. Бр. Ждановых, 108, площадью 0,6522 га (т. 1, л. 16) и выдано свидетельство от 26.11.1997 N 208, подтверждающее указанное право (т. 1, л. 96)

Однако по заявлению отдела милиции в связи с корректировкой границ земельного участка и на основании материалов установления этих границ постановлением администрации города Белокурихи от 01.04.1998 N 80/6 отделу милиции был дополнительно предоставлен по тому же адресу земельный участок площадью 0,0594 га. В связи с этим Горкомзему поручено выдать отделу милиции свидетельство на право постоянного бессрочного пользования земельным участком с тем же кадастровым номером 01-18-03-29, но общей площадью 0,7116 га (т. 1, л. 17), и такое свидетельство от 21.04.1998 N 226 отделом милиции было получено (т. 1, л. 93).

В 2002 году указанный земельный участок площадью 7116 кв. метров прошел кадастровый учет, ему присвоен новый кадастровый номер 22:64:011506:0002, оформлен кадастровый паспорт от 16.12.2002 N 64/02-1-550 (т. 1, л.д. 12).

В материалах кадастрового дела имеются: протокол формирования земельного участка по результатам межевания и дежурная кадастровая карта, оформленные 16.12.2002 кадастровым инспектором (т. 1, л. 115, 116), а также план участка, составленный 04.11.2002 инженером-землеустроителем (т. 1, л. 94), и совпадающий с ним кадастровый план от 29.10.2003 (т. 1, л. 13), подписанный руководителем комитета по землеустройству и земельным ресурсам.

Согласно этим планам участок имеет треугольную форму и со всех трех сторон граничит непосредственно с землями общественного пользования (улицами).

Право постоянного бессрочного пользования отдела милиции на земельный участок с кадастровым номером 22:64:011506:0002, площадью 7116 кв. метров, расположенный по адресу: г. Белокуриха, ул. Бр. Ждановых, 108 зарегистрировано в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее - ЕГРП) по записи N 22-01/64-5/2004-179, о чем выдано свидетельство от 08.10.2004 22 ВЖ 608522 (т. 1, л.9).

Право собственности Российской Федерации на земельный участок с теми же идентификационными характеристиками, включая площадь в размере 7116 кв. метров, зарегистрировано в ЕГРП по записи N 22-22-01/063/2006-294, о чем выдано свидетельство от 23.08.2006 22 АА 477605 (т. 1, л. 8). Соответствующая выписка из ЕГРП по состоянию на 25.08.2006 представлена в кадастровое дело (т. 1, л. 97).

Впоследствии отдел милиции направил в орган кадастрового учета заявление от 14.06.2007 о предоставлении ему сведений государственного земельного кадастра для проведения работ по межеванию (т. 1, л. 100), а затем подал заявку от 29.06.2007 о проведении кадастрового учета изменений границ земельного участка (т. 1, л. 105). К заявке прилагалось описание границ участка, выполненное по заказу отдела милиции индивидуальным предпринимателем Н.Ю. Кулаком (т. 1, л. 107 - 109).

На основании данных этого описания, карта которого была утверждена специалистом органа кадастрового учета (т. 1, л. 18), в государственный земельный кадастр были внесены изменения относительно площади и расположения границ земельного участка с кадастровым номером 22:64:011506:0002. Согласно выписке из государственного земельного кадастра от 29.06.2007 N 64/07-1-1207 площадь участка составила 6576 +/- 28,4 кв. метров, границы на местности сместились (т. 1, л. 14 - 15).

Свидетельство от 08.10.2004 N 22 ВЖ 608522 о государственной регистрации права постоянного бессрочного пользования отдела милиции на земельный участок с кадастровым номером 22:64:011506:0002 площадью 7116 кв. метров было погашено (т. 1, л. 9). Взамен ему выдано свидетельство 15.08.2007 N 22 АБ 123044 о государственной регистрации права постоянного бессрочного пользования на этот же земельный участок, но уже площадью 6576 кв. метров (т. 1, л. 10).

Корреспондирующие изменения в ЕГРП относительно права собственности на тот же земельный участок Российской Федерации не вносились. Управление Росимущества узнало о внесенных в государственный земельный кадастр изменениях площади земельного участка из письма отдела милиции от 08.07.2009 N 8/2439, в котором сообщалось о необходимости выдать доверенность для переоформления свидетельства, предлагалось вернуть ранее полученный его оригинал и уплатить госпошлину за регистрацию права на недвижимое имущество (т. 1, л. 11).

Обращаясь в арбитражный суд с заявлением о признании незаконными действий по внесению в государственный земельный кадастр уточненной площади спорного земельного участка, управление Росимущества указывало, что послужившее основанием этих действий межевание проведено без извещения его как собственника земельного участка, чем нарушены его права и установленные законодательством требования.

Отказывая в удовлетворении требований управления Росимущества, суд первой инстанции сослался на то, что при первоначальной постановке участка на кадастровый учет руководитель комитета по земельным ресурсам и землеустройству не подписал план земельного участка, составленный инженером-землеустроителем. По мнению суда первой инстанции, именно данное обстоятельство свидетельствует о несогласованности границ участка и позволяет провести его государственный кадастровый учет исходя из уточненной площади, содержащейся в документах о межевании 2007 года, руководствуясь пунктом 6.1 статьи 19 Федерального закона от 02.01.2000 N 28-ФЗ "О государственном земельном кадастре" (далее - Закон о земельном кадастре).

Как указал суд первой инстанции, отсутствие в материалах межевания земельного участка сведений об извещении его собственника о межевании предоставляет последнему право оспорить лишь саму процедуру межевания, но не является основанием для отказа в проведении или приостановления кадастрового учета этого земельного участка, поскольку такое основание Законом о земельном кадастре не предусмотрено. При этом суд первой инстанции отметил, что процедуру межевания управление Росимущества не оспорило.

Суды апелляционной и кассационной инстанций с доводами и выводами суда первой инстанции согласились.

Между тем всеми судебными инстанциями не учтено следующее.

В силу пункта 1 статьи 22 Закона о земельном кадастре, подлежащего применению к спорным правоотношениям, при необходимости уточнить сведения о площади и (или) месторасположении границ земельного участка, уже прошедшего кадастровый учет, уточнение этих сведений осуществлялось по заявке правообладателя в порядке, установленном названным Законом для проведения государственного кадастрового учета.

Согласно пункту 2 статьи 19 Закона о земельном кадастре в рамках процедуры государственного кадастрового учета обязанность по представлению документов о межевании земельного участка возлагалась на заинтересованного правообладателя.

При этом допускалось проведение государственного кадастрового учета земельного участка исходя из его площади, уточненной по результатам межевания, если для проведения учета был представлен правоустанавливающий документ, содержащий не соответствующие межеванию сведения о площади участка (пункт 6.1 статьи 19 Закона о земельном кадастре).

Следовательно, Закон о земельном кадастре предусматривал требования к основаниям и порядку уточнения площади и границ земельных участков, ранее прошедших кадастровый учет, которые в данном случае не соблюдены.

Так, согласно правоустанавливающим документам на спорный земельный участок его площадь была определена с учетом границ на местности еще при выделении в 1998 году и подтверждена в 2002 году по результатам землеустроительных работ, проведенных в рамках процедуры кадастрового учета, завершившейся выдачей кадастрового плана, подписанного надлежащим должностным лицом. Из материалов дела не следует, что указанные документы недостоверны или в 2007 году возникли иные причины для уточнения площади участка, к примеру, расширение улиц, прилегающих к нему со всех сторон.

Помимо несоблюдения требований к основаниям уточнения площади земельного участка, при уточнении его площади были нарушены правила межевания.

Согласно статье 17 Федерального закона от 18.06.2001 N 78-ФЗ "О землеустройстве" межевание представляло собой установление на местности границ земельных участков, описание их местоположения, изготовление карты (плана).

Пунктом 4 статьи 69 Земельного кодекса Российской Федерации, пунктом 10 Положения о проведении территориального землеустройства, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 07.06.2002 N 396, предусматривалось, что при проведении землеустроительных работ должны обеспечиваться законные интересы лиц, права которых могут быть затронуты этим действием, в связи с чем препятствием для их проведения не считалось только отсутствие надлежаще извещенных лиц.

Следовательно, проведение землеустроительных работ в отсутствие не извещенных об этом заинтересованных лиц требованиям земельного законодательства не соответствовало.

Поскольку собственник земельного участка, в отношении которого проводится межевание, всегда относится к числу таких заинтересованных лиц, то неизвещение его о межевании должно было повлечь отказ во внесении в государственный земельный кадастр сведений об измененной площади и границах участка, полученных по результатам подобного межевания.

Между тем спорный земельный участок принадлежит на праве собственности Российской Федерации, и на ограниченном вещном праве постоянного бессрочного пользования отделу милиции, о чем и этим лицам, и кадастровой палате было известно.

Поэтому Российская Федерация в лице ее уполномоченного органа являлась заинтересованным правообладателем, подразумеваемым в статье 19 Закона о земельном кадастре, хотя она являлась собственником межуемого, а не смежных земельных участков.

Факт проведения межевания без извещения Российской Федерации из документов межевания очевиден и участвующими в деле лицами не оспаривался.

У кадастровой палаты не имелось оснований полагать, что внесение в государственный земельный кадастр изменений, связанных с уменьшением площади участка, не затрагивает интересов собственника этого участка и может быть произведено без его уведомления.

Кроме того, указанные действия привели к противоречию между зарегистрированными в ЕГРП правами Российской Федерации и отдела милиции на один и тот же земельный участок, имеющий для названных лиц различную площадь.

Объектом права собственности Российской Федерации являлся конкретный земельный участок, прошедший кадастровый учет, поэтому ее права были нарушены именно кадастровой палатой, изменившей характеристики принадлежащего ей участка на основании данных межевания, выполненного по ненадлежащей процедуре.

В силу статьи 11.2 Земельного кодекса Российской Федерации государственным учреждениям не требуется согласие на образование новых земельных участков из тех земельных участков, находящихся в государственной собственности, которые затем прекращают свое существование. В данном же случае имело место иное действие, связанное не с образованием нового земельного участка, а с уменьшением площади существующего земельного участка, принадлежащего Российской Федерации на праве собственности.

Указывая на необходимость оспорить процедуру межевания, суды не учли, что осуществлявший межевание индивидуальный предприниматель в отличие от кадастровой палаты властными полномочиями не наделен и действовал по гражданско-правовому договору с отделом милиции, стороной которого управление Росимущества не являлось.

Кроме того, статья 69 Земельного кодекса Российской Федерации предусматривала право заинтересованных лиц оспаривать действия, нарушающие их права и интересы, не ограничивая эти действия самой процедурой межевания.

Поэтому управление Росимущества правомерно предъявило требования к кадастровой палате, обосновывая незаконность ее действий фактом использования результатов ненадлежащего межевания, проведенного с нарушением процедуры.

В момент обращения управления Росимущества в арбитражный суд функции по ведению кадастра объектов недвижимости переданы Росреестру, поэтому требования, связанные с обязанием внести в кадастр сведения, ранее исключенные из кадастра с нарушением установленных требований, правомерно адресованы названному государственному органу.

По мнению судебной коллегии, законодательные акты, регулирующие вопросы учета земельных участков на момент обращения управления Росимущества в арбитражный суд, также не позволяют сделать вывод о том, что публичный собственник земельного участка, предоставивший его своему учреждению в постоянное бессрочное пользование, лишается возможности оспорить внесенные по инициативе этого учреждения изменения в сведения кадастра о площади и местоположении границ такого участка.

Согласно статье 7 Федерального закона от 24.07.2007 N 221-ФЗ "О государственном кадастре недвижимости" (далее - Закон о кадастре), вступившего в силу с 01.03.2008, к уникальным характеристикам земельного участка отнесены его кадастровый номер и дата внесения такового в кадастр, описание местоположения границ и площадь.

Статья 20 Закона о кадастре допускает осуществление кадастрового учета земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, в связи с изменением сведений о его уникальных характеристиках, ранее внесенных в кадастр (учет изменений объекта недвижимости), не только по заявлению его собственника, но и лиц, обладающих на этот земельный участок правом пожизненного наследуемого владения или постоянного (бессрочного) пользования либо аренды на срок свыше 5 лет.

Причем для осуществления кадастрового учета изменений земельного участка, связанных с уточнением местоположения его границ, если обязательность их согласования установлена статьей 39 Закона о кадастре, прилагаемый к заявлению межевой план должен содержать сведения о согласовании границ. При отсутствии необходимого согласования в самом межевом плане он должен сопровождаться документом о разрешении земельного спора (часть 2 статьи 22, часть 3 статьи 38 Закона о кадастре).

По правилам статьи 39 Закона согласование местоположения границ требуется исключительно с лицами, обладающими правами на смежные земельные участки.

В случае предоставления смежного земельного участка государственным или муниципальным учреждениям, казенным предприятиям, органам государственной власти или органам местного самоуправления в постоянное бессрочное пользование согласование местоположения границ производится не с ними, а непосредственно с собственником смежного земельного участка в лице уполномоченного органа (часть 3 статьи 39 Закона о кадастре недвижимости).

Согласования местоположения границ с теми лицами, которые помимо заявителя обладают правами на сам межуемый земельный участок, статья 39 Закона о кадастре не требует.

Таким образом, публичные собственники смежных земельных участков, предоставившие их подведомственным предприятиям и учреждениям на праве постоянного бессрочного пользования, поставлены при процедуре межевания в разное положение, поскольку Законом о кадастре не предусмотрено обязательное извещение об указанной процедуре собственника того земельного участка, в отношении которого инициировано межевание.

Между тем собственник обладает всей полнотой власти на принадлежащий ему земельный участок, тогда как вещные и обязательственные права иных лиц носят производный характер (статья 264 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Поэтому споры между собственником и названными производными правообладателями одного и того же земельного участка о его границах и площади в рамках административной процедуры межевания невозможны и не регулируются статьями 38 - 40 Закона о кадастре.

Вместе с тем, внесение в кадастр сведений об изменении площади земельного участка вследствие корректировки местоположения его границ требует изменения соответствующих сведений о площади земельного участка в ЕГРП у всех его зарегистрированных правообладателей, включая собственника, то есть по сути представляет собой распоряжение этим участком, в результате которого право собственности и иные производные вещные права на участок в его прежнем виде, определяемом совокупностью уникальных характеристик, прекращаются.

Следовательно, изменение органом кадастрового учета в рамках административной процедуры ранее внесенных в кадастр уникальных характеристик земельного участка без извещения и согласия его собственника по заявлению лица, имеющего на тот же участок ограниченное вещное право, нарушает положения статей 20, 44 и 53 Земельного кодекса Российской Федерации и статьи 235 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Поэтому при необходимости внесения в кадастр изменений, вызванных ошибочностью ранее внесенных в него сведений о местоположении границ земельного участка и (или) его площади, такая ошибка исправляется органом кадастрового учета как ошибка в сведениях документов, представляемых для осуществления кадастрового учета изменений уникальных характеристик земельного участка по статье 22 Закона о кадастре. Как следует из совокупности положений, предусмотренных частью 3 статьи 25 и частей 4 и 5 статьи 28 Закона о кадастре, при согласии (отсутствии возражений) всех заинтересованных правообладателей земельного участка упомянутая ошибка исправляется в рамках административной процедуры, при несогласии хотя бы одного из них - по решению суда.

В целях формирования единообразной судебной практики в толковании и применении норм земельного законодательства судебная коллегия считает необходимым в соответствии с пунктом 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации передать настоящее дело в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра принятых по нему судебных актов.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 299, 300, 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд

 

определил:

 

1. Передать в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации дело N А03-12409/2009 Арбитражного суда Алтайского края для пересмотра в порядке надзора решения от 12.01.2010, постановления Седьмого арбитражного апелляционного суда от 21.04.2010 и постановления Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 21.07.2010.

2. Направить копии настоящего определения, заявления о пересмотре судебных актов в порядке надзора и прилагаемых к нему документов лицам. Участвующим в деле.

3. Предложить участвующим в деле лицам представить отзывы в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в срок до 01.02.2011.

 

Председательствующий судья

Ю.Ю.ГОРЯЧЕВА

 

Судья

А.И.БАБКИН

 

Судья

С.В.САРБАШ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"