||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

РЕШЕНИЕ

от 9 июня 2010 г. N 5275/10

 

Резолютивная часть решения объявлена 04.06.2010.

Полный текст решения изготовлен 09.06.2010.

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в составе председательствующего судьи Шилохвоста О.Ю., судей Воронцовой Л.Г., Ксенофонтовой Н.А. рассмотрел в открытом судебном заседании заявление открытого акционерного общества "Сибурэнергоменеджмент" (г. Воронеж,) и открытого акционерного общества "Сибур-Волжский" (г. Волжский Волгоградской области) б/д б/н о признании абзацев третьего, четвертого и пятого пункта 55 Методических указаний по расчету регулируемых тарифов и цен на электрическую (тепловую) энергию на розничном рынке, утвержденных приказом Федеральной службы по тарифам (далее - ФСТ России) от 06.08.2004 N 20-э/2, не соответствующими статье 3 Федерального закона от 26.03.2003 N 35-ФЗ "Об электроэнергетике", пункту 136 Правил функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 31.08.2006 N 530, и подпункту "б" пункта 13 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 N 861, имеющим большую юридическую силу, и недействующими.

Протокол судебного заседания вела помощник судьи Бушмарина Н.В.

В судебном заседании приняли участие представители:

от заявителей: от открытого акционерного общества "Сибурэнергоменеджмент" - Холодов А.В. по доверенности от 01.04.2010 N 363; от открытого акционерного общества "Сибур-Волжский" - Ищенко М.Л. по доверенности от 21.04.2010 N 42/3006;

от ФСТ России - Гапоненко Г.А. по доверенности от 04.06.2010 N 10/12, Землякова Ю.С. по доверенности от 08.10.2009 N 8/13, Мецаев Б.К. по доверенности от 09.03.2010 N 4/13,

Суд

 

установил:

 

открытое акционерное общество "Сибурэнергоменеджмент" (далее - общество "Сибурэнергоменеджмент") и открытое акционерное общество "Сибур-Волжский" (далее - общество "Сибур-Волжский") обратились в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации с заявлением о признании абзацев третьего, четвертого и пятого пункта 55 Методических указаний по расчету регулируемых тарифов и цен на электрическую (тепловую) энергию на розничном рынке, утвержденных приказом ФСТ России от 06.08.2004 N 20-э/2, не соответствующими статье 3 Федерального закона от 26.03.2003 N 35-ФЗ "Об электроэнергетике" (далее - Закон об электроэнергетике), пункту 136 Правил функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 31.08.2006 N 530 (далее - Правила розничного рынка), и подпункту "б" пункта 13 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 N 861 (далее - Правила оказания услуг по передаче), имеющим большую юридическую силу, и недействующими.

Методические указания по расчету регулируемых тарифов и цен на электрическую (тепловую) энергию на розничном рынке, утвержденные приказом ФСТ России от 06.08.2004 N 20-э/2 (далее - Методические указания), с последующими изменениями опубликованы в печатном издании "Российская газета" от 02.11.2004 N 242, от 31.08.2007 N 192 и от 19.02.2010 N 36.

Как следует из пункта 1 Методических указаний, они разработаны в соответствии с Федеральным законом от 14.04.1995 N 41-ФЗ "О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации", Законом об электроэнергетике, Основами ценообразования в отношении электрической и тепловой энергии в Российской Федерации и Правилами государственного регулирования и применения тарифов (цен) на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 26.02.2004 N 109.

Абзацы третий, четвертый и пятый пункта 55 Методических указаний предусматривают установление тарифов с учетом следующих особенностей оплаты услуг по передаче электрической энергии по региональным электрическим сетям для потребителей электрической энергии, энергопринимающие устройства которых присоединены к электрическим сетям сетевой организации через энергетические установки производителя электрической энергии.

В случае, если часть энергопринимающих устройств потребителя присоединена к электрическим сетям сетевой организации через энергетические установки производителя электрической энергии, а часть - непосредственно, величина заявленной мощности потребителя указывается отдельно для непосредственных присоединений и присоединений к электрическим сетям сетевой организации через энергетические установки производителя электрической энергии. При этом потребитель оплачивает услуги по передаче электрической энергии:

при присоединении к электрическим сетям сетевой организации через энергетические установки производителя электрической энергии - за заявленную мощность энергоустановок, присоединенных к электрическим сетям сетевой организации через энергетические установки производителя электрической энергии, по установленной ставке тарифа на содержание электрических сетей для уровня напряжения, на котором производитель присоединен к электрическим сетям сетевой организации по напряжению станции наиболее высокого уровня;

при непосредственном присоединении - по установленному тарифу на услуги по передаче электрической энергии для уровня напряжения, на котором энергопринимающие устройства потребителя непосредственно присоединены к электрическим сетям сетевой организации (с учетом пункта 45 Методических указаний). При этом оплата производится по ставке тарифа на содержание электрических сетей - за заявленную мощность энергоустановок, непосредственно присоединенных к электрическим сетям, а по ставке тарифа на оплату технологического расхода (потерь) электрической энергии - за объем электрической энергии, получаемой потребителем из электрической сети.

В подтверждение нарушения своих прав и законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности общество "Сибурэнергоменеджмент" ссылается на заключенный им как энергосбытовой организацией с открытым акционерным обществом "МРСК Юга" (территориальная сетевая компания) в интересах общества "Сибур-Волжский" и других потребителей электрической энергии договор на оказание услуг по передаче (транспортировке) электрической энергии от 01.09.2006 N 717, в соответствии с которым оплата услуг по двухставочному тарифу производится исходя из заявленной мощности.

Общество "Сибур-Волжский", хотя и не относится к числу потребителей, особенности установления тарифов на услуги по передаче электрической энергии для которых предусмотрены оспариваемыми положениями Методических указаний, в подтверждение нарушения своих прав и законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности ссылается на заключенный между ним и обществом "Сибурэнергоменеджмент" договор энергоснабжения от 28.07.2009 N 1/1-331/303, в соответствии с которым общество "Сибур-Волжский" оплачивает услуги по передаче электрической энергии по ставке тарифа на содержание сетей исходя из заявленной мощности энергоустановок, непосредственно присоединенных к электрическим сетям.

В подтверждение нарушения своих прав и законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности общество "Сибурэнергоменеджмент" и общество "Сибур-Волжский" ссылаются на решение Арбитражного суда Воронежской области от 02.04.2010 по делу N А14-5226/2009-218-14, которым было отказано во включении в договор между обществом "Сибурэнергоменеджмент" и ОАО "МРСК Центра" условия об оплате услуг по передаче электрической энергии исходя из фактических значений мощности как противоречащего пункту 55 Методических указаний.

Общество "Сибурэнергоменеджмент" и общество "Сибур-Волжский" считают также, что установленные оспариваемым в части нормативным правовым актом особенности оплаты услуг по передаче электрической энергии для потребителей электрической энергии, энергопринимающие устройства которых присоединены к электрическим сетям сетевой организации через энергетические установки производителя электрической энергии, нарушают их право на самостоятельный выбор для проведения расчетов за электрическую энергию (мощность) на розничном рынке одного из трех вариантов тарифа (в том числе одноставочного тарифа) на поставляемую потребителям электрическую энергию (мощность), предусмотренное пунктом 58 Основ ценообразования в отношении электрической и тепловой энергии в Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 26.02.2004 N 109 (далее - Основы ценообразования).

В обоснование заявленного требования общество "Сибурэнергоменеджмент" и общество "Сибур-Волжский" указывают, что ФСТ России, превысив свои полномочия, в оспариваемой части нормативного правового акта утвердила не особенности установления тарифа на услуги по передаче электрической энергии, а порядок определения подлежащего оплате объема этих услуг, который не соответствует имеющим большую юридическую силу Закону об электроэнергетике, Правилам оказания услуг по передаче и Правилам розничных рынков.

Подтверждением права на оплату услуг по передаче электрической энергии исходя из фактического объема полученной мощности, а не из заявленной мощности (как это предусмотрено оспариваемыми положениями Методических указаний), по мнению заявителей, является статья 3 Закона об электроэнергетике, предусматривающая оплату услуг по передаче электрической энергии на основании данных коммерческого учета количества электрической энергии и определения объема мощности.

Аналогичное право, как полагают заявители, представлено им и пунктом 136 Правил розничных рынков, в силу которого оплата потребленной электрической энергии, предоставленных услуг по передаче электрической энергии, а также оплата потерь электрической энергии в электрических сетях осуществляется на основании данных, полученных с помощью приборов учета и (или) расчетного способа в соответствии с правилами коммерческого учета электрической энергии на розничных рынках электрической энергии, утверждаемыми федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики в сфере топливно-энергетического комплекса, и разделом XII Правил розничных рынков.

Кроме того, заявители в подтверждение своих требований ссылаются на подпункт "б" пункта 13 Правил оказания услуг по передаче, в соответствии с которым к существенным условиям договора на оказание услуг по передаче электрической энергии относится величина заявленной мощности, в пределах которой сетевая организация принимает на себя обязательства обеспечить передачу электрической энергии в указанных в договоре точках присоединения. При этом в случае опосредованного присоединения величина заявленной мощности в точке присоединения каждого из энергопринимающих устройств потребителей услуг определяется в соответствии с величиной потребления электрической энергии соответствующим потребителем в часы пиковых нагрузок энергосистемы, ежегодно определяемых системным оператором.

В судебном заседании представители заявителей поддержали заявленное требование о признании оспариваемых положений Методических указаний не соответствующими статье 3 Закона об электроэнергетике, подпункту "б" пункта 13 Правил оказания услуг по передаче и пункту 136 Правил розничных рынков.

ФСТ России в отзыве на заявление и его представители в судебном заседании не согласились с требованием заявителей, ссылаясь на соответствие оспариваемых положений Методических указаний нормативным актам, имеющим большую юридическую силу.

Рассмотрев материалы дела и выслушав объяснения представителей заявителей и ФСТ России, суд приходит к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявленного требования.

В соответствии с пунктом 2 статьи 23 Закона об электроэнергетике государственному регулированию, в частности, подлежат цены (тарифы) на услуги по передаче электрической энергии по электрическим сетям.

Пунктом 2 статьи 26 Закона об электроэнергетике предусматривается, что оказание услуг по передаче электрической энергии осуществляется на основании договора возмездного оказания услуг. Договор оказания этих услуг является публичным.

В соответствии с пунктом 1 статьи 21 Закона об электроэнергетике утверждение правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии, услугам по оперативно-диспетчерскому управлению в электроэнергетике и услугам организаций коммерческой инфраструктуры, правила оказания этих услуг отнесено к полномочиям Правительства Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 4 Правил оказания услуг по передаче потребителями услуг по передаче электрической энергии являются лица, владеющие на праве собственности или на ином законном основании энергопринимающими устройствами и (или) объектами электроэнергетики, технологически присоединенные в установленном порядке к электрической сети (в том числе опосредованно) субъекты оптового рынка электрической энергии, осуществляющие экспорт (импорт) электрической энергии, а также энергосбытовые организации и гарантирующие поставщики в интересах обслуживаемых ими потребителей электрической энергии. Услуги по передаче электрической энергии предоставляются сетевой организацией на основании договора о возмездном оказании услуг по передаче электрической энергии (далее - договор).

В силу пункта 5 Правил оказания услуг по передаче в случае если энергопринимающие устройства потребителя электрической энергии присоединены к электрическим сетям сетевой организации через энергетические установки производителей электрической энергии, объекты электросетевого хозяйства лиц, не оказывающих услуги по передаче электрической энергии, или бесхозяйные объекты электросетевого хозяйства, которые имеют непосредственное присоединение к сетям сетевых организаций (далее - опосредованное присоединение к электрической сети), то такой потребитель заключает договор с той сетевой организацией, к сетям которой присоединены энергетические установки производителей электрической энергии, бесхозяйные объекты электросетевого хозяйства или энергопринимающие устройства (объекты электросетевого хозяйства) лиц, не оказывающих услуги по передаче электрической энергии, к которым непосредственно присоединено его энергопринимающее устройство.

При этом в силу пункта 6 Правил оказания услуг по передаче потребители услуг, опосредованно присоединенные к электрическим сетям, оплачивают услуги по передаче электрической энергии в соответствии с методическими указаниями, утверждаемыми федеральным органом исполнительной власти в области государственного регулирования тарифов.

Таким образом, полномочия ФСТ России по утверждению оспариваемого в части нормативного акта, а также компетенция ФСТ России по определению особенностей оплаты услуг по передаче электрической энергии потребителей электрической энергии, энергопринимающие устройства которых присоединены к электрическим сетям сетевой организации через энергетические установки производителя электрической энергии, определены пунктами 4, 5 и 6 Правил оказания услуг по передаче - нормативным правовым актом, имеющим большую, по сравнению с оспариваемым в части актом, юридическую силу.

Ссылка заявителей на подпункт "б" пункта 13 Правил оказания услуг по передаче в подтверждение довода о необходимости рассчитываться за услуги по передачи электрической энергии исходя из фактически полученной, а не из заявленной мощности, подлежит отклонению как неосновательная.

Из пункта 2 Правил оказания услуг по передаче следует, что "заявленной мощностью" является исчисляемая в мегаваттах предельная величина потребляемой в текущий период регулирования мощности, определенная соглашением между сетевой организацией и потребителем услуг по передаче электрической энергии. Таким образом, заявленная мощность подлежит согласованию сторонами при заключении договора на передачу электрической энергии, более того, в силу пункта 13 Правил относится к числу существенных условий указанного договора.

То обстоятельство, что в подпункте "б" пункта 13 Правил оказания услуг по передаче содержится указание на определение величины заявленной мощности при опосредованном присоединении в соответствии с величиной потребления электрической энергии соответствующим потребителем в часы пиковых нагрузок энергосистемы, ежегодно определяемых системным оператором, означает не обязанность сторон руководствоваться фактической величиной мощности, как полагают заявители, а лишь устанавливает способ расчета сторонами этой величины. Сам по себе расчет величины "заявленной мощности" по указанным фактическим данным вовсе не изменяет правовую природу условия о заявленной мощности как существенного условия договора на передачу электрической энергии, то есть условия, подлежащего согласованию сторонами до начала исполнения этого договора (расчетного периода).

Ссылка заявителей на пункт 136 Правил розничных рынков в подтверждение их довода о необходимости при опосредованном присоединении потребителей рассчитываться за услуги по передаче электрической энергии исходя из фактически полученной, а не из заявленной мощности не принимается судом в связи со следующим.

Указанный пункт Правил расположен в разделе XII "Основные положения организации коммерческого учета электрической энергии на розничных рынках", а не в разделе IX "Особенности оказания услуг по передаче электрической энергии и оплаты потерь электрической энергии на розничных рынках" из чего следует, что этот пункт не может и не должен рассматриваться, как полагают заявители, в качестве нормы, устанавливающий требование об оплате потребленной электрической энергии, предоставленных услуг по передаче электрической энергии, а также оплаты потерь электрической энергии в электрических сетях исключительно на основании данных, полученных с помощью приборов учета.

Напротив, пункт 136 Правил розничных рынков прямо предусматривает возможность оплаты потребленной энергии и оказанных услуг на основании расчетного способа, наделяя компетенцией по включению этого способа (способов) в правила коммерческого учета электрической энергии на розничных рынках электрической энергии, утверждаемые федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики в сфере топливно-энергетического комплекса. При этом само по себе отсутствие утвержденных в установленном порядке Правил коммерческого учета электрической энергии на розничных рынках электрической энергии, не может означать, как полагают заявители, необходимость расчета за услуги по передаче электрической энергии только на основании данных, полученных с помощью приборов учета.

Суд также отмечает, что упоминая о возможности расчета за оказанные услуги по передаче электрической энергии как на основании данных, полученных по приборам учета, так и на основании расчетного способа, пункт 136 Правил розничных рынков не регулирует порядок осуществления этих расчетов, а, следовательно, не может противопоставляться тем нормативным правовым актам, включая оспариваемые в части Методические указания, которыми непосредственно регулируется порядок оплаты услуг по передаче электрической энергии.

Неосновательность позиции заявителей о несоответствии оспариваемой части нормативного правового акта имеющим большую юридическую силу Правилам розничных рынков связана также с отсутствием в названных правилах ссылки на какие-либо особенности регулирования отношений по передаче электрической энергии в случае опосредованного присоединения потребителей к электрическим сетям. Однако, такие особенности, как уже указывалось, предусмотрены пунктами 4 - 6 Правил оказания услуг по передаче, во исполнение которых ФСТ России утверждены оспариваемые в части Методические указания.

Поскольку и Правила розничных рынков, и Правила оказания услуг по передаче утверждены Правительством Российской Федерации, они являются нормативными актами одинакового уровня. Поэтому суд считает, что установление особенностей оказания услуг по передаче электрической энергии (включая их оплату) в случае опосредованного присоединения в одном из этих актов (Правилах оказания услуг по передаче) и отсутствие этих особенностей в другом (Правилах розничных рынков) не может являться основанием для вывода о наличии несоответствия между названными актами. Напротив, Правила оказания услуг по передаче, посвященные регулированию отношений по передаче электрической энергии, как одного из средств обращения этой энергии на розничном рынке, следует признать специальным нормативным правовым актом по отношению к Правилам розничных рынков, что не исключает возможность установления таких особенностей регулирования услуг по передаче электрической энергии, которые в Правилах розничного рынка не упоминаются и не регулируются.

Что касается ссылки заявителей на статью 3 Закона об электроэнергетике, то она отклоняется судом как основанная на неправильном толковании соответствующей нормы.

Абзацем 18 статьи 3 названного закона предусматривается, что под коммерческим учетом электрической энергии (мощности) понимается процесс измерения количества электрической энергии и определения объема мощности, сбора, хранения, обработки, передачи результатов этих измерений и формирования, в том числе расчетным путем, данных о количестве произведенной и потребленной электрической энергии (мощности) для целей взаиморасчетов за поставленные электрическую энергию и мощность, а также за связанные с указанными поставками услуги. Таким образом, в этой норме понятие коммерческого учета электрической энергии определяется через указание на содержание соответствующей деятельности и на цели, для которых эта деятельность осуществляется. То, что коммерческий учет осуществляется, в том числе, в целях расчета за оказанные услуги по передаче электрической энергии, не означает, вопреки мнению заявителей, что расчеты за указанные услуги могут осуществляться только на основании фактических данных учета мощности. Настаивая на собственном толковании указанной нормы, заявители не учитывают содержащееся в ней указание на то, что результаты коммерческого учета могут служить не только непосредственным источником формирования данных о количестве потребленной энергии (мощности), но и источником для определения этих данных расчетным путем. Расчетный способ определения размера оплаты потребленной энергии и оказанных услуг прямо предусматривается и пунктом 136 Правил розничных рынков.

Ссылка заявителей на пункт 58 Основ ценообразования в подтверждение невозможности исходя из установленных оспариваемой частью нормативного правового акта особенностей оплаты услуг по передаче электрической энергии для потребителей с опосредованным присоединением к электрическим сетям сетевой организации самостоятельного выбора заявителями одного из трех вариантов тарифа (в том числе одноставочного тарифа) на поставляемую потребителям электрическую энергию (мощность), отклоняется в связи со следующим.

Пунктом 58 Основ ценообразования предусматривается возможность установления одновременно 3 вариантов регулируемых тарифов (цен) на электрическую энергию (мощность), поставляемую потребителям, а не тарифов на услуги по передаче электрической энергии, как полагают заявители. Применительно к тарифам на услуги по передаче электрической энергии в Основах ценообразования отсутствует норма, аналогичная пункту 58 этих Основ, в связи с чем довод заявителей о невозможности выбора ими одного из вариантов тарифа на оплату этих услуг лишен правового основания.

Поскольку заявители не указывают никаких иных положений имеющих большую юридическую силу нормативных правовых актов, которыми должна была руководствоваться ФСТ России при определении особенностей оплаты услуг по передаче электрической энергии для потребителей электрической энергии, энергопринимающие устройства которых присоединены к электрическим сетям сетевой организации через энергетические установки производителя электрической энергии, у суда отсутствуют основания для вывода о превышении ФСТ России своей компетенции при принятии абзацев третьего, четвертого и пятого пункта 55 Методических указаний.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 167, 170, 176, 194 и 195 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации

 

решил:

 

признать абзацы третий, четвертый и пятый пункта 55 Методических указаний по расчету регулируемых тарифов и цен на электрическую (тепловую) энергию на розничном рынке, утвержденных приказом Федеральной службы по тарифам от 06.08.2004 N 20-э/2, соответствующими статье 3 Федерального закона от 26.03.2003 N 35-ФЗ "Об электроэнергетике", пункту 136 Правил функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 31.08.2006 N 530, и подпункту "б" пункта 13 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 N 861, имеющим большую юридическую силу.

В удовлетворении заявления открытого акционерного общества "Сибурэнергоменеджмент" и открытого акционерного общества "Сибур-Волжский" отказать.

Решение может быть обжаловано в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации.

 

Председательствующий судья

О.Ю.ШИЛОХВОСТ

 

Судья

Л.Г.ВОРОНЦОВА

 

Судья

Н.А.КСЕНОФОНТОВА

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"