||  Судебная система РФ  ||   Документы Верховного суда РФ  ||   Документы Конституционного суда РФ  ||   Документы Высшего арбитражного суда РФ  ||  

||  ЮРИДИЧЕСКИЕ КОНСУЛЬТАЦИИ  ||  



 

ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 октября 2009 г. N ВАС-12320/09

 

О ПЕРЕДАЧЕ ДЕЛА В ПРЕЗИДИУМ

ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Коллегия судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе председательствующего судьи Новоселовой Л.А., судей Иванниковой Н.П. и Киреева Ю.А. рассмотрела в судебном заседании заявление открытого акционерного общества "НОМОС-БАНК" (г. Москва) о пересмотре в порядке надзора решения Арбитражного суда Ставропольского края от 30.03.2009 по делу N А63-16957/2008-С2-26, постановления Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.06.2009 и постановления Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 26.08.2009 по тому же делу.

Суд

 

установил:

 

закрытое акционерное общество "Газэнергопром-Инвест" обратилось в арбитражный суд Ставропольского края с иском к открытым акционерным обществам "Вторая генерирующая компания оптового рынка электроэнергии" (далее - ОАО "ОГК-2") и "НОМОС-БАНК" (далее - ОАО "НОМОС-БАНК", банк) о признании недействительным заключенного между ответчиками договора от 01.11.2007 N Т9783-07 обслуживания опционной программы и применении последствий недействительности сделки путем взыскания с банка 735 960 000 рублей.

Иск мотивирован тем, что оспариваемый договор является сделкой с заинтересованностью; при совершении сделки нарушены требования, установленные статьями 81, 83 Федерального закона "Об акционерных обществах".

Решением суда первой инстанции от 30.03.2009 исковое требование удовлетворено.

Постановлением Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.06.2009 решение оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 26.08.2009 решение от 30.03.2009 и постановление от 05.06.2009 оставлены без изменения.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, ОАО "НОМОС-БАНК" просит отменить принятые по делу судебные акты и отказать в удовлетворении иска.

Изучив материалы дела и доводы заявителя, суд полагает, что заявление о передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра оспариваемых судебных актов в порядке надзора подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как установлено судами, 15.12.2006 состоялось заседание совета директоров ОАО "ОГК-2", на котором по второму вопросу повестки дня было принято решение об утверждении опционной программы, определяющей порядок получения работниками общества права приобретения акций общества и реализации права приобретения акций по заранее определенной фиксированной цене с целью создания условий для мотивации работников общества.

Для обеспечения реализации опционной программы ОАО "ОГК-2" (заказчик) и банк (исполнитель) заключили 01.11.2007 договор N Т9783-07 обслуживания опционной программы, по условиям которого исполнитель обязался оказать заказчику услуги:

- по заключению и исполнению с участниками опционной программы, поименованными в Списке (Приложение N 4 к договору), договоров на передачу в собственность обыкновенных именных акций ОАО "ОГК-2" (государственный регистрационный номер выпуска 1-02-65105-D-001D, 1-02-65105-D) в общем количестве 529 617 916 штук по цене 3 рубля 94 копейки за акцию при условии их оплаты участниками опционной программы не ранее, чем через три года и не позднее, чем через три года и шесть месяцев с даты заключения договоров с участниками;

- заключению договоров или опционных договоров для покупки 529 617 916 акций.

Заказчик обязался выплатить исполнителю вознаграждение в размере 25 960 000 рублей и возместить 710 000 000 рублей расходов по исполнению договора.

Во исполнение обязательств по договору обслуживания опционной программы банк 01.11.2007 заключил с компанией "Малверди Лимитед" (Республики Кипр) договор N О-32/97, согласно которому указанная компания обязалась передать банку опцион на покупку (право банка в установленный срок и по установленной цене купить у компании) обыкновенных именных акций ОАО "ОГК-2" (государственный регистрационный номер выпуска 1-02-65105-D-001D, 1-02-65105-D) в количестве 529 617 916 штук общей стоимостью 192 092 418, 13 рублей. Стоимость опциона составила 709 688 007 рублей 44 копейки.

В этот же день между банком и участниками опционной программы были заключены договоры купли-продажи акций ОАО "ОГК-2", в соответствии с которыми (с учетом дополнительных соглашений) банк (продавец) в целях исполнения договора обслуживания опционной программы обязался через три года с даты заключения этих договоров (но не позже 01.05.2011) передать в собственность участников (покупателей) акции ОАО "ОГК-2" (государственный регистрационный номер выпуска 1-02-65105-13-001D, 1-02-65105-D) по цене 3 рубля 94 копейки за акцию, а участники оплатить акции, перечислив сумму, составляющую 0,1 процента от стоимости акций, в течение одного месяца с момента заключения договора купли-продажи, а остальную часть стоимости акций не ранее, чем через три года и не позднее, чем через три года и шесть месяцев с даты заключения договоров.

Платежным поручением от 30.11.2007 N 7886 ОАО "ОГК-2" перечислило банку за участников опционной программы 1 764 275 рублей 32 копейки, составляющих сумму предоплаты за акции ОАО "ОГК-2" по договорам купли-продажи.

Платежными поручениями от 05.12.2007 N 944 и N 945 ОАО "ОГК-2" перечислило банку 25 960 000 рублей вознаграждения и 710 000 000 рублей расходов по исполнению договора.

Платежным поручением от 13.12.2007 N 605 банк перечислил компании "Малверди Лимитед" 709 688 007 рублей 44 копейки, составляющих стоимость опциона.

Так как договор обслуживания опционной программы был заключен в целях приобретения по сделкам купли-продажи акций ОАО "ОГК-2" работниками этого общества, часть из которых являются лицами, имеющими право давать обществу обязательные для него указания (в том числе, генеральным директором), эти лица, по мнению истца, являются выгодоприобретателями по договору обслуживания опционной программы, а договор - сделкой с заинтересованностью.

Совершение указанной сделки без одобрения в порядке, предусмотренном статьей 83 Федерального закона "Об акционерных обществах", послужило основанием для предъявления настоящего иска.

Суд первой инстанции пришел к выводу о взаимосвязанности оспариваемой сделки с договором купли-продажи опциона и договорами купли-продажи акций, заключенных с участниками опционной программы. Признавая оспариваемый договор сделкой с заинтересованностью, суд исходил из того, что он совершен в целях заключения сделок купли-продажи для реализации опционной программы, предоставляющей право получения акций ОАО "ОГК-2" ее участникам, в число которых вошли генеральный директор ОАО "ОГК-2" и иные лица, имеющие право давать обществу обязательные для него указания. Так как порядок одобрения договора от 01.11.2007 N 9783-07, установленный статьей 83 Закона об акционерных обществах, при его заключении не был соблюден, суд признал договор недействительным. Применяя последствия недействительности сделки, в данном случае - одностороннюю реституцию путем взыскания с банка 25 960 000 рублей вознаграждения и 710 000 000 рублей расходов по исполнению договора, суд указал на отсутствие какого-либо встречного предоставления по сделке со стороны банка.

Суды апелляционной и кассационной инстанций, исходя из того, что в предмет оспариваемого договора входит заключение и исполнение договоров купли-продажи акций ОАО "ОГК-2" с участниками опционной программы, а также ссылаясь на условия пункта 8.6 договора и пункта 4.6 опционной программы, сочли его договором в пользу третьего лица, признав участников опционной программы выгодоприобретателями по оспариваемому договору. При этом признание оспариваемого договора недействительным, по мнению судов, не влечет недействительности договоров купли-продажи акций, заключенных банком с участниками опционной программы, и не влияет на права и обязанности сторон, вытекающие из этих договоров.

Оспаривая выводы судов о том, что договор N Т9783-07 является сделкой, в совершении которой имеется заинтересованность, заявитель ссылается на их несоответствие нормам Закона об акционерных общества и Гражданского кодекса Российской Федерации, сложившейся судебно-арбитражной практике и обстоятельствам дела.

В силу пункта 1 статьи 81 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" член совета директоров (наблюдательного совета) общества, лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа общества, в том числе управляющей организации или управляющего, член коллегиального исполнительного органа общества или акционер общества, имеющий совместно с его аффилированными лицами 20 и более процентов голосующих акций общества, а также лицо, имеющее право давать обществу обязательные для него указания, признаются заинтересованными в совершении обществом сделки в случаях, если они, их супруги, родители, дети, полнородные и неполнородные братья и сестры, усыновители и усыновленные и (или) их аффилированные лица:

являются стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в сделке;

владеют (каждый в отдельности или в совокупности) 20 и более процентами акций (долей, паев) юридического лица, являющегося стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в сделке;

занимают должности в органах управления юридического лица, являющегося стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в сделке, а также должности в органах управления управляющей организации такого юридического лица;

в иных случаях, определенных уставом общества.

Согласно разъяснениям, данным в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.06.2007 N 40 "О некоторых вопросах практики применения положений законодательства о сделках с заинтересованностью", при применении нормы пункта 1 статьи 81 Закона об акционерных обществах необходимо исходить из того, что выгодоприобретателем в сделке признается не являющееся стороной в сделке лицо, которое в результате ее совершения может быть освобождено от обязанностей перед акционерным обществом, а также лицо, непосредственно получающее права по данной сделке (в частности, третье лицо, в пользу которого заключен договор в соответствии со статьей 430 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В силу пункта 1 статьи 430 Гражданского кодекса Российской Федерации договором в пользу третьего лица признается договор, в котором стороны установили, что должник обязан произвести исполнение не кредитору, а указанному или не указанному в договоре третьему лицу, имеющему право требовать исполнения обязательства в свою пользу.

Заявитель полагает, что суды ошибочно квалифицировали оспариваемый договор как заключенный в пользу третьего лица, поскольку в договоре не содержится условий, предусматривающих право участников опционной программы требовать от банка исполнения установленных этим договором обязательств.

В обоснование вывода о том, что оспариваемый договор заключен в пользу третьих лиц, суды ссылаются на пункт 4.6 опционной программы (Приложение N 1 к договору), устанавливающий обязанность участника опционной программы подать заявку в случае принятия им решения о приобретении акций, и на пункт 8.6 договора, которым установлено право банка реализовать оставшиеся у него ценные бумаги в случае отказа участников опционной программы от заключения сделок купли-продажи.

Однако названные условия договора не свидетельствуют о наличии у участников опционной программы права потребовать от банка заключить с ними договоры купли-продажи. Такое право есть только у акционерного общества.

Исходя из условий оспариваемого договора, банк обязуется за счет и по поручению общества заключить договоры на покупку и продажу акций от своего имени.

Участники опционной программы получают права в отношении банка на основании заключенных с ними договоров купли-продажи, после выполнения банком предусмотренного договором об обслуживании опционной программы поручения общества. Право участников опционной программы требовать от банка передачи им акций возникает после заключения сделок купли-продажи и в соответствии с определенными в них условиями.

Непосредственно по оспариваемому договору участники опционной программы каких-либо прав не приобретают и не могут признаваться выгодоприобретателями по нему, в связи с чем отсутствуют основания для признания договора недействительным как сделки с заинтересованностью.

Заявитель считает неправомерными выводы суда об отсутствии какого-либо встречного исполнения по оспариваемой сделке со стороны банка и применение судом в связи с этим последствий недействительности сделки в виде взыскания с него 25 960 000 рублей вознаграждения и 710 000 000 рублей расходов по исполнению договора N Т9783-07.

Как указывает банк, в качестве встречного исполнения по договору N Т9783-07 он обязался заключить и исполнить договоры с участниками опционной программы для передачи им в собственность обыкновенных именных акций ОАО "ОГК-2". Факт заключения договоров купли-продажи акций подтверждается самими договорами, копии которых имеются в материалах дела.

Также в качестве встречного исполнения по договору N Т9783-07 банк обязался заключить договоры (опционные договоры) для покупки 529 617 916 акций ОАО "ОГК-2". Об исполнении этой обязанности свидетельствует договор купли-продажи опциона от 01.11.2007 N О-32/97 с компанией "Малверди Лимитед" и платежное поручение от 13.12.2007 N 605 о перечислении банком компании "Малверди Лимитед" 709 688 007 рублей 44 копеек, составляющих стоимость опциона, а также акт сдачи-приемки оказанных услуг, подписанный 13.12.2007 между банком и ОАО "ОГК-2" (копии этих документов представлены в деле).

Исходя из указанных обстоятельств и того, что в силу пункта 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах (если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом), заявитель полагает, что в данном случае оснований для применения односторонней реституции у суда не имелось.

Кроме того, в апелляционной и кассационной жалобах банк указывал на то, что из 46 участников опционной программы, с которыми были заключены договоры купли-продажи акций, только 7 человек (исходя из положения пункта 1 статьи 81 Закона об акционерных обществах) могут быть признаны заинтересованными; остальные 39 работников общества не являются лицами, названными в указанной выше норме в качестве заинтересованных с сделке. Эти доводы банка не были учтены судами и вопрос о возможности признания недействительным оспариваемого договора в части в соответствии со статьей 180 Гражданского кодекса Российской Федерации ими не рассматривался.

В материалах дела имеется определение Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 26.08.2009 о прекращении производства по кассационным жалобам граждан Митрофаненкова Р.А. и Чудаева А.В. (участников опционной программы, заключивших с банком договоры купли-продажи акций), поданным на решение от 30.03.2009 и постановление от 05.06.2009. Определение мотивировано тем, что судебные акты, обжалуемые названными гражданами, не привлеченными к участию в деле, не приняты непосредственно об их правах и обязанностях. Данные выводы противоречат выводам этого же суда, изложенным в постановлении от 26.08.2009, о наличии у участников опционной программы прав, вытекающих непосредственно из оспариваемого по делу договора N Т9783-07.

Как указывает заявитель, в результате принятия оспариваемых судебных актов сложилась ситуация, при которой банк обязан вернуть ОАО "ОГК-2" вознаграждение за оказанные обществу услуги и денежные средства, потраченные на покупку опциона, и при этом банк остается обязанным по сделкам, заключенным с участниками опционной программы. В результате общество "ОГК-2" за счет средств банка реализует опционную программу, утвержденную в целях мотивации своих сотрудников, что нарушает права и законные интересы последнего.

При этом в результате примененных судами мер не возникло никаких отрицательных последствий для участников опционной программы, признанных судами заинтересованными в данной сделке, что противоречит цели и смыслу института оспаривания сделок по заявленным основаниям.

Приведенные заявителем доводы могут свидетельствовать о нарушении единообразия в толковании и применении арбитражными судами норм права, что в соответствии с пунктом 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для пересмотра оспариваемых судебных актов в порядке надзора.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 299, 300, 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации

 

определил:

 

1. Передать в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации дело N А63-16957/2008-С2-26 Арбитражного суда Ставропольского края для пересмотра в порядке надзора решения от 30.03.2009, постановления Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.06.2009 и постановления Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 26.08.2009.

2. Предложить лицам, участвующим в деле, представить отзывы в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на заявление о пересмотре судебных актов в порядке надзора до 11.12.2009.

 

Председательствующий судья

Л.А.НОВОСЕЛОВА

 

Судья

Н.П.ИВАННИКОВА

 

Судья

Ю.А.КИРЕЕВ

 

 




Электронная библиотека "Судебная система РФ" содержит все документы Верховного суда РФ, Конституционного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ.
Бесплатный круглосуточный доступ к библиотеке, быстрый и удобный поиск.


Яндекс цитирования


© 2011 Электронная библиотека "Судебная система Российской Федерации"